Русская Правда

Русская Правда - важные новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

План действий Кремля Активисты под прикрытием. Как США создают в России новую агентуру влияния Сублимация нации: Порошенко – «х…ло»! Есть понимание, что голосов хватит: Рада вспомнила про визовый режим с Россией
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Будни украинского солдата

Чем на самом деле живет армия соседней страны

До недавнего времени руководство Украины называло своим главным достижением ассоциацию с ЕС. Населению рассказывали о прелестях безвизового режима, и, надо признать, этот трюк довольно эффективно себя проявлял. Но с «безвизом» Брюссель что-то слишком затянул. И с недавних пор Петр Порошенко исключил из своих речей упоминание об этом «достижении». Теперь упор делается на другие вещи. Например, все чаще говорится о реформаторстве в военной сфере. Президент Украины постоянно твердит о «сытой и обутой» армии, которая чуть ли не самая сильнейшая в мире. И все благодаря его, Порошенко, стараниям. Надо отдать ему должное — наш сосед и в самом деле вооружился. Однако в данном случае речь лишь о милитаризации. А таковая, как известно, далеко не всегда говорит о повышении боеготовности. Например, Монголия обладает высоким индексом милитаризации, но состояние ее армии оставляет желать лучшего. Каково же с Украиной? Оружия много, военнослужащих тоже, «но сыты ли, обуты ли» они, как то утверждает глава государства?

Связям конец

До майдана и всей этой убогой истории со сменой власти у меня было несколько знакомых из рядов вооруженных сил Украины — как офицеров, так и обычных солдат. Иногда я задавал им интересовавшие меня вопросы на темы, не связанные с их деятельностью. Общение всегда складывалось нормально и приносило только положительные результаты. «Революція гідності» внесла коррективы в формат наших бесед, вернее, она практически прекратила мои контакты с украинскими силовиками. Те офицеры, что остались на службе, совсем пропали, ушедшие же на покой мало интересуются тем, что творится в армии. Зато иногда мне удается связаться с обычными солдатами. Некоторые из них, по моим представлениям, совершили большую ошибку, оставшись на службе — это привело их в Донбасс в качестве карателей. И своим статусом довольны далеко не все. Украинские патриоты, крайне агрессивно настроенные по отношению к проекту Новороссии, полагают, что воины АТО — все сплошь идейные люди, готовые за Украину последнюю каплю крови отдать. Это далеко не так. Многие воюют лишь из-за необходимости подчиняться, что вполне очевидно. Иные же воюют не за Украину, а за деньги, за кусок хлеба, за желание выжить в стране с разодранной экономикой. Таких больше, чем патриотов.

Без детства

Наглядным примером служит история Динара Г. Он контрактник в составе ВСУ. Перед развертыванием картины солдатских будней надо вставить небольшую биографическую ремарку, которая объяснит причину становления еще одного украинского солдата АТО. Не так давно жил на земле человек по имени Эдуард Г. Работа у него была по меркам его времени почетная — военнослужащий в рядах вооруженных сил Советского Союза. Как и многих прочих офицеров, кидало Эдуарда по всей огромной стране. В период этих скитаний он женился, родилась дочь. Посчитав, что достаток в семье приличный, а в стране много сирот, решили усыновить еще троих. Вот так средняя семья стала большой. И продолжили они все вместе колесить дальше вслед за главой семейства. К концу восьмидесятых очутились на территории Украинской ССР, в Николаеве. Спустя небольшой промежуток времени случилось нечто немыслимое — распался, казалось бы, нерушимый Союз.

