Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Догнать и перегнать весь мир Киев стал для ЕС эталоном коррупции Бойня Порошенко с Аваковым уничтожит их обоих Порошенко откровенно послали: США выдали лицензию на его отстрел
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Чем Путин похож на Сталина

Пришёл ли нынешний призедент к власти в России до конца?

С каким задачами справился В.В.Путин, будучи президентом, и какие проблемы страны остаются нерешенными? Чем Путин похож на Сталина? Когда на самом деле Сталин пришёл к власти? Почему мы не знаем, кто такой Путин в полном объёме? Оценку исторической роли нынешнего президента России даёт депутат ВС РСФСР, депутат ГД РФ IV созыва, один из "семи самураев СССР" Николай Александрович Павлов. 

-У меня открытая политическая позиция. Она всегда была и всегда есть. Потому что я, до некоторой степени, был стопроцентно, я был публичным человеком. То есть, я был депутат, я в определенных партиях состоял и давал десятки интервью. В общем я никогда своих взглядов, особо, не скрывал.

Я могу сказать, что у нас на первой фазе появления Путина, как политика, когда стоял вопрос о выдвижении его в президенты. Его избрания президентом. У нас, я тогда был в составе руководства Российского общенародного союза. У нас была достаточно, длительная дискуссия. Я не помню, это был съезд или пленум, по-моему, даже съезд. Я выступал, по-моему, даже два раза. Говорил, что мы должны заявить сейчас, безусловно, о поддержке кандидатуры Путина. И съезд, за небольшим исключением, там несколько человек было против, в том числе и из руководства. Было открытое голосование руками, высказался за поддержку Путина. Мы не переоценивали объем нашей поддержки, разумеется, но, тем не менее, свою политическую позицию мы обозначили. Аргументация там была, достаточно, простая. Это был 2000 год, начало, там в марте выборы были. С 1 января он стал исполняющим обязанности. Аргументация была простая.

Мы свою кандидатуру не выдвигали, возможностей у нас такой не было. Все остальные кандидаты нас не устраивали. У нас было полное разочарование, конечно, в коммунистах, в связи с выборами 1996 года и последующим их поведением. Имея в виду идею, двигаться тремя колонами и разрушением ПСР и т.д.

Геннадий Зюганов: Сформировали сильную команду, блок народно патриотических сил и стали укреплять свои позиции, обновляя и приводя новое поколение к управлению. У нас…

Николай Павлов: Я был противником вступления в этот ПСР. И мы не вступили в Российский общероссийский союз, хотя на выборах 1996 года Бабурин Зюганова поддерживал. Я исходил из того, например, что у нас альтернативы нет, а занимать совсем позицию такую, что мы не за кого для политической партии, пусть она не большая это не приемлемо.

Дальнейшее развитие ситуации оно говорит о том, что в какой-то части мы, безусловно, не ошиблись. Не ошиблись, потому что Путин обозначил позиции свои и позиции России вполне приемлемым по целому ряду вопросов. Он предпринял определенные действия, я говорил о Центробанке, и вот в отношении Центробанка многие сторонники его пишут: «Он пытался поставить контроль над Центробанком, но у него не получилось». Он добился все-таки большего отчисления в бюджет от наших частных компаний, которые добывают ресурсы. Это совершенно точный факт, я могу здесь на Сергея Юрьевича Глазера сослаться, который об этом говорил еще до того, как он стал, человеком, который работает советником президента. Он говорил до этого как объективный экономист. Почему-то об этом не говорят, зачастую. Он, все-таки в рамках вот той парадигмы, которая видимо у него в голове существует, он решил задачи, с его точки зрения, связанные скажем с Чечней. Как таковую войну он остановил. Война закончилась, которая была и она была выиграна, И если говорить с этих позиций, хотя я то считаю, здесь надо нюансы кое-какие различать. Что война все-таки продолжается вялотекущая, основным очагом ее является Дагестан.

Его действия, связанные с которым наибольшую критику вызывает, с отменой выборов губернатора. Я не могу его здесь осуждать, например, потому что я сам писал статьи: «Кровопускание или выборы». Что это не выборы, а кровопускание. Но вот личное впечатление.

Я приезжаю в Бурятию в Улан-Удэ: нищий город, облезлые стены, не ремонтированные дороги. Но зато 5 кандидатов на пост президента республики Бурятия. Гигантские плакаты, великолепная бумага в цвете, отпечатанная в Финляндии и политтехнологи из Москвы, которые получают по тысячи долларов в день. Это что? Это что, вообще? Я, посмотрев одни выборы, посмотрев губернаторские выборы в ряде регионов. Я занял такую позицию, что в этой ситуации сегодняшней сами по себе выборы это, во-первых, кровопускание для этого региона, потому что эти деньги потом человек восстановит, он будет грабить этот регион.

Во-вторых соревнуются денежные мешки, что сколько-нибудь честному человеку, относительно не зависимому, на этих выборах вообще делать нечего и т.д. Поэтому я голосовал «за» после событий в Беслане. Я голосовал за то чтобы да в этот момент назначение губернаторов происходило.

Владимир Путин: Что касается того, что в результате выборов в регионах пришли представители действующей власти это как раз говорит, что властные структуры-то не боятся выборов. Они нормально себя чувствуют в условиях в прямых выборах руководителя регионов. Это как раз лучшее подтверждение того, что мы не собираемся здесь кардинально ничего менять. Зачем?

