Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Польский поход Сталина. Как Западная Украина и Западная Белоруссия вошли в состав СССР Последний бой Порошенко Саакашвили хочет рулить Украиной, но ещё не знает, как Великобритания и США - фашистские последыши Гитлера
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Чилийская защита: доктор Киссинджер

Советник президента США Ричарда Никсона по национальной безопасности Генри Киссинджер сыграл ключевую роль в возвращении Чили из "красного плена", правда, ценой огромных жертв со стороны чилийцев

За два месяца до победы Сальвадора Альенде на выборах 4 сентября 1970 года разведслужбы США представили правительству второй ежегодный аналитический доклад по Чили (первый был подготовлен в 1969 году). В докладе утверждалось, что победа Альенде на выборах приведет к постепенному установлению в Чили классического марксистско-ленинского режима, и предсказывалось, что политика народного единства по увеличению покупательной способности бедных слоев населения приведет к успеху блока на выборах в конгресс в 1973 году. При сохраняющейся и даже усиливающейся поддержке правительства со стороны бедных и малообеспеченных групп населения нечего было и думать о том, чтобы отстранить Альенде от власти мирным путем, то есть через поддержку парламентской оппозиции.

Пытаясь сделать хорошую мину при плохой игре, ЦРУ делало вывод о том, что, несмотря на очевидный проигрыш, Чили не имеет для США никакого серьезного военно-стратегического значения с точки зрения баланса сил между капитализмом и социализмом. Больше всего в Вашингтоне опасались "коммунистической диктатуры" по кубинскому образцу, но аналитики ЦРУ успокаивали: "промосковское" народное единство настроено на мирный путь перехода к социализму и не будет предпринимать никаких радикальных шагов (так оно, кстати, и случилось). И обещание Альенде наладить отношения с социалистическими странами, по мнению аналитиков из Лэнгли, тоже не должно сильно пугать Белый дом: любое правительство, пришедшее к власти в Сантьяго, будет вынуждено дружить с Москвой.

Тут, как ни парадоксально, цэрэушники оказались тоже правы. Как пишет Николай Николаевич Платошкин, "авторитет СССР в чилийском обществе того времени был необычайно высок. В 1967 году коммунисты Вальпараисо предложили отметить в городе на официальном уровне 50-летие Великой Октябрьской социалистической революции. В муниципалитете второго по величине города Чили доминировали христианские демократы - на семь представителей ХДП приходились два коммуниста и по одному члену Социалистической, Радикальной и Национальной партий. Тем не менее решение отметить 50-летие Октября было принято единогласно. В центре Вальпараисо, на площади Победы за счет города целый месяц висел иллюминированный транспарант "Да здравствует пятидесятилетие Советского Союза!"

Иначе и не могло быть. Северные соседи Чили, перуанцы, уже несколько лет строили у себя "социализм с перуанским лицом". Военная хунта во главе с генералом Хуаном Веласко Альварадо национализировала основные отрасли экономики и провела аграрную реформу, основанную на методах советской коллективизации 1930-х годов. Альварадо пригласил в страну советских военных советников, предоставил рыболовецкому флоту СССР право вылова рыбы в исключительной экономической зоне Перу и в огромных количествах закупал советское вооружение. Поскольку перуанская армия была вдвое больше чилийской, в Сантьяго предполагали, что одной из целей Альварадо было вернуть отторгнутые чилийцами южные регионы Перу. В этой ситуации СССР автоматически превращался в арбитра, который мог предотвратить вероятный военный конфликт между двумя соседними странами, но для этого с Москвой надо было дружить.

Альворадо

Президент Республики Перу Хуан Веласко Альварадо. Репродукция фотохроники ТАСС

Удивительно, что американцы в упор не замечали исключительного геополитического значения Чили, которое отчетливо видел один из крупнейших советских стратегов, адмирал С.Г. Горшков. Советник Никсона по национальной безопасности Генри Киссинджер в какой-то момент даже насмешливо назвал Чили "кинжалом, направленным в сердце Антарктиды", при том, что возможное размещение на побережье страны базы ВМФ СССР мгновенно изменило бы весь расклад сил на тихоокеанском ТВД. При этом именно Киссинджер сыграл ключевую роль в возвращении Чили из "красного плена" в лоно западной демократии. Правда, путь этот оказался нелегким и потребовал от чилийцев огромных жертв.

