Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Свержение Порошенко: Тактику «тысячи мелких порезов» сменяют удары, грозящие нокаутом Генерал Захарченко: Донбасс при Порошенко на Украину не вернется Украинская власть: геноцид в Донбассе – не межэтнический конфликт! Если Трамп выполнит свою программу. Последствия для мира и России
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

4GW - война нового поколения. „Варварские методы” ведения войн

Посмотрите, что уже разработано для народов планеты заокеанскими демократическими человеколюбами. „Варварская война” - официальный термин в работах теоретиков и практиков Пентагона.

Причём метод „Варварской войны” предписан даже при столкновениях с более слабым противником. Что скрывается за этим понятием? Не только пытки и уничтожение мирного населения.

Впрочем, дадим слово американцам в изложении И.М. Попова.

***

Теория победы в асимметричной войне

Асимметричная война в классическом понимании этого термина представляет собой вооруженное столкновение между двумя неравнозначными противниками. Такими противниками могут быть регулярные вооруженные силы большой державы и иррегулярные формирования небольшого государства или даже негосударственная структура. Обе стороны находятся в заведомо неравных положениях, что придает конфликту между ними своеобразный характер. Суть этого своеобразия заключается в полном игнорировании каких бы то ни было правил и норм ведения военных действий слабой стороной, если она хочет достичь успеха.

Кто выходит победителем из такого конфликта? Всегда ли побеждает сильнейший? При каких условиях и когда возможно достичь победы в асимметричном конфликте?

На эти вопросы пытаются ответить многие американские авторы, однако наиболее серьезная работа «Как слабая сторона достигает победы. Теория асимметричного конфликта» принадлежит перу профессора Школыи зучения
правительства им. Дж. Кеннеди Гарвардского университета Ивана Аррекуин- Тофта51.

Проводя ретроспективный анализ асимметричных конфликтов за последние два столетия, автор приходит к выводу, на протяжении исторически длительного времени сильная сторона имела более высокие шансы победить слабую сторону.

Обстановка начала меняться с середины ХХ века, когда у слабой стороны появилось больше шансов победить сильного противника.

По данным ученого, в первую половину века в 65% конфликтов победу одерживал сильнейший участник, а в послевоенный период лишь в 45% конфликтах асимметричного типа победила сильнейшая сторона, в то время как в 55% - более слабый участник.

Аррекуин-Тофт, тщательно изучив типы и варианты действий (стратегий действий) двух сторон – сильной и слабой – в асимметричных конфликтах, разработал типологию асимметричных конфликтов современности, что, в свою очередь, позволило ему обоснованно подойти к прогнозированию хода и исхода этих конфликтов. По мнению американского эксперта каждая из сторон в асимметричном конфликте может прибегнуть или к прямой, или к непрямой стратегии.

Сильная или атакующая сторона имеет выбор: прямая стратегия - стратегия «прямой атаки», непрямая стратегия - «варварские методы».

Слабая или обороняющаяся сторона в ответ прибегает к прямой стратегии - «прямой обороне» или к непрямой стратегии - партизанской войне.

Стратегия «прямой атаки» означает использование военной силы для пленения или уничтожения вооруженных сил противника и тем самым установление «контроля над ценностями противника». Основная цель заключается именно в лишении противника возможности сопротивляться своими вооруженными силами. Война на изнурение и блицкриг являются проявлениями стратегии «прямой атаки».

Классическими образцами стратегии «прямой атаки» в истории войн являются операции по овладению «ценностями противника» (столицей государства, промышленным центром или транспортным узлом или даже мостом) или стратегически важными объектами (выгодная для организации обороны местность, форт) в условиях ожесточенных попыток противника не допустить этого. Военные действия приобретают форму сражения или серии сражений, которые могут длиться достаточно долго, чередуясь периодами относительного затишья, пока одна из сторон не признает своего поражения.

«Варварские действия» представляют собой систематическое нарушение законов войны в целях достижения определенных военных или

политических целей52. Нарушение законов войны означает не только применение запрещенных видов оружия, таких как химическое или бактериологическое, но и, что самое главное, любые методы насилия по отношению к некомбатантам (изнасилования, убийство, пытки и т.д.). Как и любая другая стратегия, «варварские действия» используются для подрыва морального духа (воли) противника и его способности вести борьбу.

Когда воля противника становится, например, целью стратегической бомбардировочной кампании, сильная сторона стремится принудить слабого противника к изменению поведения путем «причинения боли», то есть «разрушения его ценностей». Когда воля противника является целью контр- повстанческой кампании, сильная сторона стремится предотвратить рост числа потенциальных повстанцев путем, например, жестких мер наказаний против некомбатантов.

Это предусматривает карательные меры и казни мирного населения в ответ за убийство своих солдат. В качестве эффективных мер в борьбе с повстанцами зарекомендовали себя концлагеря.

