Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Распад империи: как старая элита начала борьбу против Трампа «Такое не прощают». Что в США готовят для Украины Что будет после Алеппо Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 07 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Белый генерал Михаил Дмитриевич Скобелев

Героями не рождаются. Ими становятся. Истина старая, как мир. Но за всю историю мира не так уж много наберешь примеров, подтверждающих эту максиму. Михаила Дмитриевича Скобелева к этим немногим можно смело отнести.

Он прошел через множество войн, но ему не суждено было погибнуть на поле брани. Его смерть переживалась как всенародное горе. На венке от Академии генерального штаба серебрилась надпись: «Герою Михаилу Дмитриевичу СКОБЕЛЕВУ – полководцу СУВОРОВУ равному». Крестьяне 20 верст на руках несли гроб Михаила Дмитриевича до Спасского, родового имения Скобелевых. Там он был похоронен в церкви рядом с отцом и матерью. В 1912 году в Москве на Тверской площади на народные средства Скобелеву был поставлен красивый памятник, но в 1918-м он был снесен согласно декрету «О снятии памятников царей и их слуг и выработке проектов памятников Российской социалистической революции».

4 июля 1882 года, 130 лет назад трагически скончался великий русский полководец Михаил Дмитриевич Скобелев

Россия пережила в последние века две чёрные полосы в своей истории: после революции 1917 года и «стартовавшую» с 1991 г. демократизацию. Но обе они были отмечены отказом от своей истории, посрамлением своих героев. Массовый снос памятников, смена названий улиц, площадей и городов, безконечное перелицовывание истории ведут к созданию в головах людей хаоса, к умножению в обществе семян раздора, потере ориентиров для гражданского воспитания подрастающих поколений.

Извечные противники России злорадствуют, глядя на то, как русские (вернее, теперешние россияне) азартно калечат свою родословную, выбрасывают из могил своих вчерашних героев. Доморощенные подпевалы их охотно хулят своё прошлое. Для них Кутузов «серый военачальник, не выигравший ни одного значимого сражения», Г.Жуков «жестокий полководец, мостивший трупами путь к победе». Дегероизация российской истории — заветная мечта всех наших супостатов, внешних и внутренних. Ярким примером для иллюстрации этого утверждения являются жизнь и подвиги Михаила Дмитриевича Скобелева — выдающегося полководца ХIХ века, не проигравшего, как и А.В.Суворов, ни одного сражения, снискавшего безмерную любовь армии и всего народа, а ныне почти неизвестного молодому поколению.

Михаил Скобелев появился на свет в 1843 г. в родовом поместье Спасское Рязанской губернии в семье потомственных военных. Его дед был генералом в годы Отечественной войны 1812 года и адъютантом М.Кутузова, его отец в звании генерал-лейтенанта участвовал в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. вместе со своим знаменитым сыном. Сам Михаил Дмитриевич всю сознательную жизнь провёл в рядах русской армии. Его военная карьера была стремительной. К концу жизни, в 38 лет, он уже был генералом от инфантерии, кавалером ордена Георгия Победоносца трёх степеней, кумиром русской армии, видным политическим деятелем. Редко кому народная молва присваивает свои собственные, неповторимые звания. М.Скобелев удостоился такой великой чести и вошёл в русскую историю как «Белый генерал», потому что, как правило, появлялся перед войсками перед сражением на белом коне и в белом мундире. Некоторые осуждали такое поведение генерала: он вроде бы превращался в желаемую мишень для вражеского огня, но у М.Скобелева были свои резоны. Он вспоминал, что однажды, выполняя задание по уточнению карт в районе финляндской границы, он потерял дорогу в гиблых болотистых местах. Ему казалось, что надо держаться одной стороны, но белая лошадь упорно тянула его в обратном направлении. Наконец он смирился, положился на волю Божию и вскоре вернулся благополучно на базу, где все уже изрядно волновались за его жизнь. С тех пор он дал зарок: ездить только на белых конях.

