Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Правдивая ложь: Порошенко продает свой бизнес Фирташу, Партии регионов и вице-президентам США ГРУ и ФСБ заходят на Киев через Варшаву? Пропаганда не сработала. Внешняя политика и конфликт на востоке разделили Украину Выборы в Донбассе и геополитический выбор Белоруссии
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Азаров: Мне стыдно и печально, что Украина сравнялась с Африкой

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман заявил о том, что уже через 5 лет у его страны будет сильная экономика. С ним не согласился бывший спикер Верховной рады Владимир Литвин, отметив, что при таких темпах развития, как сегодня, стране потребуется более 30 лет, чтобы достичь уровня хотя бы 2013 года.

Между тем Украина заняла восьмое место в мировом рейтинге уязвимости 190 экономик и первое - среди развивающихся рынков. Соседями Украины по десятке самых уязвимых стали участники самой слабой мировой экономической лиги, наименее развитые страны по классификации ООН: Судан, Нигер, Йемен, Сьерра-Леоне, Эфиопия, Северная Корея.

Уязвимость Украины обусловлена целым рядом факторов: это требующий внешнего финансирования хронический двойной дефицит (бюджета и текущего счета), низкий коэффициент покрытия импорта страны объемом валютных резервов, находящийся сейчас ниже порогового значения, дорогие заимствования, а также очень высокое соотношение задолженности к валютной экспортной выручке.

Внешняя и внутренняя политическая нестабильность лишь усугубила эти риски, считают эксперты. В 2019 году Украина начнет обслуживать свою задолженность перед частными кредиторами в объеме $15,5 млрд. На следующий год запланированы платежи на сумму $6,5 млрд. Аналитики предупреждают, что турбулентность на развивающихся рынках может сделать для Украины неподъемной стоимость внешних заимствований.

Ситуацию в экономике Украины и оптимистичные заявления Гройсмана мы обсудили с экс-премьером этой страны Николаем Азаровым.

Юрий Пронько. Господин Гройсман обещает 10 лет. Господин Ливитин приводит пример 2013 года. Насколько я помню, вы как раз на тот момент были премьером Украины. И потребуется 30 лет, как он говорит, чтобы достичь тех показателей.

Николай Азаров. Гройсман не впервые высказывает такие оптимистические планы. Он, правда, не через 10 сказал, а через 5 лет. Веры его словам никакой нет, потому что под этим нет реальной работы, реальных расчетов и реальных возможностей, что самое главное. Если сравнивать наш ВВП, например, по 2013 году, где-то было примерно $200 млрд. Сейчас около 100. Сколько лет потребуется, чтобы удвоить ВВП в его реальном исчислении? Наверное, не 5 лет. Для того чтобы это через 5 лет состоялось, нужно иметь темпы ежегодного роста порядка 20%.

С тех пор, во-первых, упала валютная выручка. Говорили о том, что сейчас отрицательное сальдо счета и бюджета и колоссальная долговая зависимость. 40% бюджета уходит на погашение задолженности. На будущий год будет примерно 45%. Это колоссальные цифры, говорящие о том, что экономика сама себя не обеспечивает.

Николай Азаров. Фото: Телеканал «Царьград»

Она существует исключительно на кредитные подачки. А кредитные подачки берутся почти под 10% годовых. 2 млрд разместили, правда, длинные, десятилетние облигации. Но что такое почти 10%? Это значит, надо будет возвратить 4 млрд. Проценты плюс тело кредита 4 млрд. Можно было бы возвратить, если бы экономика росла, были бы доходы, но доходов нет, и поэтому американцы кредитуют Украину только в том объеме, который необходим для погашения задолженности.

Ю.П. Сама страна не генерит кэш-флоу? Не производит ничего? Я слышал комментарии, что сельское хозяйство – это становой хребет украинской экономики, который позволяет выпускать конкурентоспособную продукцию. О высоких технологиях, об отраслях с высокой добавленной стоимостью, как я понимаю, на Украине забыли, но агропром-то является локомотивом?

Н.А. Я, откровенно говоря, доволен тем, как мы в свое время раскрутили сельское хозяйство. Мы достаточно серьезные реформы провели и вышли, например, в 2013 году на 65 млн тонн зерна. Это очень приличный показатель. Сейчас они где-то в этом пределе и идут.