Исторически самыми распространенными формами «варварских действий» считаются убийство некомбатантов (военнопленных или мирного населения); создание концлагерей; бомбардировки целей, не имеющих военного значения. Бомбардировки войск противника и его военных объектов являются применением стратегии «прямой атаки», в то время как авиационные удары, подобные бомбардировкам Дрездена союзной авиацией в конце второй мировой войны, являются, по оценкам И. Аррегуин-Тофта, типичными «варварскими действиями».

Стратегия «прямой обороны» означает использование вооруженных сил для срыва попыток противника овладеть или уничтожить такие «ценности», как территория, население, стратегические ресурсы. Обе стратегии - «прямой атаки» и «прямой обороны» - нацелены на вооруженные силы противника.

Слабая сторона прибегая к «прямой обороне» стремится сорвать наступательный дух и возможности противника, прибегая к статической или мобильной обороне, обороне передовых рубежей или обороне в глубине своей территории. Слабая сторона может попытаться нанести упреждающий удар по сильному противнику с целью подорвать его боевые возможности, как то имело место в ходе японской атаки на Перл- Харбор в декабре 1941 года. Однако в целом, стратегия слабой стороны все равно остается оборонительной.

Стратегия партизанской войны, в определении Ивана Аррегуин-Тофта, состоит в «организации части общества для причинения ущерба противнику, используя вооруженные формирования, подготовленные для действий методами непрямой конфронтации». Много общего со стратегией партизанской войны имеет и стратегия терроризма.

Под ущербом противнику подразумеваются уничтожение его живой силы, нарушение тылового
обеспечения, уничтожение инфраструктуры, подрыв его морально- психологического состояния и, что самое важное, выигрыш времени. Несмотря на то, что главными объектами поражения партизан являются вооруженные силы противника, однако главной целью действий партизан считается моральный дух (воля) противника, а не его боевые возможности.

Для ведения партизанской войны как минимум необходимы два главных элемента:

Физическая (наличие болот, гор, труднопроходимых лесов или джунглей) и политическая (плохо охраняемые границы или наличие симпатизирующих режимов на границах) среда.

Поддержка населения (рекрутирование новых партизан, тыловая поддержка, восполнение потерь в боях).

По мнению западных исследователей, самым ярким теоретиком и практиком партизанской войны являлся Мао Цзэдун, который сформулировал основные принципы и методы ведения таких действий. Безусловно, партизанская война не является стратегией достижения быстрого и решительного поражения вторгшегося противника. Наоборот, борьба приобретает затяжной характер. В руках сильной стороны – оккупационных войск противника – находятся все важнейшие «ценности» партизан: поля, семьи, религиозные и культурные центры, города. Все это придает борьбе особо ожесточенный характер.

По классификации Ивана Аррегуин-Тофта, каждая из стратегий действий в асимметричном конфликте одной стороны имеет соответствующую эффективную контр-стратегию другой стороны. В каждой из рассмотренных выше четырех основных типах стратегий действий есть свои сильные и слабые стороны. В зависимости от того, какую стратегию изберет каждая из сторон в асимметричном конфликте, во многом будет зависеть его исход.

Прямая стратегия, так или иначе, нацелена на уничтожение живой силы противника, непрямая стратегия – на подрыв его морального духа. Именно для подрыва воли противника к ведению военных действий в стратегии «варварских действий» удар наносится по некомбатантам, а в партизанской войне – по солдатам противника.

В результате, стратегия одного типа (прямая против прямой; непрямая против непрямой) ведет, как правило, к успеху сильной стороны. В случае столкновения стратегий разного типа (прямая против непрямой; непрямая против прямой) слабая сторона получает преимущества, которые могут обеспечить ей победу. На руку слабой стороне здесь может играть время: затяжная война грозит сильной стороне крахом.

По мнению американских исследователей, чем дольше длится конфликт, тем больше шансов, что сильная сторона под давлением своего внутреннего общественного мнения, потерь и других факторов, в конце концов, откажется от его ведения, несмотря даже на возможные военные успехи проводимых операций.

Сильная сторона может в этих условиях прибегнуть к стратегии «варварских методов», однако это не всегда и не везде «сходит с рук»: правда о применении этих методов ведения войны может «взорвать» саму эту страну изнутри.

В рамках предложенной И. Аррегуин-Тофтом типологии стратегических действий сильной и слабой сторон, возникают четыре основные модели асимметричного конфликта.

«Прямая атака против прямой обороны».
Обе стороны одинаково подходят к оценке приоритетов и ценностей в войне. Война идет «по правилам», стороны признают важность потерь, ведут военные действия за взятие и удержание городов как своеобразных «центров тяжести». Сильный игрок в такой ситуации достигает победы быстро и решительно.

