Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Репетиция революции: побитые онижедепутаты и «Беркут» из ЛНР Признание Новороссии: Путин повысил ставки. Западу крыть нечем В ходе столкновений в Киеве сотруднице полиции сломали пальцы Хроники турбулентной Америки. Порядок против «Бардака»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Борьба за всю Украину

Украина оказалась на линии геополитического разлома, что обусловливает острые дискуссии о её будущем. Некоторые противники нынешнего киевского режима предлагают вообще избавиться от Западной Украины, которую они считают некой чужеродной территорией, считают не только «Анти-Россией», но и «Анти-Украиной». По их мнению, это позволило бы освободить Украину от негативного идеологического влияния Галичины и одним махом навсегда разрубить все накопившиеся национальные, языковые, религиозные и прочие противоречия.

Попробуем посмотреть на этот вопрос с исторической и с геополитической точек зрения, посмотреть взглядом в прошлое и взглядом, обращённым в будущее.

Кто бы чего ни говорил, но западные украинцы – одна из ветвей восточного славянства, исходящего из Киевской Руси. Ещё долго после того как эта земля вошла в состав Польши, местные, коренные жители звались русскими. Западные границы Киевской Руси (Древнерусского государства) доходили до сегодняшнего польского Жешова (Ряшева) и словацкого Прешова (Пряшева), захватывая Червонную Русь, т.е. современную Галичину и некоторые соседние с ней районы. Во Львове есть улица Русская – и названа она так потому, что при владычестве поляков, когда в составе населения средневекового города стали доминировать поляки, евреи, немцы и проч., коренным жителям – русским – позволяли компактно поселяться только на этой улице.

Предки нынешних западных украинцев несколько столетий упорно сопротивлялись ополячиванию и окатоличиванию, защищали свою этническую идентичность и свою веру, проявляя при этом стремление к воссоединению с восточными братьями. Эта национально-освободительная борьба тесно переплеталась с социальной борьбой против гнёта польских панов – в качестве примера чего можно привести крупное восстание крестьянства Прикарпатья под руководством Мухи, что было в 1490–1492 годы.

Брестская церковная уния 1596 года поначалу была принята лишь большей частью высшего православного духовенства и феодальной знати, но была начисто отвергнута народной массой. Унию навязывали путём давления и прямого насилия. Так, например, львовским ремесленникам-православным отказывали в приёме в ремесленные цеха и таким образом фактически ставили их перед запретом на профессию.

На селе феодалы – католики и перешедшие в униатство – вопреки желанию их крестьян передавали храмы грекокатолической церкви, а священников вынуждали перейти в униатство или изгоняли из приходов. Известен вопиющий случай, когда на Пасху 1600 года вооружённые люди прямо во время богослужения ворвались в тогда ещё православный собор св. Юра и учинили там погром.

Громадную роль в общественной и культурной жизни играли православные братства, прежде всего Успенское (Львовское) братство, которое поддерживало тесные связи с Москвой, содержало школу с преподаванием на родном языке, а не на латыни, организовало первый на Украине театр. Лишь в 1708 году под давлением католического епископа Львовское братство признало унию, но вплоть до закрытия его австрийскими властями в 1788 году сопротивлялось экспансии католицизма.

И само униатство было неоднородно – в среде его клира шла борьба против попыток превратить грекокатоличество в католичество без приставки «греко-», «латинизировав» обряды, «подправив» богослужебные книги, введя для униатских попов целибат. Некоторые священники проявляли «склонность к православию», за что в начале Первой мировой войны были, наряду с галичанами, обвинёнными в симпатиях к России, брошены в жуткие концлагеря Талергоф и Терезиенштадт.

Более того, известны массовые переходы грекокатоликов в православие, как, например, в 1927 году (20 тыс. человек) или на Лемковщине в 1930–1934 годах.

С Западной Украиной связана жизнь и деятельность русского первопечатника Ивана Фёдорова, который работал в Острожской типографии православного магната Константина Острожского, а во Львове издал в 1574 году «Апостол» и «Букварь». Созданной им типографией управляло Львовское братство, и напечатанные в ней книги расходились и в Русском государстве, и в Молдавии.

Борьба против унии и ополячивания породила обширную полемическую литературу. Самое известное произведение – «Пересторога» – вышло анонимно около 1605 года, одним из его вероятных авторов считается деятель Львовского братства Юрий Рогатинец. «Пересторога», написанная живым народным языком, разоблачает угнетательскую политику Польши и измену украинского панства.

В том же русле писали высокообразованный публицист Иван Вишенский (родился в Судовой Вишне, что на Львовщине, жил на горе Афон), Стефан Зизаний.

