Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Зачем США отправляют новых солдат в Афганистан, если победа невозможна Саакашвили дестабилизирует Россию Если Россия и Китай прекратят обслуживать интересы США США выделили Порошенко $500 млн на истребление Донбасса
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Чего боится президент Украины Петр Порошенко

За последнюю неделю Порошенко сделал немало громких заявлений. То он объявлял, что готов немедленно отдать приказ о прекращении боевых действий на востоке Украины (впрочем, так и не стало понятно, что же ему в итоге помешало отдать этот приказ), то сообщает, что новый немецко-французский план "Меркель-Олланд" его вполне устраивает, то вдруг с серьезным видом вслух рассуждает о том, что американское оружие ему нужно отнюдь не для того, чтобы продолжать гражданскую войну.

Порошенко, по сути, готов в мгновение ока менять свою точку зрения, вертеться как уж на сковородке, разглагольствовать о чем угодно, но только не о политической реформе Украины вплоть до федерализации.

Многим такое поведение президента Украины могло бы показаться странным и нелогичным. Ведь, если ты реально хочешь полномасштабного прекращения бойни, то для этого одного решения о возобновлении перемирия, очевидно, будет мало. Даже отвод тяжелого вооружения от линии соприкосновения не поможет полноценному миру - ведь танки и пушки в считанные часы снова можно вернуть на исходные рубежи. Всем ясно, что Украине нужны серьезные, глубокие политические реформы. Но почему Порошенко так их боится?

"Если встанет вопрос о децентрализации, регионализации, о которой сейчас очень активно говорят, я уверен, что на Украине будет очень много элит, которые захотят воспользоваться этой концепцией регионализации или суверенизации, - считает директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. - У нас есть готовый (для суверенизации - прим. "РГ") Днепропетровск, готовое Закарпатье, готовый Львов. Есть очень сильные и самодостаточные региональные элиты, которые захотят больше полномочий - хотя бы столько, как у Донбасса, - не желая при этом воевать".

А если регионы заберут себе большую часть властных полномочий, с чем останется Киев? Кем и как будет управлять Петр Порошенко? Никем и никак. Президент Украины прекрасно понимает, к чему приведет политическая реформа. Поэтому и всячески ей противится.

Только вот, похоже, за него уже все решили. Причем не в Берлине или Париже, а в городе, на который Порошенко продолжает молиться - в Вашингтоне. По мнению экспертов, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности 7 февраля, вице-президент США Джозеф Байден не случайно сузил границы Украины "от Львова до Харькова". "В дипломатическом языке не бывает случайностей. Это (утверждение Байдена о границах Украины - прим. "РГ") - следствие того, что в западных политических кругах очень активно обсуждается вопрос суверенизации Донбасса: то есть правовое поле (Донбасса - прим. "РГ") будет единым с Украиной, но должен быть и какой-то автономный статус, - сообщил Бортник. - Байден понимает, что правовое поле может быть одно, территория одна, но в политическом, мировоззренческом плане Донбасс будет отличаться в ближайшие пять-десять лет от Украины. Там будет формироваться своя точка зрения, свои идеологии, которые очень сложно будет в ближайшее время объединить с существующими на Украине".

Если эксперты не выдают желаемое за действительное, а Байден действительно осознал, что "как раньше" Киев с Донбассом жить больше не смогут, значит, и Порошенко быстрее рано, чем поздно смирится с новой политической реальностью. А до тех пор сколько еще десятков, сотен или тысяч украинцев погибнет на гражданской войне?

Просмотров: 2641
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Ё и Е в русском языке Боги говорят по-русски! 10 вещей, которых нельзя говорить и делать в России Из города в деревню Словарь устаревших слов средневековой Руси Дидух – древнеславянский родовой новогодний символ