- Алексей, в западной прессе время от времени появляются публикации, в которых обсуждается, что надо сделать Западу, чтобы оторвать Белоруссию от России. Предлагается давать кредиты в обмен на реформы. Получится ли у западных товарищей, если в западных столицах будет принят тот или иной сценарий отрыва с помощью финансовых пряников переориентировать Лукашенко?

— Александр Лукашенко находится у власти 25 лет и показал себя уверенным, опытным игроком, поэтому если кто-то в Европе считает, что его можно дешево развести, то они ошибаются.

Да, сейчас он обращается к Западу за кредитами МВФ. Да, это опасный и тупиковый путь, который ведет в конечном итоге к утрате суверенитета, но ситуация подталкивает его к этому. Просто такая ситуация связана с конфликтом экономических интересов внутри союзного государства.

Но он прекрасно понимает угрозу в том, что ему предлагает Запад — реформы в обмен на деньги. Но тут может получиться так, что он возьмет деньги, но не проведет реформы, как это было неоднократно в отношениях с Россией.

Но с другой стороны и в МВФ сидят не простаки.

Так что история будет длиться долго: европейцы будут предлагать преференции, но сперва реформы, а Лукашенко будет соглашаться, но требовать сперва деньги. И все это будет длиться долго.

- Но может получиться так, что Белоруссия изменит вектор с пророссийского на прозападный?

— Это маловероятно, учитывая ту помощь, которую Белоруссия получает из России, и то, на какие средства существует так называемое «белорусское чудо». Европа такого предложить не может: там не было и не будет любителей благотворительности такого масштаба. Там за любую помощь приходиться платить совершенно конкретными вещами.

А вот Россия может себе позволить очень серьезные подарки. Причем в очень длительной исторической перспективе.

- Зачем России нужна Белоруссия? Некоторые ведь могут спросить: есть ли России от этого практическая выгода? Если да, то какая?

— Белоруссия — ключевой партнер Российской Федерации. Это неотъемлемая часть Русского мира. Страна, в которой проживает 10 миллионов наших близких родственников. Кстати, белорусы и нас считают своими близкими родственниками.

С геополитической точки зрения Белоруссия — это та страна, которая не дает замкнуться «санитарному кордону» в так называемом Междуморье, которое лоббирует Польша, на западе России. Проект Междуморье, напомню, санитарный кордон, который начинается на севере Прибалтикой, а заканчивается Украиной.

Белоруссия могла бы быть важным кирпичиком в этой стене, но она им быть не хочет.

Если гипотетически представить, что Белоруссию можно будет оторвать от России, то это будет означать натовские базы в 400 км от Москвы и в 70 км от Смоленска.

Уход Белоруссии от России с военной точки зрения будет означать для последней фактически катастрофу.

Есть еще и экономический аспект. Россия все это время спонсировала белорусскую экономику с дальним прицелом, как я полагаю, сохраняя там серьезный производственный потенциал. Он нуждается сегодня в модернизации, но, тем не менее, Белоруссия сохранила высококвалифицированные кадры, сохранила промышленные предприятия, интеграция с которыми жизненно необходима для российского военно-промышленного комплекса. И не только. Оно вообще необходима для российской промышленности.

- Все сегодня говорят об углублении российско-белорусской интеграции. А каковы ее пределы? Реально ли, чтобы ее результатом стала объединение наших стран в одно государство? Или все-таки это будет союз, но суверенных государств?

— Никаких причин, чтобы договор о создании Союзного государства России и Белоруссии от 1996 года был бы реализован. Есть только нежелание белорусской элиты его полностью реализовывать. Просто она боится потери в таком случае своего суверенитета.

Но ведь если обо всем договориться на берегу, то всего этого негатива можно избежать. Но ведь союзное государство нужно не только России, но и Белоруссии для сохранения своего суверенитета.

При любом другом сценарии Запад потащит Белоруссию по украинскому пути.

- Насколько все-таки в Белоруссии вероятен майданный сценарий развития ситуации? По-моему, в Белоруссии майдан невозможен в отличие от Украины, так как нет геополитического, цивилизационного раскола. Нет?

— Мы же с вами прекрасно понимаем, что и на Украине не было бы никакого майдана без предательства элит. Если бы американцы не убедили бы большую часть олигархата и большую часть государственного аппарата в его необходимости. Если бы всего этого не было, то никакого майдана бы не было. Майдана как и мыши из грязного белья не возникают. То есть они не возникают ниоткуда. Майдан — это следствие определенных процессов внутри элит.

Если будет предательство элиты, то возможно все. Это как Февральская революция. Ее могло бы и не быть, если бы не сговор генералитета с часть государственной элиты Российской империи за спиной у царя.

Также и здесь. Рассказы о том, что толпа что-то решает — не серьезны. Рассказы о том, что революцию делает улица — это рассказы для школьников старших классов.

Если будет консенсус и сговор внутри белорусской элиты, то возможно все. А если не будет, то и майдана не будет.

Александр Чаленко