Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Рынок рабов: украинцев будут разбирать на органы и продавать в Европу и США Кому Госдеп даст денег Послание Путина: война войной, а обед по расписанию Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 01 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Агрессия киевского режима против культуры

Упорное стремление официального Киева и его нынешних теоретиков и практиков свести управление страной к сбору средств на борьбу против «терроризма» и «агрессии», подчинив все государственные действия карательной операции на Донбассе, превращается, похоже, в самую настоящую манию. «Антитеррористическая операция» вместо того, чтобы быть публично признанной роковой ошибкой и закончиться или, по крайней мере, пойти на убыль, набирает обороты. Причем отнюдь не только в собственно военном плане, хотя и в нем тоже.

Какие-то умники от власти придумали распространить АТО на сферу… культуры, превратив ее в новое поле боевых действий. На роль «террористов» и «агрессоров», понятное дело, определили россиян. Планомерное уничтожение собственных граждан, их жилья, имущества, мест их работы и отдыха в отдельно взятом регионе страны кто-то во власти решил дополнить культурным геноцидом уже не в региональном, а в общенациональном масштабе.

Министерство культуры тоже пошло на войну. Первый залп из культурного «Бука» не заставил себя ждать. Государственное агентство Украины по вопросам кино отказалось допустить в прокат российские фильмы «Белая гвардия» и «Поддубный». Эксперты ведомства усмотрели в них «пренебрежение» к украинскому языку, народу, государственности, а также искажение исторических фактов и их «переписывание в пользу России».

В чем именно эти негативы проявились и что именно имеется в виду под «пренебрежением» и «переписыванием», не уточняется. Думаю, вполне сознательно, преднамеренно. Мотивация от начала до конца надуманна. Да и сама методика определения «нарушителя» задействована избирательно, «точечно», против того, кого надо. Если бы критерии, на основании которых «зарубили» «Поддубного», были применены, например, к известному польскому фильму по роману Г. Сенкевича «Огнем и мечем», то его пришлось бы запретить по причине «пренебрежения» и «переписывания в пользу». Только не России, а Польши. Впрочем, возможно я тут и не совсем прав. Переписывание в пользу Польши или какой другой Европы у нас сегодня не возбраняется, а, наоборот, поощряется. К России же у нынешней власти отношение особое.

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. И само решение Госагентства, и ситуация, приведшая к его принятию, нелепы до предела, с какой стороны на них ни взглянуть. Вся эта история становится еще более глупой и страшной оттого, что запрет на два кинофильма - это не разовая акция, а элемент новой стратегии, к реализации которой приступила власть. Государственной стратегии!

Запрет на показ российских фильмов на экранах украинских кинотеатров открыто мотивируется необходимостью защиты отечественного информационно-культурного пространства в условиях информационной войны (sic!) и так же откровенно вписывается в общий контекст мероприятий, направленных на воплощение в жизнь правительственной программы противодействия терроризму, в том числе в части его финансирования, поддержки, пропаганды. Все, что исходит от России или имеет хоть какое-то отношение к ней, объявляется «агрессивным» или на худой конец «террористическим». В этой связи отнюдь не удивительно, что уже появилась правительственная рекомендация гражданам Украины, в которой им советуют не давать никаких комментариев, интервью, других материалов российским СМИ, поскольку они якобы могут быть использованы в антиукраинских целях. И это только начало. Пока советуют не давать, потом запретят это делать. Опять же под страхом уголовного или какого-нибудь другого преследования.

Ненависть украинской власти к русской культуре вполне понятна и легко объяснима. Она – культура – мешает пропаганде.

Образ России-агрессора, России-врага (причем врага злейшего, «исторического», то есть совершавшего вражеские действия против Украины в течение всей истории), который старательно формирует в общественном сознании официальная пропаганда, рассыпается, как карточный домик, после просмотра хорошего русского фильма, спектакля, посещения концерта российских исполнителей, прочтения хорошей русской книги. Русская культура объективно способствует единению и единству украинцев и русских, в то время как кому-то очень хочется их разъединить раз и навсегда.

Запрет на культуру – нонсенс. В любом виде и под любым предлогом. В демократическом государстве он недопустим. С точки зрения традиционных правил и норм демократии, причем как писаных, так и неписаных, подобное действие квалифицировалось бы как преступление. В Украине все по-другому. У нас, оказывается, подобное не просто возможно, а весьма желательно. Даже несмотря на то, что прямо противоречит европейской практике культурного разнообразия, беспрепятственного обмена культурными ценностями, доступа к любым из них. Без исключения!

На словах прославляя Европу, на каждом углу повторяя тезис о неудержимом стремлении украинцев «вернуться» в общую европейскую семью народов, Киев на деле ведет себя в духе самых диких террористических диктатур.