Киссинджер, начавший свою карьеру во время Второй мировой войны (покровительствовавший ему Фриц Кремер, очень непростой человек, долгое время оказывавший сильное влияние на военную доктрину США, определил Генри сначала в шоферы генералу Боллингу, а затем в подразделение военной разведки дивизии), прекрасно отдавал себе отчет в том, почему США не сумели помешать Альенде стать президентом. Дело было не только в напористой активности русских. Дело было прежде всего в том, что Вашингтону не на кого было опереться в самой стране. Соперниками Альенде на выборах были бывший президент Чили, правый консерватор Хорхе Алессандри, 74-летний политик, балансировавший на грани старческого маразма, и кандидат Христианско-демократической партии Радомиро Томич.

Любимым занятием Алессандри было посещение кладбища, где покоилась его мать, о чем он с удовольствием рассказывал журналистам. Не менее важным моментом было то, что Алессандри не удалось наладить отношения с американским послом Эдвардом Корри, который считал его невыносимым.

Что же касается Томича, то он хотя и был одним из основателей ХДП - политической силы, с которой Вашингтон предпочитал иметь дело в Чили, но отличался подозрительно левыми взглядами и симпатиями. Самым ужасным, с точки зрения Вашингтона, было то, что Томич тоже выступал за национализацию медной промышленности Чили. Его победа для США мало чем отличалась бы от победы Альенде.

Итак, сказал себе доктор Киссинджер, если мы не можем опереться ни на правых, ни на христианских демократов, нам следует найти силу, которая действительно была бы способна остановить Альенде и при этом рассматривала бы США как приоритетного партнера. Такая сила в Чили была.

Это была армия. 

Заговор генералов

Армия в Чили, как и во многих других латиноамериканских странах, - особая корпорация, принимающая самое активное участие в политической жизни государства. Традиции военных переворотов, которые иногда назывались просто golpes militares, а иногда и revoluciones, глубоко укоренены в национальном характере латиноамериканцев, наследников буйных конкистадоров и свободолюбивых индейцев. Неправильно было бы представлять военных Южной и Центральной Америки махровыми реакционерами: зачастую они симпатизировали как раз идеям прогресса и развития, - и бороться за социальную справедливость против засилья крупных капиталистов и латифундистов (как, например, упоминавшийся выше перуанский генерал Веласко Альварадо).

Чилийская армия, помимо всего прочего, была еще очень демократичной по своему составу. В 1900 году она стала призывной. Большинство солдат и унтер-офицеров были представителями рабочих и крестьян, а младшие и средние офицеры (вплоть до майора) - выходцами из среднего класса. К высшим слоям общества относились лишь полковники и генералы, образовывавшие особую касту, однако к середине столетия эта ситуация изменилась.

Пиночет

Аугусто Пиночет. Фото: www.globallookpress.com

Высшее офицерство изменило свой состав - прежние лейтенанты и капитаны, происходившие из небогатых семей, стали полковниками и генералами. Такими были многие участники переворота 11 сентября 1973 года. Например, Аугусто Пиночет родился в семье мелкого таможенного служащего, генерал карабинеров Мендоса был одиннадцатым ребенком в семье школьного учителя и т. д. В офицерском корпусе было много представителей военных династий. Таков был адмирал Хосе Мерино, сын вице-адмирала, и командующий ВВС Чили генерал Густаво Ли Гусман, отец которого был армейским полковником. Для сравнения: президент Альенде происходил из старинного, хотя и обедневшего, аристократического рода, корни которого уходят во времена Конкисты.

Хотя чилийская военная каста скептически относилась как к крайне правым политикам, выражавшим интересы крупных промышленников и латифундистов, так и к "красным" вроде Альенде и Томича, она долгое время оставалась "над схваткой". Почти сорок лет - с 1930-х годов - чилийские военные не вмешивались в гражданские дела и гордились тем, что Чили - единственная страна континента, где чтут конституцию и избирают президента законным путем. Сразу же после выборов 4 сентября главнокомандующий чилийской армией, генерал Рене Шнейдер заявил, что вооруженные силы верны конституции. Его поддержал и начальник Генштаба, генерал Карлос Пратс. Хотя и Шнейдер, и Пратс считали, что избрание Альенде приведет к тяжелейшим последствиям для страны, они оба считали, что вооруженные силы не должны быть альтернативой гражданской власти, а конституция должна быть соблюдена.

Эта позиция высшего генералитета чилийской армии обеспечила Альенде спокойную передачу власти в сентябре 1970 года. Она же и взбесила американцев, которые еще с лета 1969 года вели работу по созданию агентурной сети в вооруженных силах Чили. Занимался этим резидент ЦРУ в Сантьяго Хекшер, которому было поручено выяснить, как отнесется армия Чили к приходу к власти "марксистского правительства". Сеть Хекшера охватывала все рода войск и все армейские структуры, включая Генштаб. Программа создания сети была рассчитана на четыре года и предполагала вербовку как унтер-офицеров, так и офицеров и генералов.

