Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Первая кровь Белоруссии: Майданщики рассеиваются после стычек с милицией в Минске Белорусской оппозиции прислали проверенный опытом «темник» Польский кукловод бросает белорусов под дубинки ОМОНа: "Командиры в панике" Майдан в Белоруссии: как все начиналось
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

7 млрд евро на ветер: Открытый с помпой «Турецкий поток» становится ненужным

Турция резко сократила импорт российского газа в 2020 году. В марте поставки «Газпрома» составили всего 210 миллионов кубометров по сравнению с 1,14 млрд. куб. в прошлом году, то есть сократились в семь раз. Это можно было бы списать на замедление экономики из-за коронавируса, однако сокращение импорта началось еще в 2018 году.

Если в 2017 Турция закупила рекордные 29 млрд. куб. газа, то в 2018 объем упал до 23,96 млрд. куб., а в прошлом году закупки рухнули почти на 40% до 15,5 млрд. куб. газа. Это стало самым низким уровнем импорта за последние 15 лет, но в 2020-м антирекорд явно будет побит. Если еще несколько лет назад Турция была вторым импортером «Газпрома» после Германии, то теперь она скатилась куда-то во второй десяток списка рядом с Литвой и Арменией.

Примечательно, что для транспортировки всех прошлогодних объемов хватило бы газопровода «Голубой поток», рассчитанного на ежегодный объем в 16 млрд. куб. газа. Получается, что запущенный в прошлом году «Турецкий поток» объемом в 15,75 млрд. кубометров может остаться вообще не востребованным.

В марте «Голубой поток» и «Турецкий поток» были задействованы примерно на 10 процентов от совокупной мощности. Видимо, в связи с этим «Газпром» решил продлить майские профилактические работы на «Голубом потоке».

Часть потерь можно было списать на уменьшение потребления Турции — импорт газа в 2019 году упал примерно на 10%. Но при этом поставки «Газпрома» сократились сразу на 40%. Причин сокращения несколько, и, прежде всего, это падение цен на сжиженный газ и увеличение его закупок Анкарой. В 2019 году страна на 13% увеличила импорт СПГ до 9,1 млн тонн. Больше всего пришлось на закупки у Алжира (4,3 млн тонн), Катара (1,8 млн) и Нигерии (1,8 млн).

СПГ обходится Турции намного дешевле. По оценкам Rystad Energy, разница с трубопроводным газом может доходить до 4 долларов за 1 британскую термическую единицу, то есть составлять более 150 долларов за тысячу кубометров. Данные по контрактам закрыты и это только приблизительные оценки, однако судя по всему, СПГ действительно обходится дешевле, пусть и не настолько. Как пишет Reuters, Турция собирается продолжать наращивать закупки СПГ на спотовом рынке, поскольку цена сжиженного газа сейчас находится на историческом минимуме.

В связи с этим Турция наверняка потребует от «Газпрома» пересмотра контрактов на поставки, тем более, что уже в 2021 году истекает соглашение на поставку 8 млрд. кубометров газа турецкой компании Botas. По словам замминистра энергетики Турции Алпарслана Байрактара, России нужно проявить гибкость ввиду дешевого СПГ.

Переговоры с Турцией по поводу цен на газ всегда проходили непросто, а сейчас на фоне появления выгодной альтернативы, «Газпрому» придется идти на уступки, если он не хочет потерять рынок окончательно. Кроме того, в дело вмешивается политика. Помимо экономических причин эксперты говорят о том, что падение закупок российского газа связано и с обострением отношений между Москвой и Анкарой в Сирии и Ливии. Турецкие власти хотят использовать газовые контракты в качестве одного из рычагов давления на российских коллег и снизить свою зависимость от Кремля. Если учесть, что Европа также сокращает импорт российского газа, потеря турецкого рынка для «Газпрома» будет достаточно чувствительна, и просто игнорировать ее не получится.

С учетом вышесказанного, судьба газопровода «Турецкий поток», строительство которого обошлось как минимум в семь миллиардов долларов, остается под вопросом. Как считает аналитик группы компаний «Финам» Алексей Калачев, проект может спасти вторая ветка, которая рассчитана на поставки газа в Южную Европу.

— В «Турецком потоке» предусмотрено две нитки, одна из которых идет в Южную Европу. Судя по тому, что болгары и сербы ведут строительство на своей территории, этот газопровод все-таки будет востребован. Это небольшой маршрут, он в четыре раза меньше, чем планировался изначально, когда обсуждался проект «Южный поток», поэтому избыточным он оказаться не должен.

Через «Северный поток» газ на юг Европы не поступит, поэтому им остается либо качать его через Украину, либо получать через «Турецкий поток». Для «Газпрома» 16 млрд. куб. в год — это небольшой объем, поэтому он разойдется достаточно быстро. Странно, что в Турции такой же объем газа остается невостребованным. Ее рынок раньше мог бы его проглотить и не поморщиться. Видимо, его потребности снижаются.

— В чем причина такого падения экспорта газа в Турцию?

— Если честно, для меня такое развитие событий стало довольно неожиданным. Могу только предположить, что это может быть связано с нашими разногласиями с Турцией на Ближнем Востоке. Мы то союзничаем, то нет, поэтому Анкара вполне могла решить сократить зависимость от наших поставок. Потому что без этого фактора поведение Турции выглядит не совсем понятно.

