Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Американские СМИ как инструмент развязывания войн Двойной удар по Украине серьезно расшатал нынешний режим США собрались давить Китай! Интересно, как они это сделают… «Такое не прощают». Что в США готовят для Украины
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Банки-убийцы-2

Начало тут

...Франкфурт, Германия. Через 50 лет после основания Банка Англии в 1743 здесь открыл свою мастерскую ювелир по имени Анхель Мозес Бауэр. Над дверью он повесил эмблему - римского орла на красном щите. Мастерская вскоре стала известна как «Красный щит» или по-немецки, Rotschield. Когда мастерскую унаследовал его сын Майер Анхель, он решил сменить фамилию с Бауэра на Ротшильда.

Кроме того, сын понял, что ссужать правительства и королей гораздо более выгодно, чем частных лиц. Не только потому, что в таких случаях кредиты больше, но также в связи с тем, что они обеспечены государственными налогами. У Майера Ротшильда было 5 сыновей. Он научил их всех «делать» деньги и послал в главные столицы Европы открывать филиалы семейного банка.

Первый сын Анхель остался во Франкфурте следить за родным банком. Второй сын, Соломон, был послан в Вену. Третий и самый умный из всех, Натан, в возрасте 21 год в 1798 году, через 100 лет после учреждения Банка Англии, попал в Лондон. Четвертый сын, Карол, поехал в Неаполь. Пятый сын, Яков, оказался в Париже.

В 1785 году вся семья Майера Анхеля во Франкфурте улучшила свои жилищные условия. Она переехала в 5-этажный дом, который поделила с семьей Шиффов. В народе этот дом прозвали «Зеленый щит». Характерно, что в последующей финансовой истории Европы и Соединенных Штатов Ротшильды и Шиффы будут играть ведущую роль.

Ротшильды начали операции с европейскими активами здесь, в Вильгельмсхофе, дворце самого богатого человека Германии и самого влиятельного монарха Европы, принца Вильгельма I Саксонского. Сначала Ротшильды только помогали Вильгельму спекулировать монетами из драгоценных металлов.

Но когда Наполеон отправил Вильгельма в ссылку, Вильгельм послал гигантскую по тем временам сумму в 550.000 фунтов стерлингов Натану Ротшильду в Лондон с указанием прикупить облигаций британского правительства, также называвшихся «правительственные ценные бумаги». Однако Ротшильд использовал деньги по своему усмотрению. Ведь когда Наполеон развернул военные действия по всей Европе, появились поистине безграничные возможности для вложений в войну.

Когда Вильгельм, незадолго до битвы под Ватерлоо в 1815, вернулся домой, он призвал к себе Ротшильда и потребовал деньги обратно. Ротшильды вернули деньги с процентами, равными доходности вложений в облигации правительства Великобритании. Однако прикарманили полученную на деньгах Вильгельма дополнительную прибыль. Позже Натан Ротшильд хвастался, что за 17 лет пребывания в Англии он увеличил первоначальный капитал в 25.000 фунтов, данный ему для «разгона» отцом, в 2500 раз.

Вскоре, с помощью семейной кооперации Ротшильды стали сказочно богаты. К середине XVIII века они превратились в крупнейший банк в Европе и богатейшую семью мира. Они финансировали разработку кимберлитовых трубок, что позволило им установить монополию на владение месторождениями алмазов и золотыми копями в Южной Африке. В Америке они финансировали строительство железных дорог и металлургических предприятий. В конечном итоге семья скупила в США много газет и среди прочих компанию Карнеги в сталелитейной промышленности.

По историческим справкам, во время Первой Мировой войны богатейшим человеком Америки считался Дж.П.Морган. Однако после его смерти стало известно, что он был всего лишь слугой Ротшильдов. Как только завещание Моргана было предано огласке, раскрылось, что он владел лишь 19% своих компаний.

К этому стоит добавить, что в 1815 году Джеймс Ротшильд, наследник французской ветви Ротшильдов, «стоил» 600 млн. французких франков, что на 150 млн. франков превышало капитал всех остальных банков Франции, взятых вместе. Он построил в Париже поместье под названием Фэириэй.

Говорят, что когда поместье увидел Вильгельм I, то воскликнул: «Такое себе короли позволить не могут! Это может принадлежать только Ротшильду!» Другой французский исследователь XVIII века выразил свое отношение следующим образом: «В Европе существует только одна власть - это власть Ротшильдов». И в наше время нет указаний на то, что доминирующее положение Ротшильдов в финансовом мире претерпело какие-либо изменения.

