Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Нур-Султан исчезнет с карты мира: Наследие Назарбаева потеряло ценность для казахстанцев Зачем директор ЦРУ тайно посетил Киев Не нравится мне весь этот замес вокруг Украины Запад легализует ядерную войну. Специально для России
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров

Чубатый и бородатый. Как русские украинцами стали

Сидели-балагурили бородатый с чубатым посреди тихой русской ночи. Играл огонёк, трещали сверчки, текла рядом большая русская река — всё как доселе с давних пор. Вдруг вылез бесёнок и, зыркая вокруг, торопливо рассказал анекдот про хохла и москаля. Посмеялись чубатый с бородатым по-доброму и продолжили о своём родном единоверном: о пахоте и церквах, о басурманах и набегах кровавых, о Христе и вере православной. Минули столетия, опять вылез бесёнок, уже постарше и понаглее, и опять анекдот рассказал про москаля — уже не такой безобидный, но злой и даже похабный. Пробежала тень, подуло холодом — осунулся бородатый, ухмыльнулся чубатый. Цыкнули на бесёнка, тот забился под лавку. Вскоре забылось нехорошее — и опять потёк родной говорок о житье-бытье раскинувшейся на просторах Руси. Льётся беседа, но нет-нет и наталкивается на какие-то порожки, появляются мутные течения, пробегают словечки небрежные: «хохол», «москаль». Тут из-под лавки снова вылезает чёрт, но уже спокойно так, не боясь ничего, становится за спинами и шепчет каждому свою ложь.

Не поверил бородатый, пнул ногой рогатого: нет между нами различий, все единого роду русского! Прислушался чубатый, понравилось ему: и про то, что отдельный народ, и что вольнее он, чем бородатый, и что ближе он к цивилизации… Но, впрочем, братьями остаются они с бородатым, единокровными братьями. Чёрт попытался было возразить, но отмахнулся чубатый: братья, и всё! Разные, но одной крови. Почесал голову бородатый: братья так братья, чего же ссориться, главное — чтобы вместе были. Прошли года, многое чего случилось на их веку — покорили Сибирь, вышли к Тихому океану, создали флот и непобедимую армию, пригласили в свою семью многие народы степей, лесов и гор, вместе создали великую культуру и науку, построили огромные города и новые столицы, сохранили веру православную. И в какой-то момент неожиданно для себя обнаружили, что воздвигли на огромных просторах державу необыкновенную и богатейшую.

Сидят как-то на привале, балагурят, подсаживается к ним здоровый чёрт в австрийском мундире. И говорит чубатому на мало понятном языке, похожем на то, как пшек пытается на нашем гутарить: ты, мол, чубатый, не русский никакой вовсе, но чистый европеец. А москаль бородатый тебя всегда угнетал и грабил. Звать тебя правильно «украинец», и язык твой украинский, которым я сейчас говорю. Убей в себе русского раба и иди вместе с нами. Ошалел от таких слов бородатый, но смолчал. Чубатый было послушался, вспыхнул горделиво чубом, но не поверил окончательно австрийскому мундиру, отвернулся от него и сделал вид, что не замечает. Однако мысль эта засела в нём навсегда и крутилась в голове как сверло: сладко, до чего же сладко было считать себя особенным и отдельным.

Прошло ещё время, бурное и великое — бородатые и чубатые русские взяли Берлин, отправили Гагарина в космос, построили заводы и электростанции, создали огромную русскую вселенную, удерживающую мир от бездны. Всё это вместе, сообща, без вражды. Кровь великой войны, казалось, спаяла их навечно. Страдания миллионов замученных, казалось, должны были стать уроком и зароком на будущее всем русским. Тот самый чёрт из-под лавки должен был, казалось, упокоиться на полях Отечества вместе с другими иноземными бесами.

Так они думали вместе и надеялись, когда вновь сели у вечного русского костерка. Чубатый с бородатым — некогда плоть от плоти друг друга, теперь же ставшие братскими украинскими и русскими народами, каждый со своим языком, писателями и традициями. Но вот забылась война, ушла в небытие смертельная опасность, мирное солнце над головой стало банальностью, а общая квартира показалось тесной и какой-то не родной. Чубатый и говорит будто чужим голосом: давай поживём раздельно пока, по-братски, но как соседи. Через границу. Согласился на это бородатый, не до того ему было. А жирный козлище засел в Киеве и блеет чубатому: «Убей