Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Период распада: кого Евросоюз потеряет первым Алексей Кудрин: Денег на пожилых больше нет "Сломанный трезубец": как Россия, Польша и Турция могут рвать Украину Как Америка может начать ядерную войну
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Августовский путч 1991 года: случайность или закономерность?

19 августа 1991 года, 24 года назад, советский народ из утреннего выпуска теленовостей узнал об образовании Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП). Было объявлено, что президент страны Михаил Горбачёв болен и исполнение его обязанностей взял на себя вице-президент Геннадий Янаев — председатель ГКЧП.

В Москву, между тем, входила бронетехника. Колонны из БТР и танков послушно останавливались на красный. Дикторы телевидения каждый час передавали документы ГКЧП, после чего по телевизору показывали «Лебединое озеро». Это начало походить на фарс.

Борис Ельцин (к тому времени — уже президент РСФСР) стягивал к Белому дому соратников для «отпора хунте». Сами же члены советского руководства отсиживались, словно чего-то выжидая. Пресс-конференция, которую члены ГКЧП дали вечером, ясности не добавила. Наоборот, вызвала смешки по поводу трясущихся рук Янаева.

Это был очень странный путч.

20-го августа стало ясно: ГКЧП проигрывает Ельцину, который собрал у «Белого дома» митинг для отпора «путчистам» и «защиты» незаконно отстранённого от власти Горбачёва. В ночь на 21-е в туннеле на Садовом кольце погибли под гусеницами трое парней, пытавшихся остановить бронетехнику, а днём из Фороса был вызволен Горбачёв. Затем последовали аресты российской прокуратурой членов ГКЧП и тех руководителей, кто его активно поддерживал.

В итоге, в камерах следственного изолятора «Матросская тишина» оказались: вице-президент СССР Г.И. Янаев, премьер В.С.Павлов, министр обороны Д.Т.Язов, глава КГБ СССР В.А.Крючков, зам.председателя Совета обороны О.Д. Бакланов, председатель Ассоциации государственных предприятий промышленности, транспорта и связи А.И. Тизяков, председатель Агропромышленного союза и председатель колхоза В.А. Стародубцев. А так же их единомышленники: секретарь ЦК КПСС и член Политбюро О.С. Шенин, руководитель аппарата Президента СССР В.И. Болдин, зам.министра обороны, Главком Сухопутных войск генерал В.И. Варенников, начальники управлений КГБ Ю.С. Плеханов и В.В. Генералов. Через пару дней к ним присоединился председатель Верховного Совета СССР А.И.Лукьянов, который не входил в комитет и его не поддерживал. Всем им российский прокурор Валентин Степанков шил «измену Родине». До ликвидации СССР оставалось всего 4 месяца.

Путч продлился всего три дня, но стал точкой невозврата для огромной страны.

Империя, которая в августе 91-го только трещала по границам республик, в декабре того же года бесповоротно разломилась на несколько кусков.

Но тогда, 21 августа, победу над ГКЧП встречали ликованием. Люди верили, что пусть не сразу, пусть трудно, но в обозримом будущем мы будем жить в процветающей, цивилизованной, демократичной стране. Однако, этого не случилось.

После окончания Второй мировой войны были определены основные направления борьбы с русским народом, нашедшие в дальнейшем воплощение в официальных документах правительства США, и, прежде всего, в директивах Совета Национальной безопасности США и законах этой страны.

В циркуляре госсекретаря США Дж.Ф. Даллеса американским посольствам и миссиям за рубежом от 6 марта 1953 года, сразу после смерти Сталина, подчеркивалось:

Нашей главной целью остается сеять сомнения, смятение, неуверенность в отношении нового режима не только среди правящих кругов и народных масс в СССР и странах-сателлитах, но и среди коммунистических партий вне пределов Советского Союза.

И наконец, в Законе о порабощённых народах, принятом Конгрессом NOA в августе 1959 года, открыто ставился вопрос о расчленении России на 22 государства и разжигании ненависти к русскому народу. Тем же законом определяется и независимость нынешнего Донбасса, называемого в тексте Казакией, и тем самым делает несостоятельным текущую политику США в отношении Донецкой и Луганской народных республик.

Начиная с 1947 года под предлогом борьбы с коммунизмом американское правительство выделяет на осуществление программ борьбы с Россией и русским народом сотни миллионов долларов ежегодно.

Одним из главных пунктов этих программ была подготовка «единомышленников, союзников и помощников» в России.

Вновь реанимируется старый тезис об установлении «нового мирового порядка», при котором вся мировая власть будет сконцентрирована в руках небольшой группы, а использование ресурсов будет контролироваться специальными программами западных стран. Препятствием на пути установления такого мирового паразитического порядка стал СССР, к тому же обладавший значительной частью мировых ресурсов.

Наиболее подробный план разрушения СССР был описан в Директиве 20/1 СНБ США от 18 августа 1948 года:

Наши основные цели в отношении России, в сущности, сводятся всего к двум:
а) Свести до минимума мощь и влияние Москвы;
б) Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики,
которых придерживается правительство, стоящее у власти в России.

Для мирного периода директива СНБ 20/1 предусматривала капитуляцию СССР под давлением извне. Последствия такой политики в директиве СНБ 20/1, конечно, предвиделись:

Наши усилия, чтобы Москва приняла наши концепции, равносильны заявлению: наша цель — свержение Советской власти. Отправляясь от этой точки зрения, можно сказать, что эти цели недостижимы без войны, и, следовательно, мы тем самым признаем: наша конечная цель в отношении Советского Союза — война и свержение силой Советской власти.