Зерно - главная экспортная составляющая. Меня это не радует с той точки зрения, что когда мы вывозим практически сырой продукт, необработанное зерно, во-первых, мы лишаем свое животноводство кормовой базы, экспортируя кукурузу, например. У нас произошло очень серьезное падение животноводства. Если мы в советское время имели 27 млн голов крупного рогатого скота, то сейчас имеем около 3 млн. При мне было около 5. За 4,5 года они свели стадо крупного рогатого скота до 2,7, из них коров примерно 2 млн. Возникает вопрос, что за молоко они пьют.

С одной стороны, растениеводство дает определенную прибыль, потому что экспорт зерна дошел до 30 млн, такого никогда не было, мы специально ограничивали его, оставляя себе для фуражного зерна, для переработки в том числе. Так вот, рекордная цифра, 30 млн, они вышли на такой уровень экспорта, и они этим хвастаются, а я бы, наоборот, озадачивался этим показателем и подумал, как бы больше перерабатывать стране.

Значительно сократилось производство и потребление хлеба в стране. Это уже серьезный показатель. Уменьшение численности населения произошло. По нашим расчетам, с учетом потребления хлеба, мы потеряли порядка 10 млн человек за последние 4,5 года. Цена на хлеб выросла в 5 раз. Понятие «социальный хлеб» вообще ушло в прошлое. Я всегда считал, что хлеб - это не экономическая, а политическая и социальная категория. То есть можно отпустить стоимость, не контролировать и не заниматься, бриллиантов, сервелата, автомобилей. Никто не занимается, сколько они стоят - это дело рынка.

Фото: DenisProduction/shutterstock.com

Но цена на хлеб, мясо, молоко, овощи всегда была в центре внимания правительства, и когда цена, предположим, на хлеб уходила примерно на процент, а оснований для этого никаких не было, потому что были стабильные тарифы на железнодорожные перевозки, на горюче-смазочные материалы, на электроэнергию, на газ, у меня всегда возникали вопросы к производителям: может, ты модернизацию сделал, почему ты увеличиваешь стоимость хлеба, например, на 0,5-1%? Это всегда было предметом серьезных разбирательств.

Это неслучайно было сделано. У нас реальные доходы населения выросли за 4 года с 2010-го по 2013-й в 1,6 раза. Я считал, что это недостаточно для развития внутреннего рынка. Поэтому я очень внимательно смотрел за инфляцией в области продовольственных товаров, особенно тех, которые составляют основные продукты питания. Надо мной смеялись: он капусту контролирует. Да, в том числе и капусту. Одна гривна за килограмм, и будь здоров, укладывайся в эту себестоимость. Потому что капуста - это основной элемент борща. Много смеялись, язвили.

Ю.П. Могу себе представить. Зато Гройсман обещает сильную экономику.

Н.А. Мне стыдно и печально, что Украина вошла в десятку беднейших стран мира.

Ю.П. Все потеряно или нет? В каком сейчас положении промышленность? Тот же «Южмаш», другие крупные предприятия?

Н.А. Многое утеряно. Наша идея возрождения «Южмаша» заключалась в том, чтобы вместе с Российской Федерацией взять на себя изготовление и разработку тяжелых ракет, знаменитая «Сатана» и т.д. Но, к большому сожалению, эта идея сорвалась. Американцы попробовали дать заказ на часть ракет. Но в результате того, что завод попал в тяжелейшую ситуацию, буквально 1-2 дня работал в неделю, конечно, заказ сорвался.

Так же сорвались и многие другие заказы, на которые рассчитывали. Сейчас практически завода нет, несмотря на то, что болтовни очень много, что выделяются какие-то деньги на разработку супер-ракет, на самом деле многие из конструкторов, проектировщиков, ведущих специалистов просто разбежались, кто-то уже на пенсию ушел. Поэтому, к большому сожалению, это безвозвратные потери.

Такие же, как, например, потери у Антонова. Это наше ведущее в Советском Союзе было предприятие, наша гордость, потому что знаменитая «Мрия» создавалась не где-нибудь, а в Антонове. И «Русланы», линейка Ан. Сейчас они приняли решение практически о ликвидации этого предприятия. Многие потери относятся к безвозвратным не только по причине потери самой материально-технической базы, конструкторских бюро, но и по причине того, что нет спроса на эту продукцию. Мы ушли с российского рынка и больше никуда не вписались.

Фото: www.globallookpress.com

Я могу раскрыть небольшой секрет: когда я работал премьер-министром, у меня была идея затащить на завод  и «Боинги», и «Аэробусы». Несколько раз я принимал делегации, можно было работать над созданием такого суперсамолета, который бы устроил и европейцев, и американцев, и нас, и занял бы определенную нишу на мировом рынке. Но что произошло? Я был наивным человеком. Они сразу увидели в нас конкурента и сделали все, чтобы мы не только у них не получили заказы, но и больше нигде. Например, в Саудовской Аравии, Пакистане и т.д. Фактически блокировали.