А сейчас давайте взглянем на то, какое влияние оказал Банк Англии на экономику этой страны, и каким образом это затем оказалось главной причиной Американской революции.

В середине XVII века Британская империя была единственной сверхдержавой мира. Однако со времени создания своего частного центрального банка - Банка Англии - страна приняла участие в 4 дорогостоящих войнах. Цена такой политики оказалась чрезмерной. Чтобы финансировать военные действия, правительство «по уши залезло» в долги к центральному банку. В результате внутренний долг британского правительства вырос до 140 млн. фунтов стерлингов, астрономической по тем временам суммы. В конечном итоге, чтобы поддерживать процентные платежи по долгам банку, правительство ухватилось за программу увеличения доходов бюджета за счет налогообложения американских колоний.

Однако со стороны колоний дело выглядело несколько иначе. Рекорд жадности частного центрального банка до сих пор никем не побит. Это Индепенденс Холл в Филадельфии, где были подписаны Декларация Независимости и Конституция США. В середине XVII столетия дореволюционная Америка была относительно бедной страной. Катастрофически не хватало монет из драгоценных металлов для поддержания торговли. Поэтому первые колонисты были вынуждены экспериментировать с выпуском своих собственных бумажных денег. Некоторые из этих попыток оказались вполне успешными.

Франклин был ярым сторонником выпуска колонистами своих денег. В 1757 году его послали в Лондон. Он прожил здесь 17 лет, почти до начала Американской революции. В течение этого времени колонисты начали выпускать свои бумажные деньги, прозванные «Колониальные расписки». Эксперимент удался. Он обеспечил надежное средство обмена, а также способствовал укреплению чувства единства среди колонистов. Не забудьте, что «Колониальные расписки» были всего лишь бумажными деньгами, долговыми обязательствами, выпускавшимися в общественных интересах и не обеспеченными золотом и серебром. Другими словами, они были чисто «условной» валютой.

В результате в один прекрасный день руководство Банка Англии спросило Бенджамина Франклина, как он объяснит необычный расцвет колоний. Безо всякого колебания он ответил: «Это просто. В колониях мы выпускаем собственную валюту. Она называется «Колониальная расписка». Мы печатаем ее в строгом соответствии с потребностями торговли и промышленности, чтобы товары легко переходили от производителя к потребителю. Таким образом, выпуская для себя бумажные деньги, мы контролируем их покупательную способность и не заинтересованы в том, чтобы платить кому-либо еще».

Что было здравым смыслом для Франклина, оказалось невероятным открытием для Банка Англии. Америка узнала секрет денег! Этого джинна следовало как можно скорее затолкать обратно в лампу… В результате Парламент Великобритании в 1764 году выпустил «Закон о валюте». Этот закон запрещал администрации колоний эмиссию своих собственных денег и обязал их впредь платить все налоги золотыми и серебряными монетами. Другими словами, он насильно перевел колонии на золотой стандарт. Для тех, кто до сих пор верит, что решением современных экономических проблем американцев является золотой стандарт, достаточно взглянуть на то, что случилось с Америкой дальше.

В своей автобиографии Франклин писал: «Всего за один год экономические условия ухудшились настолько, что эра процветания закончилась. Наступила такая депрессия, что улицы городов заполнились безработными». Франклин уверяет, что это оказалось основной причиной Американской революции.

Или, как сказано в его автобиографии: «Колонисты бы с готовностью вытерпели небольшое повышение налогов на чай и другие вещи, если бы Банк Англии не отбирал у колоний все деньги. Это провоцировало рост безработицы и народного недовольства. Неспособность колонистов забрать обратно право на выпуск своих денег из рук Георга III и международных банкиров стало ПЕРВОПРИЧИНОЙ Американской освободительной войны».

Ко времени, когда в Лексингтоне, штат Массачуссетс, 19 апреля 1775 года прозвучали первые выстрелы этой войны, британская система налогообложения полностью выкачала из колоний все золотые и серебряные монеты. Как следствие, колониальное правительство для финансирования войны было вынуждено печатать бумажные деньги. В начале революции величина американской денежной массы составляла 12 млн. долларов. К ее концу она достигла 500 млн. долларов. Национальная валюта стала практически бесполезной. За 5.000 долларов можно было купить только пару башмаков.

