Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

"Я создал Украину" Какое еще вмешательство? Американцы просто хотят «встряхнуть Россию» Незавидная судьба списанных в утиль диктаторов Армия России остановит блицкриг НАТО
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Атака на Иран отбита. Ждать ли новые?

Попытка расшатать ситуацию в Иране не удалась, но курс на дестабилизацию будет продолжен. Протесты, прокатившиеся по стране в конце декабря — начале января, западные политики и СМИ попытались представить в виде «народного восстания». В действительности речь идёт о чётко спланированной операции, базирующейся на основных механизмах «цветных» революций.

«Мирный протест» с оружием в руках

В последние дни старого и первые дни нового года главной мировой новостью стали акции протеста в Иране. Начались они 28 декабря, когда в Мешхеде и ряде других городов северо-восточной провинции Хорасан-Резави прошли демонстрации, вызванные 40-процентным повышением цен на яйца и некоторые другие продукты. Уже на следующий день локальные поначалу протесты распространились на многие другие провинции и города. Изменились не только география, но и содержание митингов. На них зазвучала критика внутри- и внешнеполитического курса властей. С нескрываемым удовольствием смаковали саудовские, израильские и западные СМИ различимые на видеозаписях лозунги вроде «Смерть Роухани!», «Смерть России!», «Оставьте Сирию, подумайте о нас!».

Однако журналисты сильно преувеличили масштаб выступлений. Их участники исчислялись сотнями, редко — несколькими тысячами человек. По подсчётам иранского МВД, общее число протестующих за всё время составило 42 тысячи. В явном меньшинстве оказались и сторонники радикальных взглядов. На записях видно, что провокационные призывы выкрикивают группы из 20—30 человек. Неудивительно поэтому, что, задавшись целью продемонстрировать размах событий, ряд мировых СМИ предпочли прибегнуть к испытанному способу манипуляции. За иранских протестующих выдавались либо демонстранты в Бахрейне, либо участники намного более многочисленных проправительственных митингов в самом Иране.

Наконец, очень быстро развалился миф о сугубо ненасильственном характере выступлений. «Мирные» манифестанты стали громить магазины, банки и нападать на сотрудников правоохранительных органов. В городе Неджефабад выстрелами был убит один полицейский, трое ранены. Ещё одна группа «мирных» протестующих напала на силовиков в городе Пираншехр, убив трёх из них. При аресте у злоумышленников изъяли автоматы, гранаты и форму иранских вооружённых сил.

В Кахдариджане толпа атаковала полицейский участок, пытаясь овладеть оружием. Ответным огнём были убиты шесть нападавших, которых «свободные» СМИ поспешили включить в число жертв «диктаторского режима». На границе с Иракским Курдистаном были задержаны несколько партий контрабандного оружия. Его пытались переправить в города, где продолжались протесты.

Подобные инциденты не оставляют камня на камне от благостной картинки «общенародного недовольства». Конечно, экономическая ситуация в Иране далека от идеальной. Правительство Хасана Роухани провело ревизию многих социальных программ предшественника — Махмуда Ахмадинежада. В частности, сокращена государственная поддержка малообеспеченных граждан. На довольно высоком уровне (10,7 процента) остаётся безработица. К слову, наличие проблем признаёт сам президент. В телеобращении после начала протестов Роухани пообещал проанализировать все критические замечания и сделать соответствующие выводы.

Вместе с тем никаких признаков серьёзного кризиса в Иране нет. По индексу человеческого развития страна опережает соседей, включая, например, Турцию. Согласно прогнозам западных экспертов, к середине века Исламская Республика станет 17-й экономикой мира, опередив Италию, Южную Корею и ряд других крупных экономических держав.