Таким образом, семья Эдуарда очутилась в новом государстве под названием Украина. Военную службу бросать никто не собирался, правда, только понять было сложно какой стране надо служить — уже несуществующей или еще не оформившейся? Пока на всем постсоветском пространстве ничего кроме неопределенности не было, в семье Эдуарда рождается сын, которого нарекли Динаром. Их стало семеро, но спустя два года количество членов семьи вернулось к прежнему показателю — умирает отец, который молодым, конечно, не был, но до старости так и не дожил. Этот геополитический кошмар добил его, как и миллионы прочих людей. Мать, особо никогда не трудившаяся, остается с пятью детьми на руках в стране, где сносно оплачиваются только «услуги» воров и прочего жулья. Такие уж правила были у капитализма, вторгавшегося в социалистическое пространство. Бедная женщина вспомнила о родственниках в Туапсе. Подались туда. Брались за всякую работу. Благо, что хоть старшие дети выросли, и их тоже можно было привлекать к труду. Немного погодя мать осталась лишь со своим младшим сыном — остальные разъехались кто куда, ибо достигли совершеннолетия и желали попытать удачу каждый по-своему. Жить от этого легче не стало. Заработка нет, а тут еще в придачу от несчастной жизни завелась одна модная в то время привычка — алкоголь. Так начала опускаться та, кто еще недавно была образцовой матерью семейства и настоящей хранительницей очага. Всего пару лет понадобилось, чтоб она окончательно обратилась в законченную алкоголичку. Несладкий удел, но многим он достался. Что же Динар? Выживал вместе с матерью.

Женщина вдруг вспомнила о какой-то знакомой в Волгоградской области. Поехали туда и поселились в одном из хуторов. Жилье досталось им легко — поселились в брошенном флигеле. От знакомой пользы было мало, так как у нее имелась та же слабость, что и у матери несчастного мальчишки. И что же дальше? А дальше была жизнь, мало отличающаяся от той, которую вели процентов эдак пятьдесят от общего числа деревенских жителей новоиспеченной России. Родительница пьет, а Динар пытается существовать, практически полностью полагаясь на свой инстинкт самосохранения. Хорошо, что хоть в школу мать додумалась его отдать.

Годы шли, а они все жили в том селе. Парнишка в таких условиях умудрился не просто выжить, но и сохранил человеческое лицо — порой его суперэго находило себе применение. Вероятно, без последнего он вряд ли бы был стоек в преодолении всех прошлых и будущих преград. А таковых хватит на двоих. Например, по окончании школы вдруг выяснилось, что Динар учился в школе в качестве вольнослушателя. Почему же? Мать еще до переезда в Волгоградскую область утратила все его документы, впрочем, как и свои. Деревенский народ всегда к вопросам бюрократии относился несколько свысока, так что бумажку любого содержания для него выписать несложно. В общем, аттестат Динару дали, обозначив в нем указанное им самим и его матерью имя. Но с этим документом далеко не уедешь, когда ни свидетельства о рождении, ни паспорта на руках нет. Оставалось только одно — отправляться в Николаев, в тот самый роддом, где когда-то родился этот человек без гражданства.

Как Украина стала домом родным

Так и поступили. Динар уехал, преодолев путь не без определенных трудностей. В роддоме и других инстанциях данные о его появлении на свет, конечно же, имелись, однако сведения о принадлежности родителей к РСФСР почему-то не отыскались. Можно списать на хаос девяностых, однако подобные случаи имеют место быть до сих пор. И случилось нечто абсурдное — украинские чиновники заявили, что человек с такой историей можно быть лишь гражданином Украины. Возможно, на данное обстоятельство повлиял возраст Динара — ему как раз было пора в армию по призыву. За определенный срок ему сделали паспорт, а потом отправили служить. По его словам, такая перспектива совсем не радовала, ибо сам-то он себя всю жизнь россиянином считал. В общем, Украина практически насилу запихала бедного человека в свои вооруженные силы. Ситуация сложная, но Динар смирился с положением. Служил, периодически обдумывая, как обустроить будущее. Сначала он подписал контракт, а потом связался с юристами и прочими мастаками бумажного дела. Те сообщили, что шансы получить гражданство России имеются — в каких-нибудь архивах явно можно отыскать нужные бумаги. Однако возвращению не суждено было произойти. А все потому, что Динар в Николаеве повстречал девушку. Любовь — штука сильная, и сопротивляться иногда совсем не получается. Он женился, так и остался на Украине. Армию не покинул: прочие профессии за столь тяжелую и короткую жизнь не успел освоить. Так стала складываться жизнь на Украине.