«Колониальные расписки» работали, поскольку их выпускали ровно столько, сколько было необходимо для обеспечения торговли. Теперь же, как в свое время сокрушался Джордж Вашингтон, за телегу денег едва можно было купить телегу провизии. В наше время сторонники обеспеченной золотом национальной валюты приводят этот период Революции как доказательство ущербности «условной» валюты. Однако не стоит забывать, что эта же валюта так прекрасно себя зарекомендовала за 20 лет до того, во время мира, что Банк Англии заставил Парламент объявить ее вне закона.

Ближе к концу Американской революции Континентальный Конгресс, собравшийся в Индепенденс Холле, Филадельфия, очень нуждался в деньгах. Поэтому в 1781 году он позволил Роберту Моррису, отвечавшему в то время за финансы, открыть частный центральный банк. Моррис был богатым человеком, ставшим еще богаче в течение революции благодаря военным поставкам.

Новая организация под названием Североамериканский Банк была сделана по образу и подобию Банка Англии - ей так же разрешили производить банковские операции с частичным покрытием. Т.е. банк мог выдавать в кредит деньги, которыми он не располагал, а затем начислять за их пользование процент. Если бы это сделали вы или я, нас бы осудили за мошенничество.

Согласно уставу банка частные инвесторы должны были выложить 400.000 долларов взносов в уставной капитал. Но когда Моррис не смог набрать эту сумму, он незамедлительно пустил в ход свое политическое влияние, чтобы взять кредит золотом у своих друзей-банкиров в Европе. Затем он ссудил эти деньги себе и своим друзьям, чтобы реинвестировать их в уставной капитал. И, так же как и Банк Англии, новый банк приобрел монополию на выпуск национальной валюты.

Связанные с этим опасности не замедлили дать о себе знать. Стоимость американской валюты продолжала снижаться. В результате в 1785 году, 4 годами позже, банковская лицензия не была продлена. Во главе сил, ратовавших за отзыв лицензии у банка, встал сенатор Уильям Линдли из Пенсильвании. Он дал объяснение проблемы следующим образом (цитирую): «Данная организация не имеет никаких принципов, кроме алчности и никогда не изменит своего отношения… на увеличение процветания, власти и влияния государства».

Но стоявшие за проектом Североамериканского банка лица - Александр Гамильтон, Роберт Моррис и президент банка, Томас Уайолин - сдаваться не собирались. Всего через 6 лет, Гамильтон, ставший Секретарем Казначейства, вместе со своим наставником Моррисом, протолкнул законопроект о новом частном банке через заново избранный Конгресс. Теперь он получил название Первый Банк Соединенных Штатов и Томас Уайолин снова стал его президентом. Все осталось по-прежнему, сменилось лишь имя банка.

В 1787 году руководители колонии собрались в Филадельфии, чтобы внести изменения в никого не устраивавший Устав Конфедерации. Как мы уже писали, и Томас Джефферсон и Джеймс Мэдисон были непримиримыми противниками частного центрального банка. Они стали свидетелями проблем, вызванных вмешательством Банка Англии, и повторения подобного не желали. Как позже выразился Джефферсон: «Если американский народ позволит частному центральному банку контролировать эмиссию своей валюты, то последний сначала с помощью инфляции, затем дефляции, банков и растущих вокруг них корпораций, лишит людей всей их собственности. И может случиться так, что однажды их дети проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы».

Во время обсуждения будущей денежной системы страны другой из отцов-основателей США, Губертон Моррис, метко определил мотивы собственников Североамериканского банка. Он возглавлял Комитет, который готовил окончательный проект Конституции. Вместе со своим старым коллегой и начальником Робертом Моррисом, Губертон и Александр Гамильтон были людьми, которые в последний год революции представили Конгрессу проект плана по созданию Североамериканского банка.

В письме Джеймсу Мэдисону от 2 июля 1787 года Губертон Моррис пролил свет на то, что происходит на самом деле: «Богатые постараются установить свое главенство и поработить всех остальных. Они всегда так поступали. И будут продолжать так делать… Они добьются своего здесь, как и везде, если мы, с помощью правительственных рычагов, не сдержим их в пределах их сегодняшних сфер влияния».

Несмотря на то, что Губертон Моррис не занял никакой должности в банке, Гамильтон, Роберт Моррис и Томас Уайолин сдаваться не собирались. Им удалось убедить большинство делегатов Конституционной Конвенции передать им право на выпуск бумажных денег. Благо, большинство делегатов имели самые неприятные воспоминания об обесценении бумажной валюты во время революции.