Что-то похожее повлияло и на цвет выбираемого им боевого мундира. Отец-генерал подарил М.Скобелеву во время русско-турецкой войны чёрный дублёный полушубок для спасения от свирепых холодов в Карпатах в районе Шипки. Через месяц М.Скобелев написал отцу письмо, в котором уведомлял его о том, что возвращает дарёный полушубок, потому что дважды попадал в нём под огонь турецких батарей и получал серьёзные контузии, в то время как белый цвет делал его неуязвимым для вражеских пуль и осколков.

Белый цвет генеральского коня и мундира стал мощным мобилизующим морально-психологическим фактором для солдат и офицеров русской армии. Появление непобедимого М.Скобелева перед полками в своём ставшем обычным виде воспринималось как гарантия непременного успеха.

В основе блистательных побед войск под командованием М.Скобелева лежал удивительный военный талант генерала и его неразрывная отеческая связь с солдатами, платившими ему любовью и невероятной стойкостью в бою. Воевать ему пришлось дважды в Средней Азии и один раз на Балканах, освобождая Болгарию от османского ига. Во всех трёх кампаниях он делал ставку на быстроту манёвра, решительность удара. Его раздражали медлительность, неоправданная осторожность, вялость в действиях высшего командования, что нередко становилось причиной неприязни к М.Скобелеву. Когда русская армия долго топталась на левом берегу Дуная в начале русско-турецкой войны в ожидании наведения мостов, М.Скобелев предложил вплавь переправить на турецкий берег кавалерийские соединения для быстрого захвата плацдармов. Старшие командиры возражали: дескать, это неслыханное дело. Тогда молодой генерал взял первую попавшуюся лошадь, расседлал её, снял свою верхнюю одежду и верхом бросился в Дунай, благополучно переплыл его и вернулся обратно.

Подчинённые ему части могли три дня подряд совершать марши по 40—45 км и заставать врасплох турецкие войска, не ожидавшие такой быстроты передвижения русской пехоты. Отряд Михаила Дмитриевича решил в конечном счёте исход многомесячного сражения на Шипке. Перейдя зимой через горные перевалы Карпат, он обошёл турецкие позиции и оказался у них в тылу у селения Шейново.

Знаменитая картина художника Верещагина запечатлела момент, когда торжествующий М.Скобелев поздравляет войска с замечательной победой.

К концу войны отряды М.Скобелева ближе всех подошли к воротам Стамбула и в этот момент получили приказ командования остановиться. Михаил Дмитриевич был откровенно возмущён трусостью начальников, которые вроде бы опасались внезапного нападения Австро-Венгрии на русскую армию. Он даже говорил своим непосредственным командирам: «Дайте мне возможность под мою ответственность взять Константинополь, а потом можете отдать меня под суд и даже расстрелять, если так будет сочтено нужным, но другой такой возможности у России не будет!» В это время под его началом было 40 тыс. закалённых в боях бойцов.

Политические и дипломатические соображения взяли верх. Вся Европа ощетинилась против России, вынудила её отступить на Берлинском конгрессе. Ордена и новые воинские звания не утешили Михаила Дмитриевича. Он остро почувствовал, что набиравшая силу Германская империя под руководством Бисмарка и её союзница Австро-Венгрия будут главными врагами России в обозримое время, что и случилось в Первую и Вторую мировые войны.

В качестве противовеса германской угрозе он отстаивал идею панславянского единства. Один из его близких друзей писатель Василий Иванович Немирович-Данченко (родной брат известного театрального деятеля) отмечал, что идеалом М.Скобелева была могучая неделимая Россия, окружённая славянскими странами-союзницами, свободными и независимыми, но спаянными единой кровью, единой верой. Эту мысль он неоднократно высказывал публично во время выступлений в Европе, что вызывало к нему ненависть европейских властей и прессы. Лишь в Париже его принимали с пониманием, там помнили чудовищный разгром, который пруссаки учинили французам в войне 1871 года.

