Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Политическое Обозрение: Новости политики от 25 мая 2019 (7527) Польша грустит о Порошенко и надеется на Зеленского Украина: Клинч в пользу Коломойского Олег Царёв: Зеленского и его команду ничего не интересует, кроме денег
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

10 лет «перезагрузке»: В чем ошибся Лавров, когда договаривался с Клинтон

В Москве не учли, что Вашингтон лучше всего понимает только аргументы «русской дубины»

Десять лет назад — 6 марта 2009 года — глава МИД России Сергей Лавров и госсекретарь США в администрации первого срока Барака Обамы Хиллари Клинтон на встрече в Женеве предприняли попытку «перезагрузить» российско-американские отношения, находившиеся на тот момент в достаточно серьезном кризисе. Клинтон тогда подарила Лаврову большую красную кнопку, которая должна была символизировать разворот к новому формату доверия между Россией и США.

Однако случился казус. Из-за ошибки американского переводчика на кнопке, которую вручили российскому министру, было написано не «перезагрузка» (как задумывалось изначально), а «перегрузка». А это слово в русском языке имеет совершенно другое значение.

В общем, так оно в итоге и вышло. Оттепель между Москвой и Вашингтоном была недолгой. И сегодня — спустя десять лет — в отношениях двух стран проблем, наверное, даже больше. К старым проблемам добавились еще и те, о которых тогда никто даже не подозревал.

Сегодня, в частности, мы знаем, какую роль в 2014 году Соединенные Штаты сыграли в событиях на Украине, и как до сих пор держат на коротком поводке ее руководство.

Недавний выход Вашингтона из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) тоже, мягко говоря, не способствует снижению градуса конфронтации. Причем, здесь уже «рикошетом» бьет и Европу, которая по прихоти американцев может легко превратиться в мишень, если такие ракеты появятся на ее территории.

У Дональда Трампа на начальном этапе еще были какие-то потуги «наладить диалог с Москвой», но все они так и остались в стадии нереализованных намерений. И сегодня о «перезагрузке» уже никто в Белом доме всерьез не помышляет.

Почему, действительно, «перезагрузка» российско-американских отношений провалилась? Что помешало Москве и Вашингтону наладить двусторонние отношения?

— Ошибка на кнопке оказалась пророческой, — комментирует ситуацию директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. — В российско-американских отношениях произошло ровно то, что на этой кнопке было написано — «перегрузка».

Они были настолько перегружены конфликтными линиями, что в итоге перегорела проводка. Сегодня двусторонние связи практически оборваны. Такого уровня обрыва связи не наблюдалось даже в годы холодной войны.

А причина одна — фундаментальная. И сейчас она омрачает отношения США не только с Россией, но и почти со всеми их партнерами в Европе, в Азии. Это комплекс исключительности Соединенных Штатов.

Иначе говоря, мнение США о том, что они являются единственной и исключительной страной в мире. Что, кстати, не подтверждается уже фундаментально-экономической ситуацией, и самое главное, состоянием символического капитала США.

Америка достигла своего исторического и цивилизационного развития в девяностые годы. Когда и экономика была на подъеме, и экономическая модель США считалась самой передовой в мире (либерально-экономическая модель, от которой они уже отошли во многом). Практически все игроки в мире верили, что Соединённые Штаты являются исключительной державой, которая должна всем указывать путь.

А уже в нулевые годы начался отход от этого статуса и с экономической точки зрения, и с точки зрения символического капитала — мировой кризис серьезно подорвал веру в либерально-экономическую модель. И вот так почти двадцать лет последних США идут по нисходящей траектории.

Проблема в том, что почти все представители дееспособного американского истеблишмента имеют преклонный возраст (у правящей элиты там возраст все-таки и 60+, у многих 70+, а у некоторых даже 80+) и ментально находятся еще в 90-х годах.

Это чисто психологический такой фактор — т.е. человек навсегда хочет продлить то состояние, которое вызывает у него наибольшее удовлетворение. И США по-прежнему ведут себя так, как будто они находятся в «девяностых». По крайней мере, с точки зрения целеполагания.

— Поясните.

— Они пытаются постоянно найти новые способы достижения таких целей. И эти способы связаны с разными президентами: при Буше были одни способы, при Обаме — другие, при Трампе — третьи. Но от целей они не отказываются.

Хотя главная цель, которую ставят перед собой США — оставаться единственной доминирующей державой в мире, — уже не соответствуют реальному состоянию мировой политики. Отсюда как раз конфликтные линии — и с Россией, и с подавляющим большинством других стран, которые были до этого союзниками США.

Взять, ту же Турцию или европейские страны. Просто кто-то более решительно действует, как, например, Турция. Кто-то менее решительно, но уже постоянно недовольно бурчит, как Европа.

Проблема в самих Соединенных Штатах. Пока они не откажутся от своего комплекса исключительности, ни по линии российско-американских отношений, ни по линии отношения с другими союзниками, ничего в лучшую сторону для США не изменится.

По мнению доктора политических наук, профессора МГУ Андрея Манойло, сама идея «перезагрузки» была очень хорошая:

— Не буду утверждать за Хиллари Клинтон — она человек довольно сложный. Но то, что, например, Обама на первом своем сроке стремился кардинально изменить отношения между Россией и США, это очевидно. Такое намерение, я думаю, у него было.

