Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

ВМС США подбираются к Крыму на пушечный выстрел Президент, который всем надоел Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 10 декабря 2016 (7525) Киев вразвес и на вынос
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

«Apple стоит дороже России» или парадоксы и драмы фондового рынка

«Оставь свой разум, всяк сюда входящий» — такой надписью стоит предварить вход на фондовый рынок.

В мире фондовых торгов разразилась очередная драма: рухнули акции небезызвестного производителя электроники Apple Inc., который еще год назад возглавлял список самых дорогих компаний мира. Более того, в ноябре 2014 года общая цена «яблочных» бумаг выросла до 661 млрд долларов и почти на треть превысила совокупную стоимость всех российских компаний, которые тогда торговались на Московской бирже.

Многие СМИ тут же отреагировали на это заголовками вроде «Apple стоит дороже России», а некоторые даже попытались развить мысль и указывали, что, мол, по сравнению с Великим Надкушенным Яблоком всякие там газпромы (около 90 млрд долларов) и роснефти (75 млрд долларов) являются детской возней в песочнице.

Вопиющая абсурдность подобного подхода полностью отражает суть всего фондового рынка как такового. И это легко можно продемонстрировать на примере того, что происходит с акциями Apple сейчас.

Рынок дал — рынок взял

Недавно Apple Inc. опубликовала финансовую отчетность за второй квартал: как и ожидалось, промежуточные итоги оказались вполне положительными. По сравнению с прошлым годом продажи айфонов — главного «яблочного» продукта — увеличились примерно на треть, выручка выросла на 33%,а чистая прибыль и того больше — почти на 40%.

Казалось бы, рынок получил однозначно положительный сигнал, и акции корпорации должны были снова подорожать. Но вместо этого подешевели на 7%! В итоге рыночная капитализация компании снизилась на 66 млрд. долларов. Что же случилось?


Рыночная капитализация — это суммарная стоимость всех акций компании. Рассчитывается путем простого умножения текущей цены одной акции на общее количество выпущенных бумаг.


С точки зрения здравого смысла не случилось ровным счетом ничего. Потому что этих якобы потерянных миллиардов в сущности никогда и не было, а рыночная стоимость любых корпораций — это всего лишь цифра, взятая «с потолка».

Механизм такого, условно говоря, ценообразования работает следующим образом. Предположим, у вас есть бизнес. Вначале он маленький, и его общая стоимость никому не интересна. Но вы его развиваете, совершенствуете, выводите на новые рынки и оптимизируете его структуру.

Как правило, любой бизнес нуждается в заемных средствах. Хотя бы для сглаживания сбоев в поступлениях выручки. Пока бизнес маленький и организационно простой, денег для его функционирования требуется относительно немного. Но все меняется, когда он дорастает до корпоративного масштаба.

Например, возникает необходимость разделить его на части и оформить каждую в виде самостоятельного юридического лица. Завод занимается только производством, отдельная структура ведает сбытом, деньги аккумулируются в финансовом подразделении. Зачастую так возникают «карманные банки». Юридически они являются банками, а фактически — кошельками конкретных корпораций.

Вот на этом этапе и появляется проблема: ваш банк слишком мал, собственных активов у него немного, поэтому как заемщик на рынке капитала он выглядит бледно. Меж тем масштаб бизнеса вашей корпорации уже требует значительных кредитных ресурсов, но занимать, как прежде — под реальные заводские стены — больше не получается. Да и бизнес уже намного эти стены перерос (ваша продукция стала популярной и продается по всему миру).

Задача обычно решается просто. В качестве залога под кредит можно использовать часть акций вашей компании. Для этого надо прежде всего преобразовать в ее акционерное общество, а это дело хоть и хлопотное, но не сложное. Следующий вопрос — как определить, сколько ваши акции будут стоить и сколько стоит вся компания в целом? Вот для этого находчивые финансисты и придумали магический механизм IPO.