Хотя, безусловно, и коммерческая версия не исключена. Мы не знаем точные цифры контрактов, но вполне возможно, что предлагаемый СПГ действительно дешевле, чем трубопроводный газ. В этом случае скидка со стороны «Газпрома» могла бы исправить положение. Такая большая разница в цене, о которой пишут некоторые агентства, может на самом деле быть меньше, просто все зависит от того, как считать.

Все-таки в стоимость СПГ должно входить не только сжижение, но и транспортировка танкерами, и перевалка, и обратная регазификация. Его себестоимость должна быть выше трубопроводного газа.

Для «Газпрома» потеря турецкого рынка стала бы довольно неприятной. Ранее это был второй по объемам потребитель, хотя его связывала с Россией всего одна нитка — «Голубой поток». То, что они переместились в конец списка, говорит о масштабах потерь.

— Есть ли у «Газпрома» пространство для снижения цен?

— Конечно, есть. Если компания может позволить себе выкидывать миллиарды на строительство ненужных газопроводов, почему бы вместо этого не подемпинговать, чтобы завоевать и удержать рынок? «Газпром» в России — монополист по экспорту и транспортировке газа, поэтому и стоимость транзита, и себестоимость добычи определяет он сам. Цены также устанавливает компания. Поэтому если это ей нужно, она вполне может сделать скидку.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков называет целый комплекс причин падения экспорта в Турцию и признает, что 2020 год будет для «Газпрома» крайне непростым. Все, что остается компании, — пережидать трудные времена.

— Падение поставок связано с целым комплексом проблем, как внутри самой Турции, так и в ее взаимоотношениях с «Газпромом». Первый момент в том, что Турция в принципе переживает не лучшие времена, и ее экономике нужно меньше энергии и газа, поэтому ее потребление снижается.

Во-вторых, была достроена система TANAP, и газ начал поступать в Турцию из Азербайджана. Причем по контракту есть условие «бери или плати», поэтому Анкара обязана покупать азербайджанское сырье. На турецком рынке возникла сильная конкуренция.

Наконец, конкуренция усилилась и со стороны СПГ. Турция успешно отлавливает на рынке выгодные партии сжиженного газа. В начале года сложились благоприятные условия поставок на европейский и турецкий рынок, так как в Азии была теплая зима. Кроме того, Китай и другие азиатские страны из-за пандемии коронавируса существенно сократили свое потребление газа. Весь невостребованный СПГ ушел в Европу, поэтому цены там серьезно упали. Комплекс этих факторов и привел к тому, что Турция сократила закупки российского газа. «Газпром» оказался слабым звеном, и преимущественно от его газа отказывалась Анкара.

Весь объем газа, поставленного в Турцию в прошлом году, можно было бы прокачать с помощью одного «Голубого потока». Он остается сейчас основным маршрутом поставки. «Турецкий поток» находится в недозагруженном состоянии.

— Что «Газпром» может предпринять в этой ситуации?

— «Газпрому» ничего не остается, кроме как ждать восстановления рынка и роста потребления Турции, а также изменений конъюнктуры на глобальном газовом рынке, в результате которых СПГ подорожает. В любом случае, 2020 год для «Газпрома» будет очень тяжелым. Упадут и объемы экспорта газа, и цены на газовом рынке.

Сейчас цены еще не пробили дно, скорее всего, это произойдет осенью, так как газпромовские контракты привязаны к стоимости нефти. Эта привязка предполагает лаг в полгода или девять месяцев. Нефть начала падать в марте, соответственно, осенью и зимой «Газпром» ждут сверхнизкие цены на газ. Это серьезная проблема для компании.

Но с другой стороны, чем ниже будет стоимость российского газа для Турции и других стран, тем более конкурентным он станет на этих рынках. Страны, возможно, будут отказываться от закупок СПГ и возвращаться к трубопроводному газу, который станет самым дешевым и выгодным.

— Некоторые эксперты пишут, что российский газ обходится почти на 150 долларов дороже СПГ, не проще ли предоставить Турции скидку уже сейчас?

— Я не уверен в этих цифрах, так как «Газпром» предоставил бы скидку в случае таких высоких цен. Нет смысла заставлять Турцию покупать газ по такой стоимости и терять рынок на фоне конкуренции с Азербайджаном и СПГ.

Хотя, возможно, компания придерживается другой тактики и выбирает более высокий заработок. Турция не входит в ЕС, поэтому требовать в арбитраже пересмотра цены по контрактам задним числом она не может. Европейцам проще сразу предоставить скидку, чтобы удержаться на рынке, потому что в противном случае они все равно подадут в арбитраж и получать снижение цены задним числом, как сейчас сделала Польша.

— Если так обстоят дела, есть ли вообще смысл в «Турецком потоке» или это семь миллиардов долларов, выброшенные на ветер?

 — «Газпром» видит необходимость в этом газопроводе, поскольку он позволяет ему отказаться от транзита через Украину. Это элемент долгосрочной стратегии по выстраиванию альтернативных маршрутов, чтобы избавиться от зависимости от одного транзитера. Сегодня «Газпром» не может отказаться от Украины, ему все равно приходится прокачивать через ее территорию газ, чтобы выполнять контрактные обязательства. Альтернативные газопроводы, в том числе «Турецкий потом», позволят поставлять газ в Европу и Турцию полностью в обход Украины.

Мария Безчастная
Просмотров: 937
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
А сына-то Грозный не убивал! Против кого сражался Дмитрий Донской? Как в старину делали теплый пол Артания Как наши предки пережили Апокалипсис? 12 важных законов Вселенной