Николай Павлов: Нужно понимать, что был какой-то момент, вот скажем 1995 год, там 1999 год еще, когда были громадные задолженности по зарплате, по пенсиям. Людям по полгода ничего не выплачивали. Вот мы выдвигали, разрабатывали идею чрезвычайного экономического положения в этой ситуации. Просто для того, чтобы людей обеспечить минимумом, физиологическим минимумом продуктов, нужно ввести какие-то особые меры, потому что люди многие просто голодали в мирное время, через 60-70 лет после войны. Люди просто голодали. Просто голодали, при изобилии этих магазинов, на которые нам либералы предлагали все время взглянуть. Но взглянуть-то можно, но люди не получали не просто, они не то что нищенскую зарплату получали, нищенскую пенсию. Они не получали вообще ничего.

Учителя выходили бастовать по всей России, я не говорю там про шахтеров это все известно. Выходили, устраивали пикеты, им задерживали выплату заработной платы. Заработная плата, у некоторой категории была, больше тритии населения имели ниже прожиточного минимума заработную плату. Это все при Путине было в начале. И он это дело исправил, определенным образом.

Мы же более радикальные вещи предлагали. И в рамках чрезвычайного экономического положения, конечно, какие еще могут быть выборы. Вы что смеетесь что ли. Какие могут быть выборы? Поэтому вот эти все вещи можно поставить в плюс, а можно поставить в минус, смотря с какой стороны человек смотрит. Можно поставить в минус, что он не дает раскачать лодку, ужимает политические свободы. Ужимает свободу прессы и т.д., и т.д. Все время говорит о борьбе с экстремизмом, опять вчера говорил. С одной стороны это все правильно.

А с другой стороны можно как посмотреть? Я, например, писал за то что бы ликвидировать все телеканалы, оставить один. Это экзотическая точка зрения. Но я предлагаю, посмотрите, а что показывают. Вообще, как говорят, контент различается на этих телеканалах? На всех телеканалах в вечернее время идут боевики про ментов и бандитов, и проституток. Ни одного приличного художественного фильма нет. Передач, сколько-нибудь, серьезной, где говорят серьезные люди, серьезно, кроме этих ток шоу, где срывающимися голосами друг на друга кричат и даже ведущего не слышно, ничего нет. Где солидная серьезная интеллектуальная передача, кроме одной «Что делать?» во главе с Виталием Третьяковым, которую смотрят, конечно, очень узкий круг лиц. Где соблюдаются какие-то нормы этики, где люди друг на друга не говорят, что там такой сякой.

Конечно, здесь надо иметь в виду, если мы говорим о Путине, что Путин далеко не завершил свое пребывание во власти. Мне даже пришлось выдержать дискуссию с людьми, которые были сторонники Сталина, например, но противники Путина. Я им сказал: «Давайте посчитаем на счетах, когда Сталин пришел к власти». Тут они со мной согласились, что после 1934 года. Точно нельзя сказать 1937-1938-й, некоторые считают, что он еще во время войны не был у власти. Только может он к середине, к концу войны эту власть приобрел. Некоторые считают, что он вообще у власти не был. Очень разные точки зрения.

Например, совсем простой пример. Последний съезд, пленум, где он обрушивается на Молотова, на Кагановича. Но он, же с ними ничего не сделал, он их никуда не вывел. Да, он сажал их жен, он их мог тронуть, а почему? А хотелось, наверное. А вопрос-то открытый. И отсюда рождаются различные версии его смерти. Почему обсуждают, как он умер, потому что основа есть. Много там тонких моментов. А формально он уже с 1922 года был там Генеральный секретарь. И сколько лет прошло – 15 примерно, если брать до 1937 года.

Когда второй срок Путина был, он почему-то, хотя к нему обращались Законодательное собрание, депутаты отдельные, целые области, общественные организации, чтобы он шел на третий срок. Назарбаев ему вообще сказал: «Владимир Владимирович, я вообще не пойму, что вы там придумали? Что такового? Рузвельт там, на четвертый срок пошел, что такого? Мергель сейчас будет четвертый срок премьером. Вас же изберут, вы же не сами сядете в это кресло. Вас же народ изберет, вас народ просит».

Он отказался. Предложил Медведеву, что за этим стоит. С моей точки зрения одно – неполнота его власти, как президента. Необходимость учитывать некие факторы, не будем говорить: внешние, внутренние, но некие факторы. И отсюда такая скромная гипотеза, что в полном объеме, кто такой Путин. «Ху ист Путин», как говорят на западе, в начале его царствования. Мы на этот вопрос не в полном объеме имеем ответ. Думаю, что те вектора, которые он, хотя бы вербально, обозначил, то есть словесно, золотого стоят.

Он первым из высших руководителей начал говорить о демографии. Я помню его первое послание Федеральному собранию. И мне начали звонить, я тогда в университете преподавал. Мне стали звонить, тебя, наверное, скоро в Кремль пригласят, потому что я о демографии говорил с конца 80-х годов. И вдруг Путин говорит, что самый главный вопрос это демографический. Кое-что сделали, кое-что. По крайней мере, показали, что государство знает об этом. Еще бы он по русскому вопросу кое-что сделал, хотя бы на словах. Но пока что он стоит, как стена. И с этой точки зрения мы к нему имеем притензии.

Концептуал ТВ
Просмотров: 875
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Американец рассказывает, как воевали Русские Что за слово такое, Индия, а также о венедах, антах, скифах и прочих славянах Великая Тартария и прозападная Московия Первый в мире алфавит появился в России Почему славянки самые красивые Богиня Тара