Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Война, начатая американским вторжением в Ирак, продолжается 13 лет Русский язык в вопросах и опросах украинских националистов 2017-й решающий? Тупики украинской ситуации требуют своего разрешения уже в ближайшей перспективе Ричард Спенсер: Трамп - начало глобальной консервативной революции
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Авагян: Как сберечь Россию и выйти победителями из жесточайшего геополитического соревнования

Академик ЕврАПИ Вазген Липаритович Авагян вновь поделился своими неординарными взглядами на причины и природу экономической нестабильности в нашей стране. В традиционной беседе с Анной Кургановой затронуты злободневные вопросы труда и занятости, ренты и личных доходов, перспектив развития (или деградации) экономических систем.

Как нам жить дальше, как сберечь Россию, как выйти победителями из жесточайшего геополитического соревнования, в котором все участники – сильно травмированы друг другом? Об этом и многом другом – в интервью с В.Л.Авагяном…

– Вазген Липаритович, как вы оцениваете сегодняшние экономические реалии России, рынок труда и высокие колебания курса рубля?

Как и всякий человек, не оторвавшийся от народа, от проблем и страданий простых, небогатых людей – я не могу положительно относиться к сложившейся экономике РФ. Это не вызов и не каприз, а объективная реальность: тут нечем быть довольным.

Часть «капитанов экономики» РФ – прожжёные либералы, враги, даже не думающие скрывать враждебности. Но большая часть не либералы, а просто дурачки, видящие в госслужбе и корпоративных «топах» только возможность красиво тусоваться: они ничего не делают, да и делать не могут, потому что ничего не смыслят в порученном деле, и только паразитируют на должностях.

– Вы можете проиллюстрировать из практики?

Вот, к примеру, чудеса, творящиеся с головой министра экономического развития Улюкаева: он выступает на всю страну, и говорит, что «экономика России лежит на дне». И что?! Он что, наблюдатель от ОБСЕ? Он министр экономического развития! Сказав про «дно», он просто обязан или оправдываться, или каяться: называть врагов, мешающих ему, или посыпать голову пеплом, что недоглядел!

Кто виноват-то, что экономика России лежит на дне? И второй вечный вопрос – а что делать, раз она на дне? Мы не услышали от Улюкаева, кто виноват, не услышали, что делать. Вышел человек, описал свои наблюдения – и ушел, сохраняя интригу. Но он же не юный натуралист, который только и делает, что ведёт «дневник наблюдений»! Он – министр экономразвития! Он должен или в отставку подавать, раз не справляется, или чрезвычайные меры озвучивать…

– Но – с другой стороны – как он может что-то предпринять, если он смутно представляет предмет и истоки экономики, её строение и динамику?!

Я вообще не понимаю – почему в стране доблестной, великолепной армии и замечательных, первоклассных спецслужб сложилась такая ущербность кадров в сфере экономики? Ни один из правительственных горе-экономистов не сдал бы академику Глазьеву элементарный студенческий зачет, не говоря уж о большем!

– Тем не менее, вы на стороне российской власти?

Если Буденный и Ворошилов бездарно командовали фронтами — это не повод для перехода на сторону фашистов…

– Вы можете в двух словах обозначить контуры необходимой России экономической реформы?

Об экономическом процветании можно и нужно говорить очень долго, ибо это очень сложная комбинация. Но вкратце: основная формула экономической науке известна. Это – минимизация ренты паразитарных держателей ресурсов. Чем легче от желания трудиться перейти к созидательному труду – тем лучше для экономики.

Жива и развивается только та экономика, в которой предпринимательский доход, связанный с личным трудом и смекалкой, выше арендных платежей, безлично взимаемых с пользователей. Грубо говоря, когда большая часть полученной за труд зарплаты не уходит у квартиросъемщика на оплату жилья, на ренту владельца недвижимости. А продавец не платит львиную долю доходов с продаж — за аренду торгового помещения…

В этом смысле нет никакой разницы между Россией, Парагваем или Арменией, кроме той, что Парагвай и Армения не могут сами решить своей судьбы и сами – без поддержки извне – построить экономику мечты. Они – малы. Когда в Ереване мы попытались исправить экономику – всё правительство, всю верхушку расстреляли в парламенте американские наёмники…

– Но либералы тоже говорят о предпринимательском доходе и о снижении барьеров для инициатив предприимчивости…

Когда они говорят об этом – они говорят о том, чего не понимают. Любая свобода (либерализация) двусторонних отношений между трудом и ресурсовладельцем всегда приводит к диктату и шантажу ресурсовладельца. Возникает система, при которой работают одни (не только руками, но и как предприниматели, организуя дело), а всеми благами выработки пользуются совсем другие люди, «милостиво дозволяющие» труду (и уму) попользоваться ресурсами.