Было бы ошибочно придерживаться такой линии рассуждений.
Во-первых, мы не связаны определенным сроком для достижения наших целей в мирное время. У нас нет строгого чередования периодов войны и мира, что побуждало бы нас заявить: мы должны достичь наших целей в мирное время к такой-то дате или «прибегнем к другим средствам…».
Во-вторых, мы обоснованно не должны испытывать решительно никакого чувства вины, добиваясь уничтожения концепций, несовместимых с международным миром и стабильностью, и замены их концепциями терпимости и международного сотрудничества. Не наше дело раздумывать над внутренними последствиями, к каким может привести принятие такого рода концепций в другой стране, равным образом мы не должны думать, что несём хоть какую-нибудь ответственность за эти события… Если советские лидеры сочтут, что растущее значение более просвещенных концепций международных отношений несовместимо с сохранением их власти в России, то это их, а не наше дело. Наше дело работать и добиться того, чтобы там свершились внутренние события… Как правительство мы не несём ответственности за внутренние условия в России… (http://www.sakva.ru/Nick/yak.html).

Новая стратегическая доктрина США относительно СССР NS DD-75, подготовленная для президента США Р. Рейгана гарвардским историком Ричардом Пайпсом, предлагала усилить враждебные действия против России.

Директива чётко формулировала, — пишет американский политолог Петер Швейцер, — что нашей очередной целью является уже не сосуществование с СССР, а изменение советской системы. В основе директивы лежала убеждённость, что изменение советской системы с помощью внешнего нажима вполне в наших силах.

Другая американская доктрина — «Освобождение» и концепция «Информационной войны», разработанные для администрации президента Дж. Буша, открыто провозглашали главной целью западного мира «демонтаж СССР» и «расчленение России», предписывали американским легальным и нелегальным структурам осуществлять контроль за состоянием, инициировать и управлять антирусскими настроениями и процессами в республиках России и учредить фонд в млрд. дол. в год для оказания помощи «движению сопротивления».

В семидесятые—восьмидесятые годы американская программа подготовки агентов влияния в СССР приобретает законченный и целеустремленный характер. Нельзя сказать, что эта программа не была известна советскому руководству. Факты говорят, что была. Но на неё намеренно закрывали глаза те люди, которых мы сегодня с полной ответственностью можем назвать агентами влияния.

В КГБ СССР по этому поводу был подготовлен специальный документ, который назывался «О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан».

По свидетельству председателя КГБ Крючкова, компетентные органы СССР знали об этих планах:

Потоком шли сведения о глубоко настораживающих замыслах в некоторых странах, и прежде всего в США, в отношении нашего государства. Так, по некоторым из них, население Советского Союза якобы чрезмерно велико и его следовало бы разными путями сократить. Производились даже соответствующие расчеты. По этим расчётам, население Советского Союза целесообразно было бы сократить до 150—160 млн. человек. Определялся срок — в течение 25—30 лет. Территория нашей страны, её недра и другие богатства в рамках «общечеловеческих ценностей» должны стать общим достоянием определенных стран мира, т. е. мы должны как бы поделиться этими «общечеловеческими ценностями».

Обратите внимание на срок — он говорит о продуманной, рассчитанной на длительную перспективу политике, стержень которой — геноцид.

Сегодня с полной определённостью можем говорить об осуществлении многих планов, разработанных мировой закулисой в отношении СССР. Во всяком случае, к началу восьмидесятых годов американская разведка имела десятки помощников и единомышленников в высших эшелонах власти. Роль некоторых из них уже достаточно ясна, результаты их деятельности очевидны и данные об их сотрудничестве с иностранными спецслужбами невозможно опровергнуть.

По данным, сообщенным министром иностранных дел Латвии, с 1985 по 1992 год Запад (прежде всего США) инвестировал «в процесс демократизации СССР (то есть — в разрушение России) 90 миллиардов долларов. На эти деньги покупались услуги нужных людей, подготавливались и оплачивались агенты влияния, направлялись специальная техника, инструкторы, литература и т. п.

Через сеть представительств Института Крибла и подобных ему учреждений инструктивную подготовку агентов влияния прошли сотни человек, составивших кадровый костяк разрушителей СССР и будущего режима Ельцина, в том числе: Г. Попов, Г. Старовойтова, М. Полторанин, А. Мурашов, С. Станкевич, Е. Гайдар, М. Бочаров, Г. Явлинский, Ю. Болдырев, В. Лукин, А. Чубайс, А. Нуйкин, А. Шабад, В. Боксер, многие «теневики» из окружения Ельцина, в частности руководитель его выборной кампании в Екатеринбурге А. Урманов, а также И. Вирютин, М. Резников, Н. Андриевская, А. Назаров, видные журналисты и работники телевидения. Таким образом, в СССР была сформирована «пятая колонна», существовавшая в составе Межрегиональной депутатской группы и «Демократической России».

Достоверно известно, что М. Горбачёв из сводок КГБ СССР знал о существовании специальных учреждений по подготовке агентов влияния, известны ему были и списки их «выпускников». Однако он ничего не сделал, чтобы прекратить деятельность изменников.

Получив от руководства КГБ досье, содержащие сведения о разветвлённой сети злоумышленников против государства, Горбачев запрещает КГБ предпринимать какие-либо меры по пресечению преступных посягательств. Более того, он всеми силами прикрывает и выгораживает «крестного отца» агентов влияния в СССР А.Н. Яковлева несмотря на то, что характер сведений о нём, поступавших из разведисточников, не позволял сомневаться в истинной подоплёке его деятельности.