Магия трех букв

Превратив свою компанию в ОАО, вы выделяете некоторую долю акций и производите так называемое первичное размещение бумаг на бирже (Initial Public Offering — IPO). Это значит, что ваши акции впервые поступают в публичную продажу.

Под это дело разворачивается рекламная кампания, рассказывающая, какой у вас крутой бизнес, какой он большой, стабильный и насколько фантастические у него перспективы роста. На рынке всегда существуют владельцы свободных денег, желающие вложить их во что-нибудь перспективное — так почему бы не в ваши акции?

birzha_vrez_1_600
Компания Twitter провела IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже

Допустим, реклама ваша удалась, и покупатели выстроились в очередь за вашими бумагами. Допустим, у вас получилось продать 1% ваших акций за 100 млн. долларов (по меркам сегодняшнего рынка это вполне средний результат).

Дальше простая арифметика. Если 1% вашей компании стоит 100 млн. долларов, значит, вся ваша компания стоит 10 млрд. долларов. Это позволяет вам использовать часть оставшихся у вас акций в качестве залога при кредитовании.

Очень удобно, не правда ли? Зарабатывать деньги не надо, а кредиты выдают под залог бумажек, стоимость которых в значительной степени зависит от красивой отчетности и правильной ее подачи вашей PR-службой.

Куда испарилось 73% «Газпрома»

Однако, как известно, любая палка имеет два конца. Выпущенный на волю джинн довольно быстро начинает жить собственной жизнью. Сторонних акционеров обычно мало волнуют реальные успехи самой компании.

Они вложили в вас деньги, чтобы получить прибыль. А она берется всего из двух источников: это либо дивиденды, которые по итогу года вы решите выплатить акционерам, либо продажа акций на бирже после того, как они поднимутся в цене.

Причем второе куда важнее первого. Выплата дивидендов для компании означает изъятие денег из оборота, потому это всегда оказывается сложным компромиссом между необходимостью вкладываться в дальнейшее развитие бизнеса и потребностью сохранять привлекательность ваших акций для акционеров.

Причем платить слишком большие дивиденды не менее рискованно, чем их не платить вообще: это могут расценить как знак того, что компания раздает деньги, так как больше не видит, куда развиваться. Стало быть, самое время ее бумаги продавать, а это обычно негативно отражается на их биржевой стоимости.

В результате куда выгоднее покупать акции исключительно с целью их последующей перепродажи по более высокой цене. То есть обыкновенная спекуляция. А спекулянты — они ребята очень нервные и действуют зачастую не по общепринятым законам логики, а по каким-то своим.

Собственно, вышеописанное и послужило причиной «трагедии» Apple. Хотя для топ-менеджеров корпорации результат выглядел позитивным, акционеры, видимо, ожидали намного большего.

Им не понравилось, что основой «яблочного» благосостояния оказались продажи только одного продукта — смартфонов iPhone, и что «не выстрелила» широко распиаренная новинка — «умные часы» Apple Watch. Именно это разочарование спекулянтов и обернулось для корпорации падением ее биржевой стоимости на величину, примерно равную 73% от капитализации «Газпрома».

Публикуй, не публикуй — все равно…

Это вовсе не единственный случай внезапного «пропадания денег» на бирже. Куда смешнее выглядит ситуация с Microsoft. За тот же второй квартал текущего года она вообще зафиксировала убытки в сумме 3,2 млрд долларов.

Причиной тому и хронические проблемы с телефонным бизнесом Nokia, и слабые продажи ОС Windows, и еще ряд неудачных рыночных шагов. Конечно, акции компании упали. Но, что любопытно, всего на 1,5%.

При этом та же капитализация корпорации Microsoft примерно вдвое меньше, чем у Apple, и, тем не менее, у первой — убыток, у второй — чистая прибыль. А результат все равно одинаковый — акции подешевели.