Однако деятельность резидента ЦРУ не была секретом для советской разведки. О ней сообщали советским коллегам агенты знаменитой гэдээровской спецслужбы "Штази", внедренные в армейскую среду еще в середине 1950-х годов (это было довольно легко сделать, поскольку потомки немецких эмигрантов часто шли служить в чилийскую армию; одним из таких офицеров-немцев был главнокомандующий Шнейдер).

По данным "Штази", сотрудники посольства США в Сантьяго Кейт Уилок и Чарльз Юзерс (оба - кадровые сотрудники ЦРУ) регулярно вели активные беседы с молодыми офицерами чилийской армии и пытались направить их мысли на организацию военного переворота. Известны были и имена офицеров, внимательно прислушивавшихся к американцам. Но пока во главе чилийской армии стояли убежденные конституционалисты Шнейдер и Пратс, шансов на успех военного переворота не было - это, в конце концов, вынуждены были признать и резидент Хекшер, и посол США в Чили Корри.

12 сентября Корри сообщил в Госдепартамент: США придется действовать так, как если бы чилийская армия не существовала вовсе. "Чилийские военные, - писал Корри, - не будут препятствовать приходу Альенде к власти, если не возникнет социальный хаос в национальном масштабе и не будет широко применено насилие, что маловероятно".

Телеграмма Корри легла на стол доктора Киссинджера 12 сентября. 15 сентября президент США Ричард Никсон вызвал к себе директора ЦРУ Ричарда Хелмса и заявил, что управление обязано "любыми путями" не допустить прихода Альенде к власти, как "неприемлемого для США". "Возможно, есть один шанс из десяти, чтобы спасти Чили. Тратьте столько денег, сколько надо. Есть 10 миллионов долларов, если надо, то и больше. Работайте круглосуточно и выделите лучших людей. Заставьте экономику Чили визжать от боли".

Вечером того же дня посол Корри получил инструкцию Госдепартамента действовать при подготовке переворота в Чили от имени президента Никсона. А резидент ЦРУ Хекшер получил строжайшее предписание директора Хелмса прекратить слать в центр "упаднические" телеграммы с сомнениями относительно успеха операции по смещению Альенде.

16 сентября под эгидой ЦРУ была создана спецгруппа по Чили (Chile Task Force), направившая в Сантьяго дюжину агентов, легендированных как представители других стран. Группа, во главе которой стоял шеф оперативного директората и замдиректора ЦРУ Томас Геркулес Карамессинес, была создана по прямому указанию Никсона "для быстрых и секретных действий". Первым таким "быстрым и секретным" действием стало убийство главнокомандующего чилийской армией, генерала Рене Шнейдера.

Операция, которая изначально предполагала лишь похищение Шнейдера (его планировалось перевезти в Аргентину), была задумана двумя старыми и опытными "рыцарями плаща и кинжала" - оперативником ЦРУ Дэвидом Эттли Филипсом и руководителем операций ЦРУ в Западном полушарии Джимом Флэннери. Однако окончательно она была одобрена только после встречи Карамессинеса с Генри Киссенджером 13 октября. Выйдя от Киссинджера, Карамессинес связался с резидентурой ЦРУ в Сантьяго и приказал Хекшеру убедить оппозиционных Альенде генералов объединить свои действия для устранения генерала Шнейдера и свержения правительства. Для операции по похищению главнокомандующего, получившей название "План Альфа", ЦРУ передало участвовавшим в заговоре офицерам три пистолета-пулемета со спиленными серийными номерами, боеприпасы и гранаты со слезоточивым газом. 22 октября генерал Шнейдер был расстрелян из автоматического оружия в своей машине.

План ЦРУ, однако, провалился: преемником Шнейдера на посту главнокомандующего стал сторонник Альенде, генерал Карлос Пратс, а популярность Альенде, заявившего, что выпущенные в Шнейдера пули предназначались ему, выросла еще больше.

(Окончание следует)

Бенедиктов Кирилл
Просмотров: 319
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Эротика-искусство или оружие Тайный Код Древнего языка Славян По следам тайны - невероятные артефакты Факты о Российской империи, которых вы не знали Этимология некоторых ругательств 20 основных правил поведения в нестандартных ситуациях с агрессивно настроенным человеком