Только вмешательство государства может освободить труд рабочего и ум созидательного предпринимателя от чрезмерных поборов и всепоглощающей паразитарной ренты хозяев-латифундистов. Экономическая же свобода – это когда остаёшься один на один с контрагентом любой сделки.

Ну что будет, коли овцу оставить один на один с волком, даровав обоим «равные права»?! Не может быть равноправия у хозяина ресурсов и их обработчика. Хозяин распоряжается дарами природы – а обработчик – только самим собой: абсолютно недостаточным «собой» для выживания без даров природы.

– Как вы определите то главное, необходимое, основное – чего нет в современной экономике России?

Нет защиты простого человека от шантажа со стороны ресурсовладельцев. Это очень опасная ситуация, и она в перспективе может обрушить всю Россию, её политический режим. Понимаете, есть такой закон экономической науки: ЛОЯЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА ПРИОБРЕТАЕТСЯ ЧЕРЕЗ ЕГО ОБЕСПЕЧЕНИЕ.

– Как это понять?

Тот, кто человека обеспечивает – тому человек и лоялен. Допустим, я хочу быть лояльным тибетскому далай-ламе; но на практике я ВЫНУЖДЕН быть лояльным к тому начальнику, который обеспечивает материальные нужды моей семьи. И тут неважно – как сильно я люблю далай-ламу, и как сильно я не люблю начальника: приказы-то я выполняю того, кто мне платит, если я так не буду делать, то помру с голоду, и вообще некому станет выполнять приказов…

Путин тоже во власти этого закона экономики. Если он не сможет обеспечивать людей (а с такими министрами, как Улюкаев только это и светит) – то люди попросту НЕ СМОГУТ сохранить к нему лояльность. Люди лояльны только тому, кем наняты и обеспечены. И далеко не всегда они это делают добровольно – но делают.

Пуская в РФ иностранные компании, наша верхушка собственными руками переключает лояльность своих граждан на иностранные центры власти и влияния. До тех пор, пока иностранец, провезший в РФ чемодан с долларами, может выступить работодателем, (открыть фирму, офис, газету, телеканал, школу, ВУЗ и т.п.) – безопасность России не может быть обеспечена.

– Слушайте, Вазген Липаритович, а ведь правда… Только сейчас поняла… Всякий наниматель отбирает лично ему лояльный персонал, и в случае конфликта этот персонал предпочтет своего нанимателя официальным органам власти. В частности, сегодня десятки миллионов граждан РФ нарушают свой гражданский долг, получая «зарплату в конвертах», помогая своим работодателям уйти от государственного налогообложения…

Но граждан не нужно осуждать за это: у них выхода другого нет. Выбор за них делает закон экономики, по которому – КТО КОРМИТ, ТОМУ И ЛОЯЛЬНЫ. Хотите подменить лояльность – подмените источники кормления. Моделей экономических реформ много, но позитивна только одна…

– И какая же?

Предоставление гарантий достойного заработка всем, кто выразит желание и усердие трудиться. Без этого не будет политической лояльности масс – ибо люди без этого слишком восприимчивы к шантажу частных работодателей. Без этого не будет роста внутреннего спроса – основы основ суверенной экономики.

Без этого мы не выйдем из совершенно безумной ситуации, когда народ беден – а гигантские производственные мощности простаивают, теряя миллионы и миллионы невосполнимых человекочасов труда! Сейчас же Россия похожа на голодного человека, который имеет удочку и доступ к реке, но упорно не идёт рыбачить.

– Скажут – но ведь гарантии достойного заработка всем, кто добросовестно трудится – это же социализм!

Одно, безусловно, тянет другое: за одно звено можно вытащить всю цепь. Нужна, к примеру, ТОЛЬКО крепкая армия. Но она невозможна без крепкого тыла, а он, в свою очередь – без крепкой экономики, а она – и так далее, так далее… И добираемся до социализма…

Вы знаете уже, Анна, что я не сектант марксистско-ленинского толка, и я вижу в капитализации и социализации не противоположности, а взаимодополняющие элементы. Капитализм, через капиталовложения, СОЗДАЁТ товарное, потребительское изобилие. А социализм – через социализацию – организует к нему доступ, суть социализма – демократизация потребления.