О свободе слова, мысли, политических воззрений говорить в современной Украине, в которой бросают за решетку за свободомыслие и перед объективами телекамер совершенно спокойно и безнаказанно совершают физическое насилие над депутатами высшего законодательного органа государства прямо в зале заседаний, как-то даже неловко. Ничего хотя бы отдаленно напоминающее свободу слова, уважение к достоинству личности и правам человека на Украине сегодня не наблюдается. Процессы, идущие в государстве и обществе после февральского переворота, однозначно направлены в сторону не развития, а ограничения любых прав и свобод, на искоренение инакомыслия, на утверждение одной точки зрения, одного алгоритма поведения. Воинствующая русофобия при этом является неотъемлемым атрибутом как первой, так и второго.

Если дела и далее пойдут таким образом, то скоро в каком-нибудь очередном «агентстве» или «комитете» придумают наложить запрет на знание и использование русского языка, пообещав наказывать нарушителей самым серьезным образом вплоть до привлечения их к уголовной ответственности по статье «терроризм». Голоса, призывающие «не пущать» в страну российских артистов и певцов, в таком случае зазвучат еще громче и увереннее, чем сейчас, а переход от слов к делу вряд ли заставит себя долго ждать.

Не стоит тешить себя иллюзиями, что больше повезет русской книге. Идеи о запрете ввоза книжной продукции из России уже достаточно давно витают в воздухе, в нынешней ситуации их вполне могут узаконить и запустить в дело. И это даже при том, что сами отечественные книгоиздатели и книготорговцы признают, что наша собственная украинская книжная продукция не в состоянии удовлетворить растущие потребности читающей публики, что без иностранной книги нам никак не обойтись. А ведь русская книга для населения Украины не иностранная, а органично своя, родная. И в этом, скорее всего, всё дело, это и пугает киевский режим.

Кому из власть имущих какое дело до того, что, отказавшись от русской книги, наше общество, особенно молодежь, рискуют превратиться в интеллектуальном, эстетическом, морально-этическом плане в отсталую провинцию? Главное, чтобы России насолить посильнее, да отодвинуться от нее подальше. Изоляция от русской культуры и насаждение галицийского национализма уже обернулось морально-нравственной деградацией огромных слоёв населения Украины.

Доказательства? Молчаливое смирение с любыми антироссийскими акциями сатанеющего от злобы и безнаказанности режима – отключением российских каналов, призывами к бойкоту российских товаров, человеконенавистническое равнодушие граждан остальной Украины в отношении страданий и смертей населения Донбасса от рук украинских силовиков, которые давно уже превратились в кровавых карателей.

Проблема, о которой идет речь, глубже и сложнее, чем может показаться на первый взгляд. По крайней мере, ввиду двух обстоятельств. С одной стороны, потому, что восприятие русской культуры как угрозы украинским национальным интересам ущербно по определению. Если такое есть, то вывод один: значит, так понимаемые национальные украинские интересы ничего не стоят. Такое восприятие ненормально и в нормальной демократической стране не должно иметь права на существование. Русская культура не просто важная составная часть культуры мировой, одна из признанных жемчужин последней. Это родная для граждан Украины культура. Отказ от нее означает одновременно и отказ от достаточно крупного и весомого массива мировой культуры. С другой стороны, борьба против русской культуры на Украине это – не глупость недалеких чиновников (хотя тут и не без этого), а часть системной целенаправленной работы по отторжению Украины и России друг от друга, по окончательному превращению населения Украины и России из друзей и братьев, каковыми они всегда были, в заклятых врагов.

До тех пор, пока остается общность культур, культурный взаимообмен, решить эту задачу крайне сложно, если вообще возможно. Вот и взялись радетели европейского выбора Украины, предусматривающего полный разрыв с Россией, за кино, театр, литературу, язык. За все то, что объединяет население двух русских стран – Украины и России.

Кивая на Москву и обвиняя ее в мнимой агрессии, Киев сам совершает действия, к которым может быть применена характеристика «агрессивные». Запрет на культуру – это не что иное, как агрессия, грубая, циничная агрессия, преследующая цель уничтожения огромного культурного массива, не просто связывающего украинскую и русскую культуры, но в значительной мере определяющего фундаментальные особенности первой из них.

Яков РУДЬ

Просмотров: 1107
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Уход Радомира или как на самом деле был казнен Иисус? Что сделал Брежнев для советского народа Что происходит во время и после смерти? Ученые провели анализ основы русского генофонда Русские народные сказки - запретили в РФ Что символизировали писанки и крашенки на Руси, до христианства