Вот что сообщает об этом бывший председатель КГБ Крючков:

В 1990 году Комитет госбезопасности по линии разведки и контрразведки получил из нескольких разных (причем оценивающихся как надежные) источников крайне настораживающую информацию в отношении А. Н. Яковлева. Смысл донесений сводился к тому, что, по оценкам западных спецслужб, Яковлев занимает выгодные для Запада позиции, надежно противостоит «консервативным» силам в Советском Союзе и что на него можно твердо рассчитывать в любой ситуации. Но, видимо, на Западе считали, что Яковлев может и должен проявлять больше настойчивости и активности, и поэтому одному американскому представителю было поручено провести с Яковлевым соответствующую беседу, прямо заявив ему, что от него ждут большего (http://www.pokaianie.ru/article/masons/read/10506).

Стоит напомнить, что многие из «младореформаторов» прошли через андроповскую «Школу Лонжюмо», в качестве которой выступил Международный институт прикладного системного анализа (МИПСА) в Вене, где проходили регулярные, ежеквартальные семинары, на которые приезжали наши «стажёры» в сопровождении «кураторов» от КГБ и встречались там с западными «специалистами по управлению», половина которых была офицерами западных спецслужб. А сам Горбачёв сошёлся с Андроповым ещё в 1970-ых, что может многое объяснять.

Андропов и Горбачёв, Ставрополье, 1973 г.

Даже получив эту информацию, Горбачёв отказывается что-либо предпринимать. Подобное поведение первого лица в государстве свидетельствовало о том, что и он к тому времени был тесно интегрирован в систему связей мировой закулисы.

Первые опубликованные известия о принадлежности М. Горбачёва к вольным каменщикам появляются 1 февраля 1988 года в немецком малотиражном журнале «Мер Лихт» («Больше света»). Аналогичные сведения публикуются в нью-йоркской газете «Новое русское слово» (4 декабря 1989), там даже приведены фотографии президента США Буша и Горбачёва, проделывающих руками типичные масонские знаки.

Встреча на Мальте. На фото: слева — министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе, второй слева — генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев, второй справа — президент США Джордж Буш. Фото: РИА Новости

Однако самым веским свидетельством принадлежности Горбачёва к масонству становятся его тесные контакты с руководящими представителями мирового масонского правительства и вступление в члены одной из главных мондиалистских структур — Трехсторонней комиссии. Посредником между Горбачёвым и Трёхсторонней комиссией выступал известный финансовый делец, масон и агент израильской спецслужбы «Моссад» Дж. Сорос, образовавший в 1987 году так называемый Фонд Сорос—Советский Союз, из которого позднее вырос советско-американский фонд «Культурная инициатива», имевший откровенно антирусский характер.

АГЕНТЫ ВЛИЯНИЯ

Из средств Сороса оплачивалась антирусская деятельность политиков, сыгравших трагическую роль в судьбе СССР, и в частности Ю. Афанасьева. В 1990-м он финансировал пребывание в США группы разработчиков программы по разрушению советской экономики «500 дней» во главе с Г. Явлинским, а позднее и членов «команды Гайдара» (когда они ещё не были в правительстве).

Таким образом, к августу 1991 года высшие эшелоны власти в СССР, как показывает анализ взаимоотношений с Западом, в большинстве своём имели прозападные настроения и финансовую поддержку на выполнение поставленных хозяевами Запада целей, которые не отвечали интересам населения страны.

Необходимость введения режима чрезвычайного положения из-за фактического распада систем жизнеобеспечения, катастрофического дефицита энергоносителей и отказа сельскохозяйственных предприятий и местных органов власти обеспечивать выполнение плана госпостава продовольствия в госрезервы, судя по многим сообщениям, многократно обсуждались в окружении Горбачёва и подчинённых ему органов власти. В интервью Лукьянова группе депутатов ВС СССР, данном им на второй день переворота, говорится о том, что чрезвычайное положение Горбачев предполагал ввести после подписания Союзного договора, на основании соглашения «9+1».

Однако подписание Союзного договора автоматически устраняло руководителей ГКЧП от власти и, по мнению теперь уже бывших руководителей базовых отраслей народного хозяйства, делало невозможным стабилизацию экономики и поддержание систем жизнеобеспечения в работоспособном состоянии ввиду предстоящей зимы.

Подписание Союзного договора интенсифицировало бы распад единой финансовой системы и экономического пространства СССР в целом, ликвидировало деятельность предприятий оборонного комплекса с длинными технологическими цепочками.

Из событий, которые, несомненно, стимулировали попытку августовского путча и сохранение СССР как единой державы, воссозданной народом после войны под руководством И.Сталина, необходимо отметить следующие:

  1. Национализация Россией нефтяной и газовой промышленности и обещанное Ельциным в Тюмени повышение внутренних цен на нефть и нефтепродукты, что, по мнению Павлова, взорвало бы всю экономику страны.
  2. Предполагаемое введение национальных валют в некоторых республиках.
  3. Национализация Якутией, Казахстаном золотодобывающей промышленности.
  4. Невыполнение планов госпоставок зерна нового урожая и замыкание экономических пространств зернопроизводящими союзными республиками.
  5. Сокращение на 50% оборонных заказов и грядущий паралич оборонной промышленности, социальные последствия необдуманной конверсии оборонных отраслей.
  6. Лавинообразная коммерциализация отношений между руководителями крупных предприятий и подотраслей народного хозяйства, ведущая к потере плановых компонентов управления ими.
  7. Феномен личной финансовой независимости руководителей предприятий организаций и следующая из него потеря последних рычагов управления ими.
  8. Указ Ельцина о департизации, устраняющей аппарат КПСС из сферы принятия каких-либо решений по управлению экономикой и социальной жизнью.
  9. Необходимость введения чрезвычайного положения и после неудачи переворота сохраняется. Вполне вероятно, что оно будет введено, но в других формах и с другими руководителями.
  10. Создание республиканских систем безопасности, включая военизированные собственные формирования и национальные гвардии, начало перехода республиканских КГБ в ведение республик.