«Прямая атака против партизанской войны».
В этих условиях сильная сторона сталкивается с ситуацией, когда на поле боя отсутствует конкретный противник. Партизанские, иррегулярные формирования аморфны, мобильны, гибки в и непредсказуемы в избираемой ими тактике действий. Поддержка населения обеспечивает социальную опору их борьбе и их власти. Сильная сторона, борясь с партизанами и повстанцами, вынуждена осуществлять репрессии против местного населения (некомбатантов), что еще более обостряет обстановку. Военные действия затягиваются, что играет на руку партизанам. В конечном счете, слабая сторона выигрывает.

«Варварские действия против прямой обороны».
Сильная сторона имеет полное превосходство над слабым противником в силах и средствах, но в определенных ситуациях она может принять решение подорвать моральный дух и волю противника к сопротивлению, то есть к стратегии «варварских методов». Наиболее эффективным и апробированным в военной истории непрямой стратегией сильной стороны являются стратегические бомбардировки мирного населения, в прошлом аналогичные цели достигались блокадами и осадами.

Однако чем интенсивнее и дольше сильной стороной проводится стратегия непрямых действий, чем более варварским становятся последствия, тем сильнее нарастает сопротивление и недовольство населения атакуемой страны. Получается обратный эффект: вместо морального краха противник морально мобилизуется на более решительное сопротивление. В этой ситуации слабая сторона имеет реальные шансы победить.

«Варварские действия против партизанской войны».
Непрямая стратегия сильной стороны («варварские действия») имеет определенные моральные ограничения. Если же сильная сторона в своих действиях полностью откажется от каких бы то ни было моральных ограничений, у слабой стороны нет шансов на победу. Жесточайшие меры по наведению порядка, в том числе и карательного характера, приведут к тому, что партизан просто некому будет физически поддерживать.

Варварские меры, как пишет И. Аррегуин-Тофт, работают как самая лучшая контр-партизанская стратегия, потому что они нацелены на один или оба элемента партизанской войны: среду и население. Мао Цзэдун в свое время сравнивал партизан с рыбой, а народ – с морем. По мнению американских экспертов, в такой ситуации сильной стороне остается только два пути: или изменить условия среды («сделать воду прозрачной»), или осуществлять массовые «зачистки», проводить казни и аресты («осушать море»).

В результате, если сильная сторона прибегает к «варварским методам» действий, а слабая сторона – к партизанской войне, сильная сторона побеждает.

Таким образом, из четырех описанных универсальных моделей две выгодны сильной, а две слабой стороне. Сильной стороне выгодны конфликты с применением однотипных стратегий, слабой – конфликты с применением противоположных стратегий. Однако эта закономерность проявляется не всегда в «чистом виде».

Рассмотрев четыре возможные модели асимметричного конфликта в теоретическом плане, И. Аррегуин-Тофт наложил их на большой объем военно-исторического материала. Ученый оговорился, что не все рассмотренные им войны и конфликты XIX-XX вв. полностью подходили под описанные им модели, вместе с тем, полученные результаты позволили сделать некоторые выводы.

Материалы исследования показали, что сильная сторона выигрывала в 76% конфликтах с применением однотипных стратегий, а слабая сторона победила в 63% конфликтах с применением противоположных стратегий.

Победы в ассиметричных войнах

Конфликты с применением однотипных стратегий для своего успеха должны быть скоротечными, а конфликты с применением противоположных стратегий – наоборот, затяжными. В ХХ столетии конфликты первого типа длились в среднем 2,69 года, а второго – 4,86 года.

На протяжении XIX-XX вв. наблюдается устойчивая тенденция возрастания количества асимметричных конфликтов с применением противоположных стратегий действий. За период 1900-1949 гг. из 31 асимметричного конфликта 16,1% были с применением противоположный стратегий действий, а с 1950 по 1998 гг. из 36 асимметричных конфликтов – уже 22,2%. Эта тенденция говорит и о другом: постепенно растут шансы слабых стран и «игроков» достичь победы в асимметричном конфликте. И наоборот, как свидетельствует статистика войн ХХ века, для сильной стороны становится все труднее одержать победу в асимметричном конфликте.

*

51 Arreguin-Toft, I. How the Weak Win Wars. A Theory of Asymmetric Conflict// International Security. Vol. 26. No. 1. 2001, Summer. P. 93-128.

52 Законами войны в общепринятом на Западе смысле называются нормы, принципы и правила ведения военных действий, установленные Гаагскими конвенциями 1899 и 1907 гг., Конвенцией о геноциде 1948 года, четырьмя Женевскими конвенциями 1949 года и двумя дополнительными протоколами к Женевской конвенции 1977 года.


Из книги И.М. Попова „Нетрадиционные войны будущего”.
Просмотров: 1497
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Обувь у древних славян Историческим корням Руси - миллионы лет Почему балалайка в США под запретом? Флаг и герб Тартарии. Часть 2 Ведические боги, кто они? Строительство русской избы и ее устройство