Другое дело, впоследствии так сложилось, что интересы тех политических сил, которые выдвинули Клинтон на передний план, сделав ее госсекретарем, а Барака Обаму — президентом, оказались в совершенно другой плоскости — не в нормализации отношений с Россией, а, наоборот, в ухудшении. И эта игра на понижение уровня отношений с РФ продолжается до сих пор. К большому сожалению…

Тогдашняя перезагрузка, визуализацией которой стала та самая символическая красная кнопка, на мой взгляд, была в первую очередь олицетворением здравомыслия. И Запада, и нас. Совместного понимания того, что край, за которым идет обрыв отношений, он уже виден.

В тот момент наши страны не стояли еще на этом краю, за которым шел мало контролируемый спуск. Но этот край видели. И десять лет назад это был сигнал абсолютно всем, что ситуацию надо менять именно сейчас. Иначе последствия могут быть такие, что мало не покажется никому.

Потом так оно и вышло. И очень жаль. Потому что это была реальная возможность многое изменить.

— Почему не сложилось?

— Здесь причина не в каком-то конкретном человеке. Не в том, что Клинтон не захотела, или Обама не смог настоять (или не захотел настоять). Причина в том, что класс финансово-промышленной олигархии, который стоит за ними, решил, что лучше зарабатывать деньги, в том числе и на конфронтации. Любая конфронтация — это золотое дно и для оборонно-промышленного комплекса, и для разного рода финансовых афер, и для распиливания бюджета. И т.д. и т. п.

Это стало причиной того, что Россия из главного союзника США в борьбе с международным терроризмом, которым она стала по официальным заявлениям Белого дома и Конгресса после теракта 11 сентября, превратилась в одного из главных геополитических соперников. А попросту — врага.

— Сергей Лавров, объясняя провал «перезагрузки», сказал, что американцы оказались не готовы воспринимать Москву как равного партнёра. А Штаты, в принципе, способны кого-либо воспринимать как равного партнера?

— До Первой мировой войны они воспринимали очень многих как равных партнеров. Более того, искали партнерства тех, кто выше их.

Сейчас, конечно, у них есть мнение, что они «пуп Земли», что равенства отношений с США надо заслужить. И даже к своим ближайшим европейским партнерам в Вашингтоне относятся свысока.

Но это не означает, что в те моменты, когда им надо о чем-то договориться, они не меняют этот формат. То есть, все равно с США можно вести диалог.

— Когда им выгодно — да. Но они не идут на компромиссы, когда выгодополучателем становится кто-то из партнеров…

— Они идут на компромиссы. Но только в тех случаях, если иных вариантов нет.

Если есть возможность получить свою выгоду за так — не дав ничего партнеру, — они эту выгоды получают. Такой у них принцип, который вызывать удивление, в принципе, не может.

— Если они руководствуются во всем принципом «права сильного», о какой «перезагрузке», вообще, может идти речь?

— Принцип силы для них дело обычное. Но «перезагрузка», я думаю, все же может быть. Другое дело, чтобы снова подойти к точке «перезагрузки», нужна стратегия.

У американцев сейчас нет потребности в такой стратегии. Они давят на Россию. Они считают, что все вопросы сейчас могут решить исключительно методами силового давления. И у них такая иллюзия: они решат проблему с Путиным, сместят его, допустим, и тогда все изменится. Тогда Россия снова станет послушной.

Поэтому вопросы по поводу сближения они не рассматривают. Зачем им нормализация отношений, если они фактически шантажируют Россию, а Россия ничем ответить не может. Ну, фактически, помимо заявлений…

И пока американцы не убедятся в том, что это инструмент не эффективный — т.е. пока их по носу не щелкнут, — они будут продолжать это делать. Будут давление наращивать. Будут вести себя все более грубо, хамски и беспардонно.

Это психология американцев — а зачем им что-то менять, если это действует.

— А мы какие-то уроки из этой ситуации для себя вынесли?

— У нас мудрое руководство. У нас очень хороший министр иностранных дел. Я думаю, что какие-то уроки все-таки вынесли.

Но стратегии — что делать в данной ситуации, — как не было, так и нет. Внешние проявления все какие-то однобокие. То есть, «нас бьют, а мы крепчаем» — первый тезис. И второй — «мы в осажденной крепости, нас не любят, потому что мы самостоятельные».

Это явно не стратегия, это попытка самих себя успокоить. Когда все решения принимаются случайным образом в виде, в основном, реагирования по факту тех или иных действий.

Но такую стратегию надо разработать. Американцы ведь тоже видят, что нет стратегии никакой. А как только стратегия появится, они сразу поймут, что с этой стороны появилась сила реальная, а с сильными они разговаривают совершенно по-другому.

Поэтому я считаю, что и сейчас есть возможности для перезагрузки. Причем перезагрузки, которую может организовать наше действующее руководство.

Светлана Гомзикова
Просмотров: 372
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Ад под названием "Европа" Поведение славян в бою Несколько предсказаний о будущем России Православие - древняя ведическая традиция Следы тысячелетней войны Русские князья – викинги?