Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 03 декабря 2016 (7525) Период полураспада Америки Кто остановит донецкую войну? Америка откладывает дубинку жандарма
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Что ждет Донбасс после войны

«Донбасс – это регион, который однозначно унаследовал ту ценностную систему, которая существовала в Советском Союзе: махровый патернализм, доминирование коллективистских ценностей, историческая память, преимущественно ориентирующаяся на советское наследие», – начинает наш разговор социолог культуры Дмитрий Миронович, возглавляющий социологическую лабораторию при Донецком университете управления.

По мнению Мироновича, такие настроения были выгодны местной власти: экономика региона, создававшаяся при СССР, не изменилась. Следовательно, не поменялся и образ жизни жителей региона.

Все те же советские установки и мифы передавались из поколения в поколение. Доминирующим социальным запросом был запрос на стабильность, а не на перемены. Поэтому когда начался Майдан, жители восточных регионов просто не поняли и не приняли смысл этого протеста.

«Янукович был фактором, какой-никакой, но стабильности. После падения его режима в донецком обществе возник вакуум», – говорит профессор кафедры социологии Донецкого университета управления, социальный философ Ярослав Пасько.

Ярослав Пасько – автор книги «Гражданское общество и национальная идея. Украина на фоне европейских процессов. Компаративные очерки». Он считает: новая власть оказалась чуждой жителям Восточного региона на ценностном уровне. Их картина мира пошатнулась. Срочно понадобилась идея-заменитель.

Так возникли так называемые Донецкая и Луганская народные республики, «правительства» которых формировались из низов.

«Серьезной мировоззренческой базы у этих «республик» нет. Это просто резервуар, в котором аккумулируется энергия общественного раздражения», – говорит Ярослав Пасько.

И никого не смутил тот факт, что один из организаторов финансовой пирамиды МММ в Донецке Денис Пушилин стал «председателем Верховного совета» ДНР, технолог мясоперерабатывающего завода Николай Солнцев – членом «правительства» ДНР по идеологическому блоку, а сотрудник службы безопасности завода «Горловский машиностроитель» Игорь «Бес» Безлер – представителем силового блока, «командиром ополчения Донбасса».

Шанс на самореализацию

«Формат «народной республики» был выбран не потому, что для этого были какие-то предпосылки, а потому что перед людьми уже был пример Крыма, – подтверждает Пасько. – Кроме того, все-таки ДНР и ЛНР – это, в общем-то, проект, поддержанный российскими властями и собственно Януковичем. Люди здесь особо не понимали, что означает формат «республики», они восприняли эти формирования просто как замену старой власти на новую, в которой нет олигархов, а все – «свои».

Владимир Подгорный – преподаватель Донецкого университета управления, недавно защитивший докторскую диссертацию, стал «министром экономики» ДНР. А еще часть коллектива университета включились в процесс написания республиканской «конституции».

Почему к этому процессу подключилась интеллигенция?

«Для них это стало способом самореализации, которую им не предоставляли условия, в которых они жили до революции: выстроенная вертикаль власти, отсутствие поддержки инициатив», – убежден Миронович.

Но найти толковую смысловую базу под свой проект они так и не смогли. Поэтому построили ее на антитезах: в Киеве Майдан – на Донбассе Антимайдан; в Киеве «фашисты» – на Донбассе георгиевские ленточки и культивирование победы во Второй мировой.

«Символы советской эпохи стали кровью и плотью жителей региона», – говорит Ярослав Пасько.

А ДНР и ЛНР стали эдакой машиной времени, которая забросила Донбасс примерно на полвека назад.

По мнению философа, Донбасс зашел в тупик, поскольку за весь период независимости в регионе не внедрялась практика самоуправления и не было оснований для развития низовых инициатив. Поэтому не появилось и базиса для модернизации, а вертикальная система, которую строила Партия регионов, развалилась как карточный домик.

Сделать шаг назад оказалось совсем несложно.

«Власть долгое время не обращала никакого внимания на личность, индивида. Собственно, индивид возникает там, где есть основания для гражданского общества и свобод. А здесь не было ни свободы слова, ни свободы вероисповедания, ни приватной инициативы, – размышляет Ярослав Пасько. – Мы сравнивали ценности западной и восточной Украины: в целом, на востоке нет ни нормального индивидуализма, ни стремления к активному взаимодействию сообществ. Ценности людей фрагментарны, нет противодействия активному сегменту».