Так что называть основной причиной демонстраций отчаяние простых жителей неверно. Более правдоподобной выглядит другая картина событий. Локальные мирные выступления, действительно вызванные ростом цен, были использованы деструктивными элементами для обострения внутриполитической ситуации, провоцирования кровопролития и возможного внешнего вмешательства. Таков, напомним, классический сценарий всех «цветных» революций: опираясь на недовольство граждан отдельными сторонами социально-экономического положения и маскируя им истинные планы, совершить слом государственного фундамента. В своё время то же самое прошли и мы, когда за шахтёрскими забастовками пришли «неизвестные» вильнюсские снайперы, а затем и танки, прямой наводкой расстрелявшие Дом Советов в Москве…

Мастера тайных операций

Доказательств того, что попытка дестабилизации обстановки в Иране координировалась из-за рубежа, немало. Но прежде ответим на вопрос: почему Тегеран столкнулся с ней именно сейчас? Ушедший год стал успешным для его внешней политики. В Ираке и Сирии разгромлены основные силы «Исламского государства»*, чьей главной мишенью были именно иранские интересы. В результате побед очищен сухопутный коридор, связавший Иран со средиземноморским побережьем. Теперь Тегеран может вернуться к большим проектам вроде строительства газопровода и железной дороги, замороженных после начала «арабской весны». Как заявил Хасан Роухани в недавнем телефонном разговоре с Башаром Асадом, Иран будет продолжать поддерживать сирийское правительство и готов участвовать в проектах реконструкции страны.

Провалилась попытка Эр-Рияда взорвать ситуацию в Ливане путём сталкивания проиранских сил с суннитской общиной. Растёт влияние Тегерана в Палестине. 27 декабря организации ХАМАС, «Хезболла» и «Хашд Шааби» (иракское шиитское ополчение) договорились о создании координационного комитета, чтобы совместно противостоять решению Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля.

Иранская дипломатия очень умело использует разногласия в арабском лагере. В конце ноября было заключено торговое соглашение между Катаром, Ираном и Турцией. Его цель — облегчение транзита товаров между странами. Тем самым рушится введённая Саудовской Аравией блокада Катара, с помощью которой королевство пыталось наказать непокорный эмират.

Укрепляется оборонный потенциал Исламской Республики. В сентябре стало известно об успешном испытании новой баллистической ракеты «Хорремшехр» с дальностью полёта до двух тысяч километров. Ракетная программа Ирана вызывает зубовный скрежет у его противников, но, как заявил министр обороны Амир Хатами, военная мощь страны будет развиваться независимо от давления со стороны США.

Пытаясь ослабить Тегеран, Вашингтон и его союзники не идут в бой с поднятым забралом. Как обмолвился ещё в июне прошлого года госсекретарь Рекс Тиллерсон, США будут поддерживать в Иране «элементы, которые могут помочь в смене режима». «Мы знаем, что эти элементы, конечно, есть», — добавил он. Тогда же появилась информация о создании при ЦРУ специального оперативного центра, в чьи задачи входит сбор и анализ разведданных об Иране. Его главой назначен специалист по секретным операциям Майкл д’Андреа.

Продолжением этой стратегии стало соглашение, заключённое 12 декабря в Вашингтоне главой Совета по национальной безопасности Израиля Меиром Бен-Шабатом и советником Трампа по нацбезопасности Гербертом Макмастером. Стороны договорились создать четыре рабочие группы для «дипломатической и тайной работы», направленной на сдерживание ракетной программы Ирана и ограничение его присутствия в регионе.

Ярким примером подрывной работы стала конференция так называемого Совета демократии Ирана. 18 ноября в германском Кёльне собрались представители диссидентских организаций, постановившие создать коалицию для «ненасильственного политического перехода» (читай: переворота) в Исламской Республике. Как отмечается в совместном заявлении, «смена режима является первоочередной задачей, при решении которой могут использоваться все методы мирной борьбы, включая акции гражданского неповиновения, гражданское восстание и другие необходимые средства защиты прав граждан Ирана».

Ценность конференции заключается в том, что она раскрыла все основные механизмы, которые используют и будут использовать мастера тайных операций. Во-первых, это попытка разжечь сепаратистское движение. В документах Совета демократии Ирана постоянно утверждается, что власти Исламской Республики установили режим национального угнетения. В противовес этому диссиденты призывают к децентрализации и созданию «плюралистической федеративной республики». Важен и тот факт, что большинство организаций, собравшихся в Кёльне, выступали от имени национальных меньшинств Ирана: курдского, азербайджанского, лурского, арабского и др.

Во-вторых, в резолюциях конференции раз за разом повторяются пропагандистские штампы о коррумпированности иранского руководства и об использовании национальных богатств страны для финансирования «кровавых» войн в Сирии, Ливане, Ираке и Йемене вместо повышения благосостояния собственного народа.