Мелетий Смотрицкий, правда, в итоге сдался, принял унию – зато он известен как автор одного из лучших на то время учебников русской грамматики, по которому, между прочим, учился сам М. В. Ломоносов. А основателем Киево-Могилянской академии – важного центра культуры и духовности – был митрополит Пётр Могила, выходец из Молдавии, получивший образование во Львовской братской школе.

Во Львове, в иезуитском колледже, обучался и Богдан Хмельницкий. В ходе войны 1648–1654 годов он осаждал Львов, встретив здесь немалую поддержку со стороны православных русских масс. В 1648 году вспыхнуло восстание в Покутье (область между Днестром, Черемошем и Карпатами). Его вождь Семён Высочан сформировал 15-тысячное войско и поначалу одержал ряд побед. После ухода казацкой армии и поражения Покутского восстания Высочан ушёл в Приднепровье, в чине казацкого полковника сражался против поляков и погиб в бою на Черкасчине.

Все эти исторические традиции национально-освободительной борьбы в рамках восточнославянского единства сохранялись вплоть до XX столетия. Вековое стремление украинского (русского, малороссийского) народа к воссоединению – это отнюдь не идеологический штамп советской пропаганды. И в 1939-м, и в 1944-м – факт, зафиксированный фото- и киноплёнкой, – многие галичане встречали Красную армию с цветами.

Как и в прежние времена. В 1805 году, когда армия Кутузова шла походом на войну с Наполеоном. В 1809 году, когда в обстановке разгрома Австрии французами во Львов вошла 40-тысячная армия князя Голицина. В 1914 году, когда русские войска выбили австрийцев из Львова.

И всякий раз симпатии к русским солдатам со стороны населения Галичины были велики. Так, известно, что во время кампании 1805 года раненых воинов лечили во львовских монастырях, окружив их самым бережным уходом.

Можно говорить и спорить о тех или иных ошибках и перегибах, допущенных советской властью. Однако корни нынешних проблем уходят, на наш взгляд, в куда более глубокое прошлое. А именно: в разделы Польши XVIII века Россией, Австрией и Пруссией. Екатерине II следовало бы до конца бороться за присоединение Галичины. А Россия получила, с одной стороны, вековую ненависть к ней поляков, лишившихся своей государственности, а с другой стороны, Галичину, которую австрийцы и далее поляки целенаправленно и систематически превращали в то, что сейчас некоторые называют «Анти-Россией».

Гипотетический раздел Украины также мог бы привести сегодня к новым и очень острым противоречиям.

Трудно представить себе мирное сосуществование двух или нескольких «Украин».

Хуже того, Польша и Румыния, поглотив те части Украины, которыми они когда-то владели, усилились бы и превратились в крайне опасные источники противостояния и войны в самом центре Европы: Польша с её историческими комплексами, ростом национализма и потаёнными мечтаниями про возрождение величия Речи Посполитой и Румыния, в которой острота социальных проблем заставляет правящие круги продвигать лозунг «Великая Румыния».

Нужно видеть геополитическую широту: борьба за Украину – это, по сути, борьба за Европу, за то, чтобы освободить её из-под заокеанского диктата. Война на Украине служит США инструментом давления на европейцев, ещё более плотного затягивания их в евроатлантические структуры. Войны этой не хотят ни Россия, ни Евросоюз, где проблем сейчас и без того хватает. И поэтому и Москва, и Берлин с Парижем пытаются найти какие-то компромиссы в рамках минских соглашений, хотя, конечно же, эти соглашения по большому счёту не устраивают никого.

Политика – искусство компромиссов, и при том тугом узле интересов ведущих держав, который завязался на ослабленной Украине, разумный компромисс видится ныне в сохранении целостности Украины, но Украины подлинно демократической, мирной, нейтральной, позволившей бы удовлетворить интересы и запросы всех её регионов, всех этнических и конфессиональных групп, Украины, служащей мостом сотрудничества между Западом и Востоком. Понятно, что при достижении такого компромисса борьба за Украину будет всё равно продолжена, но она должна быть переведена в плоскость мирной и цивилизованной экономической, политической, идеологической борьбы. В любом случае необходимы фундаментальные, прочные геополитические решения не на годы вперёд, а на многие десятилетия и даже века.

 Лев ГАЛИЦКИЙ
Просмотров: 1195
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Дебилы - главный ресурс современного капитализма Праотцы славян - Спас Мамай Немецкий танкист о войне и героизме русских солдат Принцип работы НЛО День Сварога и Семаргла День Перемен - Рождение Коляды