Он уверен: ДНР поддерживает не более 20% населения. Однако, по его словам, это агрессивное меньшинство.

Тем не менее, для некоторых «народные республики» стали социальным лифтом.

Само собой, в условиях, когда регионом правят люди, чьим аргументом является оружие, невозможно развитие никаких общественных инициатив, кроме тех, что связаны с деятельностью «народных республик».

Дефицит активной позиции

По мнению главы Донецкого института социальных исследований и политического анализа Владимира Кипеня, сейчас жителей региона может объединить военное положение. Необходимость решать бытовые проблемы в стесненных условиях поможет консолидировать силы людей и создать новые сообщества.

Кипень знает, о чем говорит. Он – один из активных общественников в Донецкой области, доцент кафедры политологии Донецкого национального университета. Исследовал историю социализма и факторы формирования активной жизненной позиции личности.

«На переходный период военные формы организации могли бы заморозить конфликт, в котором находится общество. А потом, со временем, мы перешли бы к стадии развития низовых инициатив в более широкой плоскости», – считает социолог.

Власть в регионе, которая во многом развязала конфликт и поддержала его, по мнению Кипеня, не сможет стать той силой, которая способна достаточно активно повлиять на изменение ситуации.

«Ситуация очень сложная. И она должна быть разрешена с учетом интересов разных групп, в том числе – и тех, кто поддерживает сепаратистское движение. Придется действительно говорить со всеми. Местному правящему классу тоже придется идти на уступки. Ведь именно его страх перед событиями в Киеве, революцией и потерей преференций, ресурсов, влияния и бизнеса и стал чуть ли не основной причиной подпитки сепаратизма в Донбассе», – считает Кипень.

Жизнь после

Когда на востоке страны завершится война, начнется процесс поиска новой идеи, способной развить регион.

Философ Ярослав Пасько говорит, что создавая картину будущего, Донбассу обязательно придется учитывать советскую тематику.

«Жители Восточной Украины слишком долго находились в патерналистском положении, поэтому полностью разрушить ту картину мира, к которой они привыкли, опасно. Нужно действовать осторожно и не пытаться навязывать западные ценности. Но в любом случае, образ будущего для Донбасса не должен ассоциироваться с Россией как продолжателем Советского Союза», – считает Пасько.

Во многом этот процесс будет зависеть от того, насколько тепло Центральная и Западная Украина примут Восток страны, пытавшийся «уйти».

Владимир Кипень считает, что ключевым фактором движения регионов на встречу, друг к другу будет общеукраинская идентичность. Она может звучать как: «Мы разные, но единые».

«Если удастся этого достичь, тогда мы будем выходить из кризиса с меньшими потерями, чем сейчас», – считает политолог.

Социолог Дмитрий Миронович предлагает искать решение в сфере образования и грамотной социальной политике в целом: «На Украине до сих пор не было попытки выработать точки соприкосновения двух частей страны. Никто еще не занялся, например, созданием учебника истории, который устроил бы и Запад, и Восток. Через образование можно было бы преодолеть многие противоречия, поскольку новые поколения воспитывались бы на иных ценностях.

Быстрых путей решения проблемы, увы, нет».

Понадобится не один год, чтобы выстроить новые отношения между регионами и внутри страны.

В истории есть примеры, когда общество сознательно преодолевало поляризацию мнений.

Подходящий пример – Испания периода генерала Франциско Франко, – считает социолог Миронович. Тогда общество разделилось на два лагеря: один поддерживал республику, другой – режим диктатора Франко. После войны, общество заключило пакт: «Мы забываем прошлые противоречия, не вспоминаем их в общественном дискурсе и строим все по-новой. Надо жить дальше».

На Донбассе такой пакт необходим, но это не быстрый процесс.

Прежде всего, мир.

Екатерина Сергацкова

Просмотров: 5235
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Мы здесь хозяева - Георгий Сидоров О Руси, Московии, Тартарии, а также слове „Китай” согласно карте Ортелия 1562 года Первый в мире алфавит появился в России Иностранные СМИ уже сотни лет используют в отношении России одни и те же шаблоны Почему на Новый год к нам приходит именно Дед Мороз, да еще и со Снегурочкой? Русский язык будит генетику