В 1880 году он был направлен в Среднюю Азию, где должен был нанести удар по нараставшим амбициям Англии, которая стремилась превратить в своих вассалов феодальных князьков Ахалтекинского края (теперешний Туркменистан). Кампания, рассчитанная на 2 года, была блестяще завершена М.Скобелевым за 9 месяцев. В безводном пустынном краю ему пришлось решать нетипичную задачу: брать штурмом крепость Геок-Тепе, в которой засели 25 тыс. отчаянных воинов-текинцев. Применив все инженерно-технические новшества, включая ракетную артиллерию, минно-взрывные устройства, русская армия овладела Геок-Тепе с минимальными потерями в январе 1881 г. Это была последняя военная победа М.Скобелева.

Он вернулся в Россию, принял командование 4-м армейским корпусом, квартировавшим в Минске, и занялся совершенствованием его военной выучки. В это время он сблизился с известным славянофилом И.С.Аксаковым. В одном из писем ему Скобелев писал: «Наше общее святое дело для меня, как, полагаю, и для вас, тесно связано с возрождением пришибленного ныне русского самосознания… Я имел основание убедиться, что даже крамольная партия в своём большинстве услышит голос отечества и правительства, когда Россия заговорит по-русски, чего так давно-давно уже не было». Патриотизм М.Скобелева плодил вокруг него врагов. Отношения генерала с новым императором Александром III были прекрасными, в марте и апреле 1882 г. он был дважды принят им и после продолжительных бесед с монархом выходил в прекрасном настроении. Но за пределами царского дворца ситуация была иной. 23 марта 1882 года он писал И.С.Аксакову: «Я получил несколько вызовов (на дуэль. — Н.Л.), на которые не отвечал. Очевидно, недругам Русского народного возрождения очень желательно этим путём от меня избавиться. Оно и дёшево, и сердито, Меня вы настолько знаете, что, конечно, уверены в моём спокойном отношении ко всякой случайности. Важно только, если неизбежное случится, извлечь из факта наибольшую пользу для нашего святого народного дела». Его преследовало предчувствие близкой кончины, и он даже оставил пакет с важными документами на хранение И.С.Аксакову «на всякий случай».

Такой случай произошёл 7 июля 1882 года. Отправляясь в отпуск в своё имение, он заехал в Москву и после ужина с офицерами своего корпуса посетил гостиницу «Англия», расположенную на углу Столешникова переулка и ул. Петровка. Там в шикарном номере проживала известная в Москве куртизанка Шарлотта Альтенроз, австрийская еврейка, которая называла себя то Элеонорой, то Розой, то Вандой. Она ночью выбежала во двор и сказала дворнику, что в её номере скончался скоропостижно российский офицер. И сразу же исчезла из Москвы, о её судьбе ничего не известно.

Патологоанатомы определили, что у молодого Скобелева паралич сердца и лёгких, хотя никогда ранее он не жаловался на проблемы с сердцем и вообще пребывал в расцвете жизненных сил. Все современники сходились во мнении, что имело место преступление. М.Скобелев был отравлен, о чём свидетельствуют необыкновенная желтизна его лица и быстро выступившие синие пятна на нём — это признаки сильнодействующего яда. Вся Россия, от императора до рядового солдата и крестьянина, скорбела. Такой мощной волны общенародной скорби страна давно не видела. Тело М.Д.Скобелева было отправлено спецпоездом в его имение, где крестьяне на руках 20 км несли гроб до семейной усыпальницы.

В 1912 году в Москве на народные добровольные пожертвования в его честь был воздвигнут конный памятник на площади перед зданием дворца генерал-губернатора (ныне мэрия Москвы). Площадь получила названием Скобелевской. Но начавшиеся вскоре в России политические потрясения старались стереть из памяти людей имя великого полководца. После революции 1917 года по прямому указанию В.Ленина памятник Михаилу Дмитриевичу Скобелеву был снесён одним из первых в Москве, а площадь переименована в Советскую (теперь Тверская). Родовое гнездо Скобелевых было разорено. Преображенская церковь, где его отпевали, была закрыта, церковная утварь конфискована, в алтаре размещено зернохранилище. Мраморный склеп с телом Скобелева был вскрыт чекистами в поисках орденов и драгоценностей. Ничего не было найдено, но тело Михаила Дмитриевича в генеральском мундире было как живое по свидетельству очевидцев.