Например, наш самолет Ан-70 к тому времени уже прошел летные испытания, был уже на стадии получения летного сертификата, а в это же время «Аэробус» пытался создать свой самолет. Он до сих пор его создает. Но вместе с тем загублен и Ан-70.

Надо было через все это пройти, чтобы осознать. Сейчас я знаю это на практике, а тогда - теоретически. Когда я встречался с руководством стран, той же Франции, и обещалось, и давались какие-то авансы. Надо было пройти через определенные моменты, чтобы осознать, что Украина не нужна ни на европейском, ни на мировом рынке с той высокотехнологической продукцией, которая досталась нам в наследство от Советского Союза.

Сейчас все практически добито. Если у нас общая доля машиностроения в ВВП была 44-45%, сейчас она 18, даже меньше. Это данные 2016 года. Сейчас уже меньше.

Ни одного самолета не выпустили, не выкатили. А если взять долю высокотехнологичной продукции, она у нас была 5-6%. Сейчас это менее 1%. То есть реально они провели деиндустриализацию страны, это безвозвратные потери, теперь надо начинать с нуля.

В свое время наше правительство разработало программу модернизации, мы два года ей занимались очень серьезно. Ведь не просто надо бросить лозунг «Модернизация», нужно знать, что производить, что будет у тебя внутри страны востребовано, что за рубежом, что найдет своего покупателя, найдет свой рынок. Это первое.

Фото: Imagine Photographer/shutterstock.com

Второе. Надо было найти ресурсы. Третье - нужно было подготовить базу. Должны быть подготовленные специалисты, должна быть инфраструктура и т.д. Мы все это увязали в программу активизации экономики, в которой было где-то 1 тысяча 600 предприятий, рассчитана она была на 10 лет и включала в себя как внутренние ресурсы, и эмиссионные в том числе, и ресурсы, которые предполагали занять в России и Китае. Мы вели длительные переговоры, и, в конце концов, в 2013 году нам удалось договориться об инвестиционных кредитах с обеими странами. Мы планировали порядка $40 млрд.

Ю.П. Серьезная сумма.

Н.А. Мы в течение ближайших пяти лет планировали вложить их в структурную перестройку экономики. Сопротивление в правительстве и в околоправительственной среде было серьезнейшее. Казалось бы, все очевидно, надо делать. Однако у наших олигархов были свои планы. Зачем им вкладывать пару миллиардов долларов в свое производство, в свою собственную страну, когда им представлялось гораздо выгодней эти миллиарды вывести, вложить в какие-то бумаги, где есть доходность, и стричь купоны, абсолютно ничем не рискуя.

Ю.П. Олигархат сохранил свой контроль?

Н.А. Конечно, сохранил, куда же он делся. Казалось бы, правительство тебе дает определенные гарантии, обеспечивает развитием инфраструктуры, вкладывай. Но не все так просто. Несмотря на всю нашу поддержку, выпуск и освоение нового вида продукта, особенно высокотехнологического, это чрезвычайно рискованное дело. Поэтому наш олигархат не склонен был рисковать. Тем не менее, мы все равно их, конечно, задавили, заставили.

Ю.П. И ответили они вам более чем жестко.

Н.А. Да, безусловно.

Ю.П. Вы говорите, они сохранили контроль над украинской экономикой, даже при всех структурных изменениях, которые в ней произошли.

Н.А. Наши олигархи, к большому сожалению, предпочитали заниматься самым простым делом - например, производить полуфабрикаты металла и поставлять на рынки Азии и Америки. Американцы переплавляли, осуществляли новый прокат какой-то.

Поставляли-то не очень качественный металл. Но зато копейки платили рабочей силе. Опять же, не очень высокие тарифы на газ, на электроэнергию, на транспортные перевозки. То есть все составляющие, в общем-то, не такие уж большие, если сравнивать с производством где-то. Зачем голову ломать над модернизацией, над выпуском какой-то сложной продукции, когда свой миллиард на этом зарабатываешь.

Ю.П. Пытались фискально на них воздействовать? У государства все-таки есть серьезные функции – карательная и фискальная.

Фото: www.globallookpress.com

Н.А. Всякие были меры. Например, был принят новый Налоговый кодекс, который включал освобождение от уплаты налога на прибыль всех тех средств, которые производитель вкладывает в модернизацию. Была такая норма. Как вы думаете, воспользовались ей? Практически нет.