(Напомним, выходить на биржу никто никого не заставлял — компании добровольно входят на этот рынок несуществующих денег и либо порождают новые несуществующее деньги, либо теряют — причем реальные тоже. Например, если акции упадут, кредиты для их эмитента могут стать заметно дороже.)

birzha_vrez_2_600
Офис компании Microsoft в Москве

Все это наглядно показывает, насколько абстрактно и абсурдно само понятие биржевой стоимости. В сущности, она отражает не реальную цену всех мощностей и имущества компании, а всего лишь размер ожиданий спекулянтов.

Вот верят они, что ребята из Купертино (местонахождение штаб-квартиры Apple) «что-нибудь обязательно придумают» — и поэтому даже миллиардные убытки в квартальных отчетах их не сильно пугают.

Да и бог с ними, скажете вы, пусть себе играют в своей песочнице, дерутся друг с другом, богатеют или разоряются — нам-то до этого что? К сожалению, пока что нам до этого все. Просто в западной экономической модели, к которой мы до сих пор пытаемся примкнуть, несмотря на санкции и конфронтацию с Америкой, сложилось так, что мерилом всего сущего выступает прежде всего биржевая статистика. Даже если она противоречит элементарному здравому смыслу.

Абсурд выгоднее, чем реальность

Что случится с миром, если завтра утром из него пропадет Великое Яблоко? Понятное дело, какое-то число вложившихся в него финансовых фондов и других спекулянтов разорится. Но в целом ничего особенного не произойдет. Освободившаяся рыночная доля очень быстро окажется занята конкурентами, и без смартфонов мир точно не останется.

Когда-то была такая мегакомпания — Eastman Kodak Company. В 2012 году она оценивалась на бирже всего в 5,1 млрд долларов и в тот же год обанкротилась. К тому моменту у компании накопилась долгов на 6,8 млрд долларов, и никакая там рыночная капитализация не смогла помочь по ним расплатиться.

Кредиторы-то требовали настоящих денег, а не выдуманных. Тогда Kodak не осталось ничего, кроме как распродавать свои активы и патенты и после реструктуризации запускаться заново. Из некогда крупнейшего производителя фото- и видео-техники Eastman Kodak Company превратилась в довольно посредственного производителя упаковки. Кто вспоминает о ней сегодня?

Теперь возьмем Google (не поисковик, а корпорацию, конечно). Ее капитализацию оценивают почти в 70 раз больше, чем была у Kodak на момент разорения (352,7 млрд долларов). Но стоит сотне-другой миллионов пользователей — не важно, по какой причине — перейти на другие поисковые, почтовые и прочие сервисы, и через какое-то время о существовании нынешнего IT-гиганта забудут точно так же, как и о Kоdak.

А вот если вдруг исчезнет наш «дешевенький» «Газпром», то без газа окажется буквально каждый третий европеец. Доля российского газа в потреблении ЕС уже достигла 30% и продолжает увеличиваться.

Смогут ли дефицит покрыть другие поставщики? Смогут, сомнений нет. Но по цене 600 долларов за тысячу кубов вместо нынешней в 350, которую в Европе и так-то называют завышенной. Это неизбежно приведет к общему снижению конкурентоспособности европейских товаров примерно процентов на 15–20. Изрядная часть европейских производителей имеют все шансы этого не пережить.

Вот так и получается, что «какой-то там» «Газпром» в 7,3 раза уступает Apple по капитализации, но несоизмеримо превосходит ее в реальной стоимости. Парадокс? Мистика? Вовсе нет — просто очень удобный расклад для тех, кто научился не только зарабатывать на бирже, но и манипулировать ею в своих целях. Например, чтобы разорить неугодного конкурента. И не факт, что тот окажется очередной «телефонной» компанией, а не целой страной.

Александр Запольскис

Просмотров: 848
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Троллинг как работа 2014 год - год Жар-птицы по славянскому календарю Как ставить защиту вокруг себя и очищать пищу? Баня по-черному в русской традиции Родовая память предков и ДНК Скифы и Сарматы - предки славянского народа