Маски сорваны

Все данные пункты, словно слизанные с одной методички, проявились в ходе недавних протестов. Например, в виде лозунгов «Оставьте Сирию!» или «Не Газа, не Ливан — моя страна Иран!». Кроме того, очевидными были попытки спровоцировать беспорядки в районах с преимущественно лурским (провинция Лурестан), азербайджанским (Хамадан), курдским (Керманшах) и арабским (Хузестан) населением.

Противники Ирана отреагировали на выступления мгновенно, что также доказывает спланированный характер событий. Уже 29 декабря американский госдеп выступил с жёстким заявлением. Иранские власти были обвинены в том, что «превратили богатую страну… в истощённое государство-изгой, главными экспортными товарами которого являются насилие, кровопролитие и хаос». «Призываем все страны открыто поддержать иранский народ и его требования», — заявил госдепартамент.

И это только один из примеров неприкрытого вмешательства во внутренние дела суверенного государства. Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс назвала протесты «народным восстанием, организованным храбрыми иранскими гражданами», а вице-президент США Майк Пенс пообещал оказать «огромную поддержку» иранцам, «если те продолжат борьбу за свободу и отвергнут радикальную идеологию». Не смог промолчать и израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху, посуливший иранскому народу дружбу, «когда режим, наконец, падёт».

В словесных эскападах то и дело проглядывали всё те же пропагандистские клише. «Иранские граждане насытились коррупцией и разбазариванием национальных богатств с целью финансирования терроризма за границей», — написал Трамп в своём «Твиттере». Активно подключились к антииранской кампании и ведущие западные СМИ. «Перед иранцами стоит выбор между пушками и маслом. Мы должны подтолкнуть их к правильному будущему», — написала британская «Таймс».

Однако расчёты на дестабилизацию Ирана провалились. Начиная с 30 декабря в стране проводятся проправительственные демонстрации — причём намного более масштабные, чем акции оппозиции. Самые массовые манифестации состоялись 4 и 5 января.

Правоохранительными органами Исламской Республики сорваны маски с организаторов выступлений. По словам генерального прокурора Мохаммада Джафара Монтазери, заговорщики, курируемые упомянутым Майклом д’Андреа и финансируемые Саудовской Аравией, хотели осуществить ливийский сценарий. Так, в провинции Лурестан был задержан гражданин одной из стран Евросоюза, организовывавший акции протеста.

Скорее всего, иранской разведке удалось заранее узнать о планировавшихся беспорядках. 27 декабря — за день до начала выступлений — высший руководитель Исламской Республики Али Хаменеи на одной из встреч затронул тему «мягкой войны» против Тегерана. «Тысячи лживых средств работают против иранцев, чтобы заставить их разочароваться и потерять доверие к государству», — подчеркнул он, добавив, что целью заговоров является разжигание политической, религиозной и национальной розни.

Но атаки на Иран не прекратятся. На экстренном заседании Совбеза ООН, созванном 5 января по требованию Вашингтона, постпред США Никки Хейли пригрозила Тегерану жёсткими мерами. «Соединённые Штаты будут открыто поддерживать в Иране тех, кто хочет обрести свободу», — заявила она. А госсекретарь Тиллерсон анонсировал принятие специального закона, который внесёт изменения в заключённое в 2015 году ядерное соглашение. В нём будут ужесточены требования к Тегерану, в том числе в вопросе ракетной программы. В свою очередь, директор ЦРУ Майкл Помпео заявил 7 января, что протесты в Иране не завершились. Вновь повторив мантру о том, что «теократический режим» отнимает у людей свободу, он отметил: «Иранский народ этого не хочет. Я ожидаю, что иранцы продолжат поднимать мятежи против власти». Видя в Иране опасного соперника, ведомство Помпео и другие американские структуры будут прилагать максимум усилий для уничтожения сильной и успешно развивающейся страны.

Сергей Кожемякин

Просмотров: 201
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Память о прошлых воплощениях Лада - славянская богиня любви и красоты Межконтинентальные подземные тоннели Скрытые факты Русской истории Заметки о дохристианской истории Руси Как Запад опорочил образ Ивана Грозного