Потом пришла заря нового этапа в истории «незалежной», и человек, которому была чужда эта страна, был вынужден встречать перемены вместе с ней. Поначалу все было по-старому. Сидел в своем Николаеве, получал 400 долларов и в часть ходил, как многие ходят на офисную работу. В АТО их никто не перебрасывал, а сам желания не изъявлял. Такое существование вполне устраивало. Инфляция только начинала набирать обороты, а гривна еще не успела так низко пасть. Но спустя малое количество месяцев спокойная жизнь военного в Николаеве стала походить на нищенское существование. 400 долларов обратились в 250, несмотря на то, что в гривнах зарплата росла — последствия девальвации. Динар стал думать, как обустроить жизнь. По-прежнему никак нельзя: себя с женой не вытянешь, а о детишках и задумываться нечего. В общем, его падение, или, если угодно, становление, окончательно оформилось как раз в этот период. Он решил зарабатывать войной, которую из соображений возвышенных чувств надо было избегать. У Динара был такой шанс, однако необходимость содержать семью перевесила. Как много цинизма в этом — ради комфорта для своей возлюбленной человек добровольно пошел убивать своих. В АТО платят больше. Вот и все. И сколько таких там?

Националисты говорят о каком-то возвышенном героизме и любви к родине. Если у них такие герои, то украинцам надо срочно пересматривать роль национализма в их культуре.

Очутился очередной защитник «незалежной» в Святогорске, который ДНРовцы оставили еще в 2014-ом. Там пребывает и поныне. Чем же, по его словам, они занимаются?

Заработай сам

Надо сразу сказать, что зарплата дрянная. Минобороны Украины последние несколько лет пытается вывести доходы военнослужащих АТО на приемлемый уровень, но все попытки пресекаются инфляцией и девальвацией. Обычный вояка должен получать десять тысяч гривен, что составляет примерно 360 долларов.

Заметим, в последние годы правления Януковича контрактники без всяких АТО получали больше. Но зарплата до рук солдата целиком никогда не доходит. Для Динара государство больше чем на восемь тысяч не раскошеливалось, впрочем, как и на абсолютное большинство его сослуживцев. Неприятно, конечно, но, как говорит мой собеседник, «стабильности больше нигде нет», только в армии. По этой причине, он мирится даже с теми регулярными поборами, что устраивают офицеры — минимум по триста-четыреста гривен с человека. Бывает и больше, но столь нагло действуют достаточно редко. В общем, солдат довольствуется 16 тысячами рублей. Негусто, но всегда есть возможность иными способами получить дополнительный заработок. Способов несколько.

Один из них известен, и в этом не раз уличали украинскую армию. Речь о мародерство. Как это обычно происходит? Все довольно прозаично. Активных боевых действий в последнее время нет, хотя и имеют место быть периодические обстрелы позиций обеих сторон. Подобная патовая ситуация, как известно, редко сказывается положительно на моральных качествах солдат. Офицеры АТО довольно оригинально борются с проблемой. Они имитируют войну. Какими способами? Из числа рядовых военнослужащих несколько раз в неделю набираются «диверсионные группы», состоящие всего из нескольких человек. Им дают задание незаметно проникнуть на территорию ДНР, а дальше дозволено делать, что душе угодно. Ждут ли от них геройства, неизвестно. Чаще всего такие вылазки заканчиваются тем, что «диверсанты» отсиживаются некоторое время в безопасности, а по возвращению докладывают на ходу сочиненные разведданные. Но бывает иначе. Порой солдатам удается разграбить какой-нибудь сарай или гараж. Менее же удачливые храбрецы вычисляются повстанцами, и исход бывает, как правило, плачевным. Динар в такую заваруху лишь раз попадал, причем совсем недавно. В его случае все кончилось быстро — его группа нарвалась на вооруженных людей. Кто там был не установили, но пара пущенных в их строну выстрелов быстро изменила планы «диверсантов». Они ушли, так ничего и не достигнув. Всегда неприятно, когда смерть орудует где-то поблизости. Чем она ближе, тем страшнее.