Они забыли, как хорошо себя зарекомендовала «Колониальная расписка» прежде. Однако Банк Англии не забыл. Менялы не могли позволить Америке снова печатать свои деньги. Поэтому в Конституции США про этот вопрос ничего не сказано. И эта прискорбная ошибка, как ими и планировалось, оставила менялам замечательную лазейку.

В 1790 году, менее чем 3 года спустя после подписания Конституции, менялы снова нанесли удар. Став Первым Секретарем Казначейства, Александр Гамильтон предложил на рассмотрение Конгресса законопроект о новом частном центральном банке. По странному совпадению обстоятельств именно в этот год Анхель Ротшильд сделал следующее заявление из «флагманского» банка Ротшильдов во Франкфурте: «Дайте мне право выпускать и контролировать деньги страны и мне будет совершенно все равно, кто издает законы».

Чарльз Коллинз, современный кандидат в президенты США, отметил: «Александр Гамильтон был инструментом в руках международных банкиров. Он хотел сделать американскую банковскую систему частной и ему это удалось». Любопытно, что одной из первых должностей Гамильтона после окончания юридической школы в 1782 году, был помощник при главе Североамериканского банка Роберте Моррисе.

Как оказалось, еще за год до того Гамильтон писал Р.Моррису письмо, где были следующие слова: «Если национальный долг не слишком большой, он может стать национальным благословением». Благословением кому? Через год бурных дебатов в 1791 году Конгресс одобрил законопроект и дал новому банку под названием Первый Банк Соединенных Штатов лицензию сроком на 20 лет. Банку со штаб-квартирой в Филадельфии предоставили монополию на выпуск американской валюты несмотря на то, что 80% его акций должно было находиться во владении частных инвесторов, а 20% передано правительству США.

Смысл был в том, чтобы не допустить правительство к управлению банком. Оно лишь было должно предоставить держателям 80% уставного фонда стартовый капитал. Как и в случае с Североамериканским банком и с Банком Англии до него, акционеры так и не оплатили полностью свои акции.

Правительство США сделало первоначальный платеж в сумме 2 млн. долларов, благодаря которому банк с помощью волшебной схемы операций с частичным покрытием выдал другим акционерам кредиты на выкуп оставшейся 80% части уставного капитала, таким образом обеспечив им абсолютно безрисковые капиталовложения. Как и с Банком Англии, имя нового учреждения было специально выбрано таким образом, чтобы скрыть его частный характер. И имена инвесторов так же никогда не разглашались. Лишь через много лет достоянием общественности стал тот факт, что за идеей создания Первого Банка США стояли Ротшильды.

Конгрессу США эта идея было преподнесена, как способ стабилизировать банковскую систему и покончить с инфляцией. Что случилось потом, спросите вы? В течение следующих 5 лет правительство США заняло у Банка США 8,2 млн. долларов. За этот же период уровень цен вырос на 72%. Джефферсон, будучи в то время избранным на пост Госсекретаря, не мог этому помешать и потому смотрел на процесс заимствований с грустью и горечью: «Если бы только было можно внести в Конституцию единственную поправку, отнимающую у правительства право занимать!».

То же самое чувство испытывают миллионы американцев сегодня. Они наблюдают с беспомощностью и разочарованием, как федеральное правительство бесконечными заимствованиями уничтожает экономику. Таким образом, если второй в истории США частный центральный банк был назван Первый Банк США, эта была отнюдь не первая попытка создать американский центральный банк, принадлежащий частным лицам.

И так же как в случае с Банком Англии, большую часть денег, необходимых для учреждения банка, выложило правительство, затем банкиры просто ссудили друг друга, чтобы выкупить оставшуюся часть акций. План заговора оказался очень прост. И держать его в секрете долгое время было практически невозможно.

Но давайте вернемся обратно в Европу, чтобы посмотреть как один единственный человек смог манипулировать всей британской экономикой, раньше всех завладев новостью об окончательном поражении Наполеона.

В 1800 году в Париже по образцу Банка Англии был организован Банк Франции. Однако Наполеон не доверял Банку Франции и принял решение, что Франция должна окончательно избавиться от долгов. Он заявил о том, что если правительство финансово зависит от банкиров, то страной управляет не правительство, а банкиры. «Рука, которая дает, всегда оказывается выше руки, что берет. У денег нет отчизны. У финансистов нет патриотизма и честности - их единственная цель это чистоган». (Наполеон Бонапарт).