– Получается, по Авагяну, капиталовложения создают продукцию, а социализация – открывает к ней доступ массам?

– Совершенно верно, ноги, чтобы идти, а руки, чтобы брать. Неудобно ходить на руках и брать ногами. Без социализма мы будем иметь ситуацию, в которой всё больше и больше товаров доступны всё меньшему и меньшему числу людей. Никто не говорит, что изобилие на витринах магазинов – плохо. Но это изобилие не должно превращаться музей потребительства, в котором все экспонаты – исключительно за стеклом!

Капитализм сам по себе расширять доступ к товарам (которые он создаёт) – не в состоянии. Капиталист, снижая издержки, снижает и платёжную способность как своего персонала, так и своих смежников-капиталистов. Поэтому я и говорю, что чистый, либеральный капитализм, подобно змею-уроборосу пожирает сам себя с хвоста.

Капитализм доведёт (и уже много раз доводил) общество до голодомора, если не вбросить в рыночные отношения социалистическую и гуманистическую закваску. А сделать это может только государство, в редких, исключительных случаях – правящая церковь, но это не про наше время.

– Государство заинтересовано в социализации из-за политической лояльности?

– Не только. Без социализации не станет ни массы налогоплательщиков, ни массы, из которой берутся солдаты, ни гражданского общества. Поэтому государство – если оно не свихнулось – всегда первейший враг капитализма. И не только в России, но и в Германии, Франции, США…

Везде государство с великим упорством увеличивает те издержки, которые бизнес снизил, и между ними постоянный конфликт по этому поводу. Беда в том, что если государство свихнулось – оно может не мешать, а помогать бизнесу грабить бедных, а это приведет к гуманитарной катастрофе и краху государственности…

– Да, но Вазген Липаритович, в 70-е годы ХХ века европейский капитализм выглядел более-менее прилично… Это сейчас он начал как-то чудовищно мутировать, но в конце прошлого века… Я хочу сказать – многие и сегодня верят, что можно построить Францию образца 1975 года взамен СССР образца того же года, и это будет хорошо весьма…

Так могут рассуждать только люди, не имеющие экономической подготовки и не знающие основных законов экономики. Среди которых есть и такой: экономической системы вне контекста не бывает, каждый локальный экономический процесс связан со всем глобальным, происходящим вокруг него, в мире.

На непонимании этого попался, кстати говоря, К.Маркс, который пытался изучить капиталистическую фабрику саму по себе, словно бы она висит в безвоздушной пустоте, и там продолжает почему-то работать… Этот путь – тупиковый.

Нельзя изучать процессы на абстрактной фабрике, не изучив, откуда поступает туда сырьё, кто покупатель продукции, каков политический режим, каково вероисповедание хозяина фабрики и её работников, каковы основные общественные идеи, мифы и паттерны ВОКРУГ фабрики и т.п.

– Это всё очень интересно, но мы говорим не о Карле Марксе, мир его праху, а о Франции в 1975 году…

– Которая, конечно же, в 1975 году не была капиталистической в современном, либеральном смысле слова, как и её соседка Англия, и уж тем более Швеция с Норвегией! Я даже не о гигантском госсекторе экономики, не о мощных социальных путах-барьерах для свободы бизнеса…

Я о том, что раковая опухоль капитализма в 70-е годы ХХ века находилась под жёсткой лучевой терапией советского присутствия и влияния.

Эта процедура облучения подавляла рост патологий в клеточной среде Франции-1975. Опухоль в социуме не уменьшалась – но и не росла. Её потенциал не раскрывался – потому что ему не давали раскрыться. Теперь совсем иные времена – и иные реалии. И Франция, и Италия давно уже не те, что в приснопамятном 1988 году! Нынешние рабочие в них рассказывают о доходах родителей, как о легендарном золотом веке…

Скажу кратко: конечно, могут быть, и обязательно должны обсуждаться альтернативы пути к социализму; но не может быть альтернативы самому социализму.

– Но реформаторы 90-х во всём мире были убеждены, что будущее можно выстроить на иных, принципиально не-социалистических началах…

– Жизнь показала их ошибку – если это была ошибка. Из всемирной десоциализации, проходившей (для чистоты эксперимента) на многих континентах одновременно, ничего, кроме вакханалии ворья и оргии дегенератов не получилось. Есть такая новая русская народная городская поговорка — «фарш невозможно провернуть назад».