Второй способ тоже из числа распространенных, причем не только в украинской армии, но и в российской. Те из солдат, что попроворней будут, умудряются толкать бензин. Дело это опасное в военных условиях, но часто не докопаешься — столько причин объяснить исчезновение топлива. Впрочем, ранее имели место случаи, когда местные жители сдавали своих поставщиков. Одного вроде бы отправили даже под суд. На время торговля прекратилась, но среди солдат сыскались предприимчивые люди. Они стали толкать бензин тем, кто большую часть времени проводит на территории ДНР. Взаимовыгодное сотрудничество. Но тут недостаток в том, что часто приходится координировать свои действия с теми, кто контролирует кордон. К чести Динара надо отметить, что он в таких видах предпринимательства не замешан. Во всяком случае, таковы его утверждения. Развивая эту историю, можно присовокупить, что офицерский состав тоже не прочь подзаработать. Среди рядовых АТОшников ходят слухи, что имеет место быть продажа оружия стороне противника. Мол, некоторые офицеры поставляют автоматы и некоторое прочее вооружением ребятам из Донецкой республики. До танков, конечно, не доходит, но огнестрельное оружие и боеприпасы валят достаточно крупными партиями.

Грустные выводы

Все эти истории можно отнести к наиболее веселым сторонам жизни украинского солдата. В остальном — скука. И зачастую у них создается впечатление, что их присутствие на юго-востоке нужно лишь для пропагандистских целей разнокалиберных чиновников. Они не обороняются от крупной атаки, при этом и в серьезное наступление не идут. И вряд ли когда-нибудь пойдут. Но люди все равно гибнут — как солдаты ВСУ, так и ополченцы. Конфликт нельзя переводить в горячую фазу — здравомыслие крупных геополитических игроков не позволяет этому шагу свершиться. Однако кто-то всеми силами старается максимально удлинить время проведения АТО. В Киеве раньше часто говорили, что заморозка конфликта на руку Кремлю. В последнее время таких заявлений не услышишь, зато внутри Украины масса брожений по этому поводу. Виновных начинают искать внутри страны. Все чаще высокие чины, служившие или служащие в зоне АТО, привлекают внимание правоохранительных органов. Их относят к числу тех, кому выгодна такая война, которая ничего не приносит, ничего не забирает, кроме жизней. Жизней, на которые этим крупным дельцам наплевать. А солдат за это все расплачивается. Его ненавидят ополченцы и мирные граждане Новороссии, ибо он рядом, и именно из его автомата расстреливаются жилые здания. Но солдат далеко не всегда доволен своим амплуа. Это в Киеве, по телевидению транслируют каких-то чудаковатых экспертов и военных, утверждающих, что в порошок, мол, давно пора в Донбассе всех стереть. А на позициях такого настроя нет. Офицеры хотят его привить, однако окружающая атмосфера делает бессмысленной их пропаганду. Радикалы несколько меняют картину, но их численность на самом деле невелика. Солдаты устали, особенно те, кого насильно рекрутировали. Эффективность войска таким методом можно лишь загубить. «Обуть, накормить» не получилось. Значит ли это, что армия брошена на растерзание крупным и мелким падальщикам?

Заур Караев

Просмотров: 1675
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Замалчиваемая империя Русов. Великая Тартария Первый в мире алфавит появился в России Карты Великой Тартарии 25 вещей, которые есть только в России! Суть Старой Веры Древние корни слов