Наступили новые времена, началось возвращение прежних названий улиц, площадей, пересмотр роли героических личностей в нашей истории. В 1996 г. группа русских патриотов создала Скобелевский комитет, который возглавил лётчик-космонавт Алексей Архипович Леонов. До сих пор комитет безуспешно пытается привлечь внимание нынешней российской власти и в первую очередь московской мэрии к необходимости возродить память о М.Д.Скобелеве, восстановить разрушенный памятник или хотя бы установить мемориальную доску на здании, в котором скончался выдающийся русский полководец. Комитет направил не менее полудюжины писем лично тогдашнему мэру Ю.Лужкову, но градоначальник ни разу не соизволил откликнуться на обращения. В 1999 году нынешний Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (тогда митрополит Смоленский и Калининградский) обратился с личным письмом по этому вопросу к Лужкову. В ответ — тишина.

Однажды, правда, в Московской городской думе (в комиссии по монументальному искусству) рассматривался вопрос о создании памятника генералу Скобелеву. Говорили больше о месте его расположения. Сошлись вроде бы на том, что памятник надо поставить в Ильинском сквере, расположенном на углу Лубянского проезда и Старой площади, недалеко от памятника-часовни, посвящённой героям Плевны. Поговорили-поговорили, да и забыли. Журнал «Русский Дом» считает нужным напомнить столичным и федеральным властям об их невыполненном долге перед русским народом и Отечеством. К тому же было бы не грех восстановить историческую справедливость в её полноте: вернуть памятник генералу М.Д.Скобелеву на его прежнее место и возвратить площади её историческое название.

Настоящее место для статуи основателя г. Москвы князя Юрия Долгорукого не там, где его поместили в 1954 г., а на вершине Кремлёвского холма, в центре сквера, где когда-то сидел в мраморном кресле В.И.Ленин.

До революции на территории Российской империи было 6 памятников М.Скобелеву. Из них сохранился только один бюст в Рязани, все остальные памятники были уничтожены. Кое-какие восстановительные работы были проведены после 1991 г. только на малой родине знаменитого генерала. Ни один из разрушенных памятников не восстановлен. Стыдись, Россия! В Болгарии воздвигнуто более 200 памятников знаменитому освободителю её Скобелеву, сотни улиц и площадей названы его именем, а мы только болтаем о важности патриотического воспитания молодых поколений, о сплочении нации вокруг славных исторических ценностей.

Память о Скобелеве стараются вытравить все, кому ненавистно всё русское. Самой лучшей характеристикой генерала являются вот такие его публичные высказывания: «Опыт последних лет убедил нас, что если русский человек случайно вспомнит, что он благодаря своей истории принадлежит к народу великому и сильному, если, Боже сохрани, тот же русский человек случайно вспомнит, что русский народ составляет одну семью с племенем славянским, ныне терзаемым и попираемым, тогда в среде доморощенных и заграничных иноплеменников поднимаются вопли негодования».

В стране, где ставятся памятники чижику-пыжику, где отливаются в бронзе бродячие псы, убитые бомжами в переходах метро, где уродуют вкус молодёжи аляповатые бездарные «скульптуры» З.Церетели, оказывается, нет места для памятников нашим настоящим героям.

Обращаемся к Президенту России В.В.Путину с просьбой: встряхнуть изъеденное молью историческое полотно России, довести до конца высказанное ранее намерение создать взвешенный стабильный учебник по истории Отечества, чтобы начать целенаправленно воспитывать в патриотическом духе молодёжь России. И пусть жизнь М.Д.Скобелева будет примером беззаветного служения Родине.

Николай Сергеевич ЛЕОНОВ

Просмотров: 2840
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Почему я выбросил свою последнюю сим-карту Евпатий Коловрат Тайны русской косы Славянский гороскоп (Часть первая) Как Кабарда пошла воевать, да не управилась с казацкими бабами Верховный бог Один