В это время Франции подоспела неожиданная помощь со стороны Банка Америки. В 1800 году Томас Джефферсон победил Джона Адамса и стал 3-им президентом США. В 1803 году Джефферсон и Наполеон заключили сделку. США предоставили Наполеону 3 млн. долларов в обмен на огромный кусок принадлежавшей французам американской территории к западу от реки Миссисипи.

Сделка стала известна как «Покупка Луизианы». С помощью этих денег Наполеон быстро снарядил армию и начал распространять влияние по всей Европе, захватывая все на своем пути. Однако Банк Англии сразу же решил этому воспрепятствовать. Он предоставил кредиты практически каждой стране, находившейся в стане противников Наполеона, и заработал на войне фантастические барыши.

Пруссия, Австрия и, в конечном итоге, Россия залезли к нему «по уши» в долги только для того, чтобы остановить Наполеона. Четыре года спустя, когда основной костяк наполеоновской армии находился в России, 30-летний Натан Ротшильд, глава Лондонского офиса семейного банка Ротшильдов, придумал смелый план, как доставить во Францию партию золота, необходимую для того, чтобы финансировать нападение на Наполеона герцога Веллингтонского из Испании.

Позже на одном из деловых ужинов в Лондоне Натан хвастался, что это была лучшая в его жизни сделка. Однако он еще не ведал о том, что его действительно лучшая финансовая операция впереди.

В результате натиска Веллингтона с юга и ряда военных поражений Наполеон был вынужден отречься от престола в пользу Луи XVIII. Предположительно пожизненно Наполеона сослали из Франции на крошечный остров Альба недалеко от итальянских берегов.

В то время когда, временно потерпевший поражение от Англии (при финансовой помощи Ротшильдов), Наполеон находился в ссылке, Америка также пыталась избавиться от своего центрального банка.

В 1811 году на рассмотрение Конгресса был предложен законопроект о возобновлении лицензии Банка Соединенных Штатов. Разгорелась горячая дискуссия, и законодатели из Пенсильвании и Вирджинии приняли резолюцию с просьбой Конгрессу об отзыве лицензии банка. Пресс-корпус того времени атаковал банк, открыто называя его жуликом, стервятником, вампиром и коброй.

Таким образом, если в Америке что-то оставалось независимым, так это пресса. Конгрессмен по имени Пи Ди Портер предпринял наступление на банк с трибуны Конгресса, заявив, что если лицензия банка будет возобновлена, то Конгресс (цитирую) «…пригреет на своей груди одобренную Конституцией змею, которая рано или поздно укусит эту страну в сердце и лишит ее завоеванных свобод».

В результате тучи над банком сгустились. Ряд исследователей даже утверждают, что Натан Ротшильд пригрозил, что если банковская лицензия не будет возобновлена, то США навлекут на себя катастрофическую по своим последствиям войну. Но это не помогло. Когда «пыль осела», обновленный законопроект оказался «зарублен» Палатой Представителей с перевесом в 1 голос и был «заторможен» в Сенате.

К тому времени Белым Домом заправлял 4-ый американский президент, Джеймс Мэдисон. Как мы помним, Мэдисон был ярым противником частного центрального банка. Поэтому его вице-президенту, Джорджу Клинтону, удалось разрубить Гордиев узел в Сенате и отправить банк в небытие.

Всего через 5 месяцев Англия напала на США и началась война 1812 года. Но англичане одновременно воевали с Наполеоном, и потому война закончилась в 1814 году вничью. И хотя менялы на какое-то время потерпели поражение, они еще крепко держались на плаву. Им понадобилось всего 2 года, чтобы снова реанимировать свой банк, еще более мощный и влиятельный, чем прежде.

Но давайте вернемся к Наполеону. Поскольку ничто так наглядно не демонстрирует изобретательность Ротшильдов, как пример захвата в свои руки Британского фондового рынка после битвы при Ватерлоо. В 1815 году, через год после окончания войны 1812 года в Америке, Наполеону удалось сбежать из ссылки и возвратиться в Париж. Для его захвата были посланы французские войска. Однако этот человек обладал такой харизмой, что вместо этого солдаты снова собрались под флаги своего бывшего военачальника и провозгласили его императором. В марте 1815 года Наполеон собрал армию, которую английскому герцогу Веллингтонскому удалось победить менее чем через 19 дней под Ватерлоо.