Мы выделили, тогда это была все-таки относительно большая сумма, млрд гривен, это где-то порядка $120 млн, на конкурсные инвестиционные проекты. То есть, если у тебя есть хороший реальный проект, ты приходишь, подаешь этот проект на конкурс. Конкурсная комиссия рассматривает, отбирает и дает тебе беспроцентные деньги. Через десять лет ты мог их вернуть. $4, 5, 10, 15 млн. Пожалуйста, строй новые предприятия.

Год мы уговаривали, убеждали, проводили рекламную кампанию. Никто не пришел. Мы же не давали украсть. Если, положим, у кого-то было желание липу написать, получить деньги и смотаться – условия конкурса достаточно железные были. Никто не захотел рисковать, понимая, что ему деньги дают просто на развитие. Это с одной стороны.

С другой стороны, развалив всю отраслевую опытно-конструкторскую науку, уничтожив ее практически за эти 30 лет, мы же не имели наработок, с чем прийти-то? В лучшем случае, могли что-то купить на Западе, какой-то уже использованный проект сборочного производства, еще какую-то ерунду. Ребята, раз вы покупаете сборочное производство за рубежом, вы уже отстаёте лет на 10-15.

Я рад, что, например, в России последнее время такое большое внимание уделяется развитию именно фундаментальной науки. Потому что на базе фундаментальной науки будут развиваться и прикладные вещи. Второй этап, очень важный для внедрения новых технологий, это, безусловно, опытно-конструкторская работа, отраслевая наука, прикладная, которая фундаментальные вещи доводит до стадии серийного производства.

Ю.П. Вы говорите, что вам обидно наблюдать подобное, теперь Украину сравнивают с Африкой. А сами-то граждане соседней страны это осознают? Им не обидно?

Н.А. Конечно, обидно. Высокие цифры недоверия, я бы даже сказал, ненависти к нынешнему руководству, киевскому режиму, характеризует то обстоятельство, что сами украинцы на рядовом уровне уже понимают, что их завели в тупик. Но действует, к большому сожалению, зомбирующая пропаганда того, что у нас забрали Крым, у нас забрали Донбасс, против нас агрессия. Самая настоящая пропаганда по Геббельсу, она работает очень активно.

Фото: www.globallookpress.com

Поэтому даже те люди, которые понимают, что это абсолютно не так, что первопричина – это государственный переворот, абсолютное обслуживание интересов хозяев, а не национальных интересов Украины, и то колеблются. Требуется перемена режима. Приход к власти разумных людей, которые болеют именно за Украину.

Ю.П. А такие люди там сейчас есть?

Н.А. Конечно, есть. И в самой Украине, и за рубежом. Другое дело, что им практически не дают возможности ни высказаться, ни донести свою точку зрения до людей. Их сразу же начинают называть сепаратистами, приклеивать ярлыки.

Для американцев всё очень просто - посадили марионетку, которая будет покорно выполнять все, что ей говорят. Что осталось вообще от Украины? Это рынок земли по большому счету и приватизация последних крупных предприятий, таких как «Укрзализницы», например, это нефтегазовое хозяйство, это такие более-менее лакомые, относительно прибыльные производства, осталось только их забрать в свои руки. И после этого настроить страну как инструмент осуществления постоянных провокаций против Российской Федерации. Их цель самая главная, чтобы у России создалась проблема, чтобы она не лезла никуда, не занималась международными делами.

В Украине нацисты давно подняли голову, в каждом областном  центре обязательно имеется подразделение, либо это С-14, либо это Национальная дружина, либо это подразделение так называемого батальона «Азов», либо «Правого сектора». Мрази много насоздавали, все они сидят на зарплате, все они в готовности пойти разгромить, кому-то голову пробить, кого-то убить, кого-то запугать.

Фото: Alexandros Michailidis/shutterstock.com

Поэтому нужна системная работа по созданию мощного освободительного, по сути дела, движения, которое бы сумело поставить заслон. Несмотря ни на что, народ созрел, он понимает, что если не будет защищаться, его окончательно доведут до положения скота, раба, быдла, другой перспективы нет.

Нужна системная работа со стороны абсолютно всех реальных политиков, которые болеют душой за Украину. Не думают о том, где бы сорвать куш, что-то заработать, положить в карман, а именно болеют и переживают. Такие люди есть.

Пронько Юрий
Просмотров: 305
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Возрождение старинных ремесел - изделия из бересты Таинственная карта неба - три луны над Землей Сокол у древних славян Украденные праздники славян Дурак - идеал рыночной экономики Заметки о дохристианской истории Руси