Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Сирия как Афганистан Мат в Алеппо Почему Россия не пойдет на Киев Контратака зачисткой: Порошенко и вальцманоиды тупо хотят удержаться у корыта
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

18 июня 1918 года-В Цемесской бухте затоплен Черноморский флот

Весна 1918 года... Против молодой Советской Республики выступили страны Антанты. На Черном море в это время хозяйничали немцы. Кайзеровская армия поспешно продвигалась в глубь Украины. Владимир Ильич Ленин внимательно следил за положением на Украине и в Крыму. По устным указаниям, а часто за личной подписью вождя на юг шли важнейшие директивы, определявшие судьбу Черноморского флота. Когда полчища врага заняли Одессу, Николаев, Перекоп и нависла угроза оккупации Крыма, глава Советского правительства распорядился принять срочные меры по перебазированию кораблей из Севастополя в Новороссийск. Совнарком РСФСР принимает решение: «Вывести Черноморский флот в Новороссийск во избежание захвата его немцами».

В ночь на 30 апреля, выйдя из Севастополя, взяли курс на Новороссийск 12 эсминцев, 10 катеров и 8 транспортов. Уже под обстрелом немецких батарей порт покинули линкоры «Воля»(Imperator Aleksandr III) и «Свободная Россия»(Imperatritsa Ekaterina II) и пять миноносцев. Все эти корабли благополучно прибыли в Новороссийск.

«Выражаем всему личному составу флота, пришедшего в Новороссийск, братское приветствие от имени Морского комиссариата и Совнаркома. Республика оценит героические усилия, направленные в этих трудных условиях на спасение флота, страны и революции», говорилось в телеграмме из Москвы экипажам кораблей. Между тем, нагло нарушая условия Брестского мирного договора, немецкое командование, заняв Севастополь — главную базу Черноморского флота, предъявило Советскому правительству ультиматум с требованием возвратить флот в Севастополь.

Новороссийск находился под угрозой захвата немецкими полчищами и белогвардейцами. Вооруженных сил, достаточных для сокрушительного отпора захватчикам, Советская Республика на юге страны в то время еще не имела.

По требованию В. И. Ленина начальник Морского генерального штаба Е. А. Беренс подготовил доклад о положении Черноморского флота. Этот документ подвергся тщательному обсуждению в Высшем военном совете республики. «Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно. Председатель СНК В. Ульянов (Ленин)», — написал В. И. Ленин 24 мая 1918 года на докладе начальника Морского генерального штаба.

28 мая за подписью В. И. Ленина была дана секретная директива для командующего и главного комиссара Черноморского флота, в которой говорилось: «Ввиду явных намерений Германии захватить суда Черноморского флота, находившиеся в Новороссийске, и невозможности обеспечить Новороссийск с сухого пути или перевода в другой порт Совет Народных Комиссаров, по требованию Высшего военного совета, приказывает вам с получением сего уничтожить все суда Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся в Новороссийске».

Исполнить приказ вождя революции было поручено наиболее революционно настроенному экипажу эсминца «Керчь» под командованием В. А. Кукеля.

Владимир Андреевич Кукель по примеру своего деда адмирала Г. И. Невельского воспитывался в Морском кадетском корпусе, служил на многих боевых кораблях. В 1917 году он был переведен на Черноморский флот. Командование эсминцем «Керчь» Кукель принял за месяц до описываемых событий.

Тем временем 9 июня германское правительство предъявило Советской Республике новый ультиматум в течение шести дней, то есть до 14 июня, возвратить в Севастополь из Новороссийска все корабли.

Исполнявший обязанности командующего Черноморским флотом А. И. Тихменев сначала делал вид, что готов исполнить распоряжение Совета Народных Комиссаров об уничтожении кораблей, потом стал тянуть время и, наконец, открыто занял позицию тех офицеров флота, которые хотели вернуть корабли в Севастополь.

Предатель командующий издал приказ о выходе кораблей из Новороссийска в Севастополь в 9 часов утра 17 июня.

Получив этот приказ, командир «Керчи» собрал команду своего корабля и заявил: «Завтра утром будет поднят сигнал о выходе судов на рейд для похода на Севастополь. Я имею приказание приготовиться к походу к 9 часам утра на завтра. Но я сам и несколько человек из команды решили этого приказания не исполнять, и я заявляю, что мы решили лучше умереть, чем сдать миноносец «Керчь» германцам в Севастополе или Новороссийске, и примем все меры, чтобы его утопить. Я призываю вас исполнить, может быть последний в вашей жизни, долг перед Черноморским флотом, который так или иначе покончит свое существование 19 июня. Я спрашиваю, кто пойдет вместе с нами не только затопить свой миноносец, но и поможет потопить те корабли, которые сами этого сделать будут не в состоянии. Для устранения возможности угрозы армии Кубано-Черноморской республики, в которую я, признаться, не верю, я предлагаю идти после потопления судов в Туапсе, где я с несколькими желающими после своза команды на берег затоплю миноносец». В своих воспоминаниях В. А. Кукель писал: «Команда как один поклялась затопить не только свой миноносец, но и другие корабли, и заявила, что ни один человек не уйдет с корабля, не исполнив свой долг. Тут же команда предложила мне единоличное командование, причем на членов судового комитета возлагалась обязанность содействовать скорейшему исполнению отдаваемых мною приказаний».