Ряд исследователей считают, что для перевооружения армии Наполеон занял у Банка Англии 5 млн. фунтов стерлингов. Однако на самом деле эти деньги пришли из банковского дома Губерта в Париже. Тем не менее, именно с этой исторической вехи для частных центральных банков стало обычной практикой во время войны поддерживать противостоящие друг другу стороны. Зачем центральному банку финансировать обе воюющие стороны? Причина в том, что война лучший в мире генератор долгов.

Для победы в войне страна готова занять любую сумму. Поэтому предположительному неудачнику дадут взаймы ровно столько, чтобы поддерживать надежду на победу, а вероятному победителю столько, сколько необходимо для победы. Кроме того, такие кредиты обычно сопровождаются гарантией того, что победитель оплатит долги проигравшего.

Поле битвы при Ватерлоо находится приблизительно в 200 милях к северо-востоку от Парижа, на территории современной Бельгии. Здесь в 1815 году Наполеон потерпел свое окончательное поражение, заплатив за него тысячами жизней французов и англичан.

Именно здесь 18 июня 1815 года 74.000 французская армия встретилась с 67.000 солдат из Великобритании и других европейских стран. Исход битвы изначально представлялся сомнительным. Однако нанеси Наполеон удар несколькими часами раньше, до подхода английского экспедиционного корпуса, он бы вероятно выиграл эту битву. Но независимо от предположительного исхода военных действий, Натан Ротшильд в Лондоне продолжал вынашивать планы захвата английского фондового рынка и, по возможности, Банка Англии.

Он разместил своего доверенного агента по имени Роквуд с северной стороны от поля битвы, недалеко от пролива Ла-Манш. И как только исход битвы был предрешен, Роквуд переправился через пролив и доставил Натану новости на 24 часа раньше, чем в Лондон прибыл курьер герцога Веллингтонского.

Ротшильд сразу же поспешил на фондовую биржу и занял свое привычное место, рядом со старинной колонной. Все глаза были направлены на него - все знали, что у Ротшильдов непревзойденная сеть информаторов по всему миру. Если бы Веллингтон проиграл, а Наполеон победил, финансовое положение Великобритании бы стремительно пошатнулось.

Ротшильд выглядел грустным. Он стоял на своем месте без движения, с глазами, опущенными долу. Затем он внезапно начал продавать. Видя это, нервные инвесторы могли подумать, что, должно быть, битва Веллингтоном проиграна. Рынок стремительно рухнул вниз. Вскоре все продавали облигации английского правительства. Цена облигаций резко снизилась. Тогда Ротшильд через своих агентов начал их тайно скупать лишь за небольшую долю той цены, которую они имели всего час назад.

«Ох уж эти мифы и легенды!», - скажете вы. Однако через 100 лет газета «Нью-Йорк Таймз» опубликовала рассказ о том, как правнук Натана пытался убрать из книги о фондовом рынке главу с этой занимательной историей. Семья Ротшильдов назвала эту историю лживой и бездоказательной, и подала в суд. Однако суд отказал им в иске и присудил их к оплате всех судебных издержек.

Что еще более занимательно - ряд историков пишут о том, что в течение нескольких часов после битвы при Ватерлоо Натан Ротшильд захватил контроль не только над английским рынком правительственных облигаций, но и над Банком Англии. Получила ли семья Ротшильдов контроль над первым и крупнейшим в мире частным центральным банком самой могущественной державы того времени или нет, одно можно сказать с определенностью - к середине XIX века Ротшильды стали богатейшей семьей мира. Они управляли рынком правительственных долговых обязательств, открывали повсюду филиалы банков и производственные компании. Недаром остаток XIX века назван «Веком Ротшильдов».

Несмотря на свое колоссальное могущество, Ротшильды предпочитают держаться в тени. Хотя семья контролирует торговые сети, промышленные, торговые, горнорудные и туристические корпорации, только немногие из них носят имя Ротшильдов. По оценке экспертов, к концу XIX века Ротшильды владели половиной мировых богатств. Однако как бы велико было их состояние, было бы разумным предположить, что с тех пор оно приросло. Тем не менее, с начала этого века Ротшильды пытаются вбить в общественное сознание мысль о том, что хотя их богатства растут, но влияние уменьшается.

Из книги Дм. Карасёва „Банки-убийцы”.

Просмотров: 796
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
7 секретов русского приветствия С уроков секспросвета в Европе детей увозят на «скорой» Пророчества о Возрождении России Домовой - это добрый Дух, хранитель домашнего очага Русская изба - обитель гармонии и счастья Как научиться контролировать энергетические потоки