Совершенно верно, точно так же и социализированный мир нельзя уже вернуть в эпоху Байрона и Диккенса, сделав вид, что ХХ века не было. Нельзя навязать кровавое тюдоровское рабочее законодательство народам, уже вкусившим социализации!

Тут единственное средство – массовая лоботомия, опора на психическую дегенерацию масс. И, судя по всем, Запад решил попробовать это последнее средство…

Наша газета «Экономика и мы» много пишет об этом – нет ничего важнее и страшнее этого. Запад, решивший протащить человечество через психические мутации – нужно остановить, ибо речь в прямом смысле идёт о ликвидации человеческого вида. Это уже даже не геноцид, а хомоцид!

– Российский политический режим представляется вам рыцарем, сражающимся с этим драконом?

Нет, совсем не так романтично. Политический режим РФ, конечно, противоположен планам глобалистов – но скорее ситуационно, чем осмысленно. Это как если вы себе представите какую-то вещь, застрявшую в трубе, по которой нам на голову текли фекальные массы глобализма.

В этом образе никакой похвалы для вещи, обратите внимания, нет: застрять может что угодно: и хорошая вещь, и плохая, и, так сказать, «никакая». Она может застрять с умыслом – или совершенно случайно. Дело не в ней, а в той пробке, которую она образовала. Пробка имеет исторически-прогрессивную роль.

Тот материал, который образовал пробку – может состоять из слоёв криминальных, амбициозно-деспотических, самодурствующих самовольников. Тот материал, из которого пробка сделана – может ничуть не понимать своей роли и значения в деле остановки фекальных масс глобального регресса. Он может вымазаться в них и даже пропитаться ими, что для пробочного материала почти неизбежно…

Здесь опять встаёт вопрос о соответствии или несоответствии субъективных представлений участников истории объективному значению событий, в которых они участвуют… Но сам по себе конфликт между Кремлём и глобализмом, конечно, играет исторически-прогрессивное значение, притормаживает разворот событий по самому худшему сценарию, который уже никто не сумеет предотвратить…

– Возвращаясь к неолиберальным рынкам и тому, что кроме оргии дегенератов они ничего не сумели дать: с этим ведь не все согласны…

Чтобы этого не понимать и не видеть – нужен или чудовищный цинизм рыночного либерализма, или безмозглый гедонизм элитных дурачков, вообще слепых в вопросах общей теории.

С мировой социалистической системой неразрывно и генетически были связаны такие понятия, как законность, порядок (упорядоченность) в расчетах. При демонтаже социализма законность сменяется аномией (т.е. полным отсутствием норм поведения и даже представления о них).

А порядок в расчетах между сторонами сделки — сменяет нарастающий хаос и бардак в расчетных отношениях, приправленный шантажом и насилием со стороны сильной стороны. Мы идём и уже пришли, и многие стали жертвами мира – в котором совершенно непонятно: кому и сколько и за что должен?

Убирая госконтроль за ценами, расценками, условиями труда – реформаторы получают полный произвол личных двусторонних контрактов и бесконечный мир мошенничеств, шантажа, насилий над личностью, «зарплатного» и «оплатного» рабства.

Тесная связь с абсурдом – уже в самом имени «нео-консерваторов»: «нео» — «новый», «обновление», «консерватизм» – консервация старого, то есть сочетание несочетаемого в стиле попыток провернуть назад фарш…

– Никакой методологии противостояния Западу у нынешних экономических властей РФ нет…

Безусловно, актуальная экономическая элита на серьёзное реформирование системы неспособна, и даже нелепо было бы от неё этого требовать. Это вообще люди, выросшие на потребительском отношении к жизни, они не понимают, что потребление – не начало, а венец экономического процесса. О том, что потреблению предшествует создание аппарата производства – они вообще не догадываются.

Но начало создания аппарата производства – это защита деловой активности (труда и предприимчивости) от поборов «мёртвой руки» рантье.

Это – азы, с этого нужно начинать, а дальше уже будет виден каждый следующий шаг…

Анна Курганова

Просмотров: 1225
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как из казаков сделали казахов? Тисульская находка — доказательство древности цивилизации Русов Ложь о факте татаро-монгольского ига Древние сибирские города-призраки – до прихода Ермака Переезд в деревню Кто построил Змиевы валы?