Утром 17 июня на берегах Цемесской бухты собрались толпы народа. То и дело слышались возгласы негодования и возмущения. На внешнем рейде отдали якоря корабли, команды которых под влиянием контрреволюционеров решили идти в оккупированный немцами Севастополь. Это были линкор «Воля», эсминцы «Дерзкий», «Поспешный», «Беспокойный», «Пылкий», «Громкий» и миноносцы «Жаркий» и «Живой». Вслед уходившим кораблям на фалах «Керчи» взвился сигнал: «Судам, идущим в Севастополь: позор изменникам России!»

Команда эсминца «Громкий», который вышел в море, приняла решение затопить свой корабль. Это был первый из кораблей Черноморского флота, который лег на дно вблизи Новороссийска, у мыса Мысхако.

В Новороссийске остались линкор «Свободная Россия», эсминцы «Гаджибей», «Керчь», «Калиакрия», «Фидониси», «Пронзительный», «Капитан-лейтенант Баранов», «Лейтенант Шестаков» и миноносцы «Сметливый» и «Стремительный». Поздно вечером В. А. Кукель собрал на «Керчи» офицеров с других кораблей, активных сторонников потопления, и предложил им план операции, который после уточнений и был принят к исполнению. По плану предполагалось, что корабли самостоятельно либо на буксире начнут выход на открытый рейд в 5 утра 18 июня. Там они становятся на якорь и ждут прихода «Свободной России» на траверз Дообского маяка. По сигналу с «Керчи» корабли открывают кингстоны, а затем «Керчь» торпедирует «Свободную Россию». К утру выяснилось, что на всех кораблях, кроме «Керчи» и «Лейтенанта Шестакова», команды почти разбежались, а на эсминце «Фидониси» вообще не осталось ни одного человека, сбежал даже командир корабля старший лейтенант Мицкевич.

Первым на рейд вышел эсминец «Лейтенант Шестаков» с «Капитан-лейтенантом Барановым» на буксире. Потом этот эсминец отбуксировал на рейд все остальные корабли.

На «Гаджибее», когда его вели к месту последней стоянки, был поднят сигнал: «Погибаю, но не сдаюсь». Когда все корабли стали на якорь, эсминец «Фидониси», покинутый командой, стоял еще у стенки. У борта корабля собралась толпа, начался стихийный митинг, выступавшие требовали не допускать потопления корабля, Когда к «Фидониси» подошла паровая шхуна, чтобы передать на него буксир, толпа попыталась не допустить этого. Тогда на «Керчи» пробили боевую тревогу, она дала ход и подошла к пирсу. Поднеся к губам сверкающий на солнце рупор, твердым голосом В. А. Кукепь крикнул: «Если буксированию миноносца будут препятствовать, то я немедленно открою огонь!»

Угроза подействовала. Толпа на пристани мгновенно отпрянула, и «Фидониси» был отбуксирован на рейд.

Около четырех часов дня «Керчь» подошла к «Фидониси» и торпедировала его. Этот выстрел послужил сигналом для всех кораблей. Один за другим корабли Черноморского флота, открыв кингстоны и клинкеты, уходили под воду.

Наиболее трудной задачей оказалось потопление линкора «Свободная Россия». В 4.30 «Керчь» подошла к Дообскому маяку, у которого стоял покинутый командой дредноут. С 5 кабельтовых был дан первый залп: одна торпеда прошла под кораблем, другая взорвалась, но корпус линкора едва вздрогнул. Снова выпустили торпеду, результат тот же. На диво прочным оказался линкор, построенный николаевскими корабелами! На «Керчи» стали нервничать: торпед оставалось немного. И только после пятого попадания торпеды произошел сильнейший взрыв. Корабль медленно начал переворачиваться и уходить носом под воду.

Выполнив свой долг, эсминец «Керчь» направился к Туапсе. Ночью 18 июня на подходе к Кадошскому маяку в эфир была послана ставшая исторической радиограмма: «Всем, всем, всем... Погиб, уничтожив те корабли Черноморского флота, которые предпочли гибель позорной сдаче Германии. Эскадренный миноносец «Керчь». А на рассвете 19 июня моряки затопили свой корабль.

Просмотров: 1557
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Ванга: после Сирии придет спасительная вера Почему русские мало улыбаются? Герб и символы Беловодья Старинные русские меры длины Отзывы американцев на сказку "Морозко" Дмитрий Медведев признался о контактах с пришельцами