За время своего правления Горбачев шаг за шагом вбивал клин в государственный аппарат власти, разрушая его до самого основания. Однако ему уже было ясно — план удался, и до его окончательной реализации осталось совсем чуть-чуть.

Бывший член Политбюро ЦК КПСС Юрий Прокофьев вспоминал впоследствии, как ещё в марте 1991 года Горбачев собирал ключевых руководителей страны и обсуждал с ними сложившееся положение. Положение было тяжёлым:

Когда проходило совещание у Язова, возник острый вопрос: Горбачёв может вести дело по принципу «вперёд-назад», потом остановится. Как быть в таком случае? Кто-то сказал, что тогда Янаеву придется брать руководство страной в свои руки. Он запротестовал: ни физически, ни интеллектуально, мол, не готов исполнять обязанности президента, такой вариант неприемлем.

Пуго с Язовым заявили, что вводить чрезвычайное положение они согласны только при условии конституционного решения вопроса, т. е. при согласии президента и по решению Верховного Совета СССР. В ином случае они участвовать во введении чрезвычайного положения не будут.

О том, что заседания проходили, Горбачёв знал. Например, когда мы были у Язова, он возвращался из Японии и с борта самолёта позвонил Крючкову. Тот в разговоре с Горбачёвым сказал, что, выполняя его поручение, мы сейчас сидим и совещаемся. Так что Горбачёв был инициатором разработки документов о введении чрезвычайного положения в стране, и, в сущности, почти весь состав ГКЧП сформирован им,

— отмечает Прокофьев.

Сам маршал Дмитрии Язов в одном из своих интервью подчеркивает:

Заключать договор в августе 1991 года по сути дела было не с кем, но «процесс пошёл», и государство разваливалось буквально на глазах. Вот тогда и собралось правительство во главе с Валентином Павловым. Дело было в одном из конспиративных зданий КГБ, у Крючкова. О ГКЧП тогда вопрос вообще не стоял. Просто мы обсудили сложившуюся в стране ситуацию и решили: чтобы выполнить волю народа и сохранить Советский Союз, надо ввести чрезвычайное положение. Сейчас на этот счёт много спекуляций. Но факт остается фактом: уезжая третьего августа на отдых в Форос, Горбачёв собрал правительство и строго-настрого предупредил, что нужно отслеживать ситуацию и, если что, вводить чрезвычайное положение,

— отмечает Язов.

Вскоре принят окончательный документ. На основании подготовленных материалов издали указ президента Горбачёва о порядке введения чрезвычайного положения в отдельных регионах и отраслях народного хозяйства страны. Этот указ был опубликован в мае и прошёл почти незаметно.

Единственное, что мне тогда запомнилось: позвонил Горбачев и, посмеиваясь, сказал: «Я вот с Ельциным согласовал указ. Он дал согласие и внёс только одну поправку: указ вводится только на год. А нам больше одного года и не надо»…

— вспоминает Юрий Прокофьев.

24 мая 1991 годы были приняты изменения к конституции РСФСР по названиям Автономных Советских Социалистических Республик (АССР) — из них было убрано слово «автономные» и они стали именоваться как Советские Социалистические Республики (ССР) в составе РСФСР, что противоречило 85 статье конституции СССР.

А 3 июля 1991 года в конституцию РСФСР вносятся изменения статусов Автономных областей на Советские Социалистические Республики в составе РСФСР (кроме Еврейской АО), что также противоречило 87 статье конституции СССР.

Политические верхи, сотрясаемые социальной депрессией, охватившей страну, готовились к созданию нового Союза Советских Суверенных Республик (СССР). Однако и такой вариант не устраивал кураторов Горбачёва — при формировании обновлённого СССР было бы слишком легко отстранить его о власти и вернуть систему к прежним порядкам. Тогда западный план не срабатывал.

Горбачёв пошёл ва-банк и организовал еще одну циничнейшую политическую провокацию — «августовский Путч». В том, что бенефициаром Путча был сам генсек, к сегодняшнему дню признались практически все непосредственные участники тех событий. «Августовский путч» был срежиссирован Горбачёвым.

Писатель и историк Николай Стариков в своей публикации «Путча не было» прямо говорит об обратной стороне этого кровавого события, затеянного с подачи Михаила Горбачёва и его заграничных визави:

Был грубый и циничный обман. Было предательство. Было хладнокровное желание, чтобы пролилась кровь. Много чего было, в эти августовские дни 1991 года. Но только всё это делало не ГКЧП. Только вот путча никакого не было. Когда ГКЧП начало выполнять согласованные и порученные им действия, Ельцин объявил их изменниками и путчистами. А вслед за ним — это повторил и весь мир.

А что Горбачёв? А он просто не брал в Форосе трубку. Рассказы «о блокировании» Горбачёва на даче в Форосе «путчистами» полная ерунда. В августовские дни 1991 года, один из питерских журналистов… дозвонился до дачи генсека по обычному телефону. Горбачёв предал своих подчинённых. Он их обманул. А вместе с растерявшимися именно по этой причине «путчистами», предал и обманул и свой народ,

— отмечает исследователь.

Вот комментарий генерала Варенникова, одного из членов ГКЧП:

По обе стороны баррикад была молодёжь. Её на провокацию и подтолкнули: засаду сделать в полутора километрах от Белого дома, на Садовом кольце. Там заблаговременно посадили американских и других кино- и телерепортёров, чтобы они снимали эпизод, о котором никто не знал, ни милиция, ни, конечно, войска, осуществлявшие патрулирование и попавшие в засаду.

На улицах Москвы быстро образовались толпы людей, подстрекаемые провокаторами. Столкновения людей с бронетехникой, «подсвечиваемые» телекамерами западных каналов и вспышками иностранных фотографов, показали всю срежиссированность августовского сценария.

Никакого Путча не было не только в 1991 году. То, что произошло в августе 1991 года повторило события лета 1917 года:

Тогда Керенский (глава России на тот момент) отдал распоряжение своему подчинённому, главковерху генералу Корнилову, ввести войска в Петроград и навести порядок. Когда Лавр Корнилов стал выполнять задуманное — сам Керенский объявил его изменником и арестовал вместе с группой высших офицеров. Обвинив в попытке захвата власти, которой на самом деле никогда не было даже в мыслях слишком честных русских генералов. После чего Керенский выпустил большевиков из тюрем и роздал оружие тем, кто через два месяца свергнет его, Керенского, «Временное правительство», — подчеркивает исследователь. — Сценарии августа 1991 и 1917 поражают своей одинаковостью. Приказ навести порядок. Объявление за это изменниками. Растерянность военных. Их поражение, неизбежное — ведь они не готовились бороться. Готовились лишь выполнять приказы. А потом — разгром страны. Распад. Гражданская война.

И в 1991 можно сказать, что на «комендантском часе» вся деятельность ГКЧП и закончилась. Уже было ясно, что «путчисты» отдали свою честь будущему «царю Борису». Всё закончилось 21-го августа фальшивым комендантским часом: войска смирно стояли, никого не трогали, ожидая каких-то распоряжений «путчистов».Они будто сами себя напугали. Это и был их последний день. Как и следовало ожидать толпа завелась и сама напала на войска, не знающие чем заняться. Пролилась кровь «защитников демократии», на которых никто не нападал, после чего ГКЧП обречён был стать «путчем». И для братии с телевидения, и для толпы в конце концов настал день пятый — 22-го августа, когда «снесли башню» главе МВД СССР, в составе которого подельники Горбачёв сформировали отряды милиции особого назначения — ОМОН.

Кто-то сделал главе ОМОНА «чик» — последнему Министру внутренних дел СССР — Борису Карловичу Пуго — снесли башку. Если верить официальной версии, то он сам застрелился, хотя всем по телевидению показали пистолет, который лежал на тумбочке, куда он его якобы сам положил после того, как выстрелил в себя.

По официальной версии, прежде чем пустить себе пулю в висок, Пуго застрелил жену. Пистолет по его просьбе утром принёс сын Вадим – сотрудник КГБ, до трагедии уехавший на работу. Экономист Григорий Явлинский, приехавший арестовывать главу МВД СССР в компании председателя КГБ РСФСР Виктора Иваненко, заместителя министра внутренних дел РСФСР Виктора Ерина и заместителя Генерального прокурора РСФСР Евгения Лисова, описал увиденное.

По словам будущего «яблочника»:

Жена Пуго была изранена, в крови. Лицо измордовано в кровь. Невозможно было разобраться, ножевое ранение или огнестрельное. Она сидела на полу с одной стороны двуспальной кровати, а на другой стороне кровати в тренировочном костюме лежал Пуго. Его голова откинулась на подушку, и он дышал. Но внешний вид у него был, как у мертвеца. Жена выглядела невменяемой. Все движения у неё были абсолютно не координированы, речь — несвязной. …Я не профессионал и тогда не задумывался над обстоятельствами. Передо мной лежал государственный преступник. И только после того как мы с Иваненко уехали, память высветила два обстоятельства, которые я не могу объяснить.

Первое. Пистолет аккуратно лежал на тумбочке за головой Пуго. Даже Явлинскому, человеку сугубо гражданскому, трудно было представить, как человек, выстрелив себе в висок, мог его туда положить. А затем лечь на кровать и вытянуться. Если бы глава МВД сначала лег на кровать, а потом выстрелил, то дотянуться до тумбочки, положить на неё пистолет и принять то положение, в котором его застали, ему было бы просто невозможно.
Следствие выдвинуло версию, что последней стреляла жена. Она же якобы и положила пистолет на тумбочку. Но вот какая странность: следователи нашли три стреляные гильзы! (http://www.opoccuu.com/2308114.htm)

Следует отметить, что сценарий «путча» во многом повторял события и лета 1953, когда ликвидировали министра МВД Лаврентия Павловича Берия (об этом мы писали цикл статей http://inance.ru/2015/02/iuda/), а в Москву ввели танки, после чего курс страны был резко сменён.

Августовский кризис привёл к разрушению институтов управления, стержнем которых были КПСС и КГБ. В результате чего Россию поразил глубочайший кризис управления, от которого страна не могла оправиться долгие годы. Оборвав эволюционность политического развития, августовский путч способствовал усилению поляризации политических сил, что вылилось, в конечном счете, в кровавую драму октября 1993 года.

По мнению доктора исторических наук Михаила Геллера, все было закончено ещё в августе. Свидетели и участники событий еще не знали, что история СССР завершилась.

В сентябре 1991 года вышла книга Горбачева «Путч», которую наспех накатали его американские помощники. В ней автор утверждает, что:

Советский Союз остается и будет великой державой, без которой не могут решаться мировые проблемы.

Как считает Геллер, «Путч» являлся ни чем иным, кроме как хорошо разыгранным спектаклем, поставленным перед всем миром.

Это объясняется тем, что главные роли в «Путче» сыграли люди, каждого из которых тщательно выбирал и поставил на занимаемое место сам Горбачёв. Это были его ближайшие соратники. «Августовский путч», хотя Горбачёв представляет его как предательство близких, носил иной характер. До последней минуты «заговорщики» убеждали Горбачева возглавить Комитет, начать действовать решительно, чтобы навести порядок в стране,

— отмечает исследователь.

По мнению Геллера, 18 августа в Форос прилетела делегация от будущих «путчистов» упрашивать президента объявить чрезвычайное положение. После своего ареста «путчисты» утверждали, что Горбачёв знал об их намерениях и уехал в Форос с напутствием: делайте, как хотите.

Это, наверное, следует понимать: удастся — я буду с вами, не удастся — отвечайте вы.

Об этом же говорит в своих воспоминаниях и маршал Дмитрий Язов:

Его несостоятельность убедительно показал генерал Валентин Иванович Варенников. Во время суда он прямо спросил Горбачёва: «Когда мы уезжали из Фороса 18 августа, вы оставались президентом или нет?» Горбачев крутил-крутил, но, в конце концов, произнес: «Да, я считал, что остался президентом». — «Так, значит, мы не захватили у вас власть?» «Не захватили…»

Да и трудно называть переворотом ситуацию, оставляющую на месте всю структуру государственной власти, кабинет министров в полном составе, всю партийную иерархию. Отсутствовал только глава государства. Но с Горбачёвым постоянно шли переговоры, с ним или его сторонниками, которые оставались в своих кабинетах по соседству с «заговорщиками».

1 февраля 2006 года в интервью телеканалу «Россия» Борис Ельцин заявил, что документально подтверждено участие Горбачёва в ГКЧП.

Основная цель путчистов заключалась в том, чтобы не допустить ликвидации СССР, которая, по их мнению должна была начаться 20 августа во время первого этапа подписания нового союзного договора, превращающего СССР в конфедерацию — Союз Суверенных Государств. 20 августа договор должны были подписать представители РСФСР и Казахской ССР, остальные будущие компоненты содружества в течение пяти встреч, вплоть до 22 октября.

20 числа мы не позволили подписать союзный договор, сорвали мы подписание этого союзного договора.

— Г. И. Янаев, интервью радиостанции «Эхо Москвы»

В одном из первых заявлений ГКЧП, распространённом советскими радиостанциями и центральным телевидением, указывались следующие цели, для реализации которых в стране вводилось чрезвычайное положение:

В целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего Отечества; исходя из результатов всенародного референдума о сохранении Союза Советских Социалистических Республик; руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей Родины, всех советских людей.

В 2006 году бывший председатель КГБ СССР Владимир Крючков заявил, что ГКЧП не ставил целью захват власти:

Мы противились подписанию договора, разрушающего Союз. Я чувствую, что был прав. Жалею, что не были приняты меры по строгой изоляции Президента СССР, не были поставлены вопросы перед Верховным Советом об отречении главы государства от своего поста (http://www.encyclopaedia-russia.ru/article.php?id=136).

Сопротивление ГКЧП возглавило политическое руководство Российской Федерации (президент Б.Н. Ельцин, вице-президент А.В. Руцкой, председатель правительства И.С. Силаев, и.о. председателя Верховного Совета Р.И. Хасбулатов).
В обращении к гражданам России Борис Ельцин 19 августа, охарактеризовав действия ГКЧП как государственный переворот, заявил:

Мы считаем, что такие силовые методы неприемлемы. Они дискредитируют СССР перед всем миром, подрывают наш престиж в мировом сообществе, возвращают нас к эпохе холодной войны и изоляции Советского Союза. Все это заставляет нас объявить незаконным пришедший к власти так называемый комитет (ГКЧП). Соответственно объявляем незаконными все решения и распоряжения этого комитета.

Хасбулатов был на стороне Ельцина, хотя через 10 лет в интервью Радио Свобода говорил, что, как и ГКЧП, был недоволен проектом нового Союзного договора:

Что касается содержания нового Союзного договора, так, помимо Афанасьева и кого-то ещё другого, я сам был страшно недоволен этим содержанием. Мы с Ельциным много спорили — идти нам на совещание 20 августа? И, наконец, я убедил Ельцина, сказав, что, если мы даже не пойдем туда, не составим делегацию, это воспримут, как наше стремление развалить Союз. Был же референдум, в конце концов, в марте о единстве Союза. Шестьдесят три, кажется, процента или 61 процент населения высказались за сохранение Союза. Я говорю: «Мы с вами не имеем права…». Поэтому я говорю: «Давайте мы пойдем, составим делегацию, а там мотивированно изложим свои замечания к будущему Союзному договору» (http://www.encyclopaedia-russia.ru/article.php?id=136).

Независимые исследовательские центры, гражданские ассоциации, благотворительные фонды вдруг сомкнулись в сеть — то, что американцы именуют словом network, — и по этой сети двигались сообщения, помощь, ресурсы, необходимые для противостояния танкам.

Вот что писал 30 августа 1991 года директор Информационного агентства POSTFACTUM Глеб Павловский:

Среди этих ячеек гражданского общества я не могу не отметить ближайшие к нам: редакции журнала «Век XX и мир» и еженедельника «Коммерсанть», Центр политико-правовых исследований, Общество «Мемориал», Институт гуманитарно-политических исследований и, конечно, издательство «Прогресс». Тогда же обнаружились подлинные роль и объем многолетних программ Советско-американского фонда «Культурная инициатива» (известного большинству под именем «Фонда Сороса»), особенно программы «Гражданское общество» — поддержанные ею группы были активными участниками сопротивления Трех дней. Дни противостояния соединили нас в общем усилии, результат которого — свобода — с каждым днём всё более не определёнен. Свобода как состояние подобна информации: она открыта, она сомнительна и опасна. Но этого риска мы, собственно, и желали (http://www.ru-90.ru/node/475).

В результате антирусского государственного переворота в августе—декабре 1991 года планы мировой закулисы были достигнуты. Однако учреждения по подготовке и инструктажу агентов влияния не только не демонтируются, но и превращаются в важную часть властной структуры режима Ельцина, разрабатывающую для него своего рода директивные программы деятельности и поставляющую ему советников.

В США был открыт легальный общественный центр этой структуры под названием «Русский дом», который возглавил агент влияния Э. Лозанский, хотя, безусловно, все ответственные решения принимались в стенах ЦРУ и руководством мировой закулисы.

Уверенный в окончательной победе, Ельцин уже не скрывал своей прямой связи с подрывными антирусскими организациями типа американской «Национальный вклад в демократию», на имя руководителей которой он отправил послание, где, в частности, говорилось:

Мы знаем и высоко ценим тот факт, что вы внесли свой вклад в эту победу (факс от 23 августа 1991 года).

Мировая закулиса ликовала, каждый её представитель — по-своему, но все они отмечали ключевую роль ЦРУ. Президент США Буш сразу же после переворота августа 1991 года с полным знанием дела и как бывший директор ЦРУ публично заявил, что приход к власти режима Ельцина:

Наша победа — победа ЦРУ.

Тогдашний директор ЦРУ Р. Гейтс в Москве, на Красной площади, проводит свой собственный «парад победы» перед телекамерами Би-би-си, заявив:

Тут, на Красной площади, подле Кремля и Мавзолея, совершаю я одиночный парад победы своей.

Между ЦРУ и представителями режима Ельцина, вполне естественно, устанавливаются отношения господина и вассала. Например, в октябре 1992 года Р. Гейтс в обстановке полной секретности встречается с Ельциным. Причем последнему даже не дают возможности пользоваться услугами своего переводчика, которого выставляют за дверь, а весь перевод осуществляет переводчик директора ЦРУ.

Мировая закулиса награждает Ельцина званием, которое носит почти каждый член мировой масонской общественной организации — рыцаря-командора Мальтийского ордена. Его он получает 16 ноября 1991 года. Уже не стесняясь, Ельцин позирует перед корреспондентами в полном облачении рыцаря-командора.

В августе 1992 года Ельцин подписывает Указ № 827 «О восстановлении официальных отношений с Мальтийским орденом» (http://www.lawrussia.ru/texts/legal_213/doc213a408x255.htm). Содержание этого указа некоторое время сохранялось в полной тайне. Министерству иностранных дел России предписывалось подписать протокол о восстановлении официальных отношений между Российской Федерацией и Мальтийским орденом.

Называть ГКЧП «путчем» или «переворотом» не совсем корректно, поскольку не предполагалась ломка государственной системы, а наоборот предлагались мероприятия в защиту того строя, который существует. Это была «попытка» ряда высших лиц государства спасти Союз от развала.

Со стороны Горбачёва это была фактически «верхушечная акция», коммунисты на местах не получили никаких указаний о своих действиях. И эта акция была проведена, чтобы нагнать на общество страх, разогнать КПСС и развалить Союз. Путчисты оказались в роли «подставленных». Их для порядку арестовали. Но через некоторое время амнистировали.

Попытки М.С. Горбачёва вновь взять управление в стране в свои руки наталкивались на сопротивление руководителей республик. Усилиями путчистов центральная власть была скомпрометирована. В Москве хозяином чувствовал себя Президент РСФСР Б.Н. Ельцин.

Высший орган государственной власти — Съезд народных депутатов СССР — 5 сентября 1991 г. объявил о самороспуске и передаче властных полномочий Госсовету в составе руководителей республик. М.С. Горбачев как глава единого государства стал лишним.

8 декабря 1991 г. в Беловежской Пуще под Минском руководители России (Б.Н. Ельцин), Украины (Л.М. Кравчук) и Белоруссии (С.С. Шушкевич) объявили о денонсации Союзного договора 1922 г., прекращении существования СССР и создании Содружества Независимых Государств (СНГ). Великая держава прекратила свое существование. Место Белая Вежа было выбрано как будто не случайно, поскольку именно здесь 3 июля 964 года была одержана Великая забытая Победа над Хазарским каганатом.

Историческое отступление

Святослав не только сокрушил хазарский каганат, верхушка которого приняла иудаизм, но и пытался закрепить завоёванные территории за собой. На месте Саркела появлется русское поселение Белая Вежа, Тмутаракань переходит под власть Киева, есть сведения о том, что русские отряды находились в Итиле и Семендере до 990-х. Хазарский каганат был первым государством, с которым пришлось столкнуться Древней Руси. От исхода борьбы этих двух государств зависела судьба не только восточно-европейских племен, но и многих племён и народов Европы и Азии.

Как отмечают многие исследователи, сокрушение Хазарии, верхи которой исповедовали иудаизм и поддерживали его среди подвластных и окружающих народов через распространение выгодного для их мировоззрения — всё той же библейской доктрины (о ней http://inance.ru/2015/07/politsili-koncepciya/), означало сокрушение оков наиболее тяжкого угнетения — духовного, которое могло погубить основы яркой, самобытной духовной жизни славян и других народов Восточной Европы.

Киевская Русь оказалась самым могучим и последовательным врагом иудейского хазарского каганата. Освободительная война восточных славян против хазарского каганата была завершена походом князя Святослава. Сокрушив основные военные силы каганата во главе с каганом и разрушив основные опорные узлы хазар на Средней и Нижней Волге, на Северном Кавказе и Нижнем Дону, князь Святослав лишил власти и торгово-ростовщическую верхушку Хазарии основы их паразитического существования.

Хазарское царство исчезло как дым сразу же после ликвидации основного условия его существования: военного превосходства над соседями и тех экономических выгод, которые доставляло обладание важнейшими торговыми путями между Азией и Европой. Поскольку других оснований для его существования не было, оно под ударами более сильного Русского государства рассыпалось на составные свои части, в дальнейшем растворившиеся в половецком море,

— заключает историк М. И. Артамонов.

Для Киевской Руси же эта победа означало колоссальное укрепление могущества русского государства, выход Руси на главные роли в мировой политике того времени, торжество русского оружия и духовного превосходства над паразитическим хазарским государством.

Поэтому особо символично то, что в Белой Веже, будто бы в отместку за ту Великую Победу 964 года, были подписаны позорные для нашей страны соглашения.

25 декабря 1991 г. М.С. Горбачёв ушёл в отставку с поста Президента СССР, что означало конец «Перестройки».

Как результат распада СССР — финансово-экономические аферы 90-х годов.

Дж. Сорос был исполнителем почти всех крупнейших финансово-экономических афер, совершенных в России в первой половине 90-х годов.

Именно он стоял за спиной Чубайса, Гайдара, Бурбулиса и ряда других новоявленных российских функционеров при проведении так называемой приватизации, в результате которой подавляющая часть собственности, принадлежащей русскому народу, перешла в руки международных финансовых аферистов.

По данным председателя Госкомимущества В. П. Полеванова:

500 крупнейших приватизированных предприятий России с реальной стоимостью не менее 200 млрд. дол. были проданы за бесценок (около 7, 2 млрд. дол. США) и оказались в руках иностранных компаний и их подставных структур.

В середине 90-х годов Фонд Сороса осуществил ряд операций по подрыву российской экономики. По сообщению газеты «Уолл-стрит джорнэл» (1994.10.11.), американские эксперты-финансисты считают обвальное падение рубля в России в так называемый чёрный вторник 11 октября 1994 года результатом деятельности группы фондов, возглавляемых Соросом. Обращается внимание на то, что к началу лета 1994 года Фондом Сороса были приобретены акции российских предприятий на сумму 10 млн. дол. В конце августа — начале сентября Сорос, дождавшись роста курса акций, распродал их. По оценкам экспертов, на этой операции он получил прибыль, эквивалентную 400 млн. дол. В конце сентября Фондом Сороса была начата покупка долларов за рубли, что, по мнению американских экспертов, вызвало быстрый рост курса доллара США и стремительнoe падение рубля, коллапс финансовой системы и быстрое разорение многих российских предприятий.

«ЛЮБИМЦЫ» МИРОВОЙ ЗАКУЛИСЫ

Мнения участников событий

В 2008 году, Михаил Горбачёв прокомментировал ситуацию августа 1991 года так:

Я сейчас жалею — надо было не уезжать. Ошибка, да, я это уже сказал. Так же как было ошибкой, что я не отправил Ельцина навсегда куда-нибудь в страну заготавливать банановые продукты. После известных процессов. Когда требовал пленум — исключить из членов ЦК. Некоторые из партии требовали исключить за то, что он затеял.

Член ГКЧП, маршал Дмитрий Язов в 2001 году высказался о невозможности управления общественным мнением в 1991 году:

Я бы не называл события 1991 года путчем по той причине, потому что никакого путча не было. Было стремление определённой группы людей, руководства определённого бывшего Советского Союза, направленное на сохранение Советского Союза как государства любым путём. Вот была главная цель этих людей. Никто из них не преследовал каких-либо корыстных целей, никто не делил портфели власти. Одна цель — сохранить Советский Союз.(http://www.encyclopaedia-russia.ru/article.php?id=136 ).

Следует заметить, что все участники событий из одной управленческой «элиты», имевшей аббревиатуру ЦК КПСС, которая многими раскрывается, как — Центральный Комитет Капитулянтской Партии Самоликвидации Социализма. Возможно, если не они сами то, их «кукловоды» просто договорились, кому править в новых условиях, а кому после короткого пребывания в тюрьме, идти на заслуженный отдых, предварительно обеспечив себе ореол «страдальцев за счастье народное», а «кукловодам» — возможность легитимного возвращения к сценарию политики «социализма» в будущем.

Ведь, если после победы Ельцина юристы обосновали незаконность ГКЧП, так при необходимости другая команда юристов не менее строго обоснует факт государственной измены Горбачёва и его сподвижников и, соответственно, — правомочность и законность ГКЧП, чья вина при этом будет состоять только в том, что они не достигли успеха и такие деятели и сценарии уже сегодня пытаются раскрутить.

А если помнить, о концептуальной власти и о том, что любое законодательство — это рубеж обороны, на котором одна концепция защищает себя от осуществления в том же самом обществе другой, принципиально несовместимой с нею концепции. В концептуально же не определившемся обществе, каким был СССР в последние годы своего существования, в одном законодательстве выражались взаимоисключающие друг друга концепции. Именно поэтому на его основе, определившись концептуально, можно юридически безупречно обосновать обвинительное заключение и против Горбачёва, и против ГКЧП, и против Ельцина и команды реформаторов эпохи «Гайдара — Черномырдина».

Августовский «путч» стал одним из тех событий, которые ознаменовали конец власти КПСС и распад СССР и, по распространённому мнению либералов, дал толчок демократическим переменам в России.

С другой стороны, сторонники сохранения Советского Союза утверждают, что в стране начался беспорядок, связанный с непоследовательной политикой тогдашней власти.

Наступили лихие 90-е годы, в течение которых множество негативных сценариев-матриц в отношении России разрядились и теперь всё явственнее проступает процесс обретения Россией концептуальной определённости (http://inance.ru/2015/07/bolshevizm/). А это — явление глобальной значимости.

Просмотров: 702
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Растения живые и чувствуют боль Кто такая Кикимора? Почему на Новый год к нам приходит именно Дед Мороз, да еще и со Снегурочкой? Боги говорят по-русски! Замалчиваемая империя Русов. Великая Тартария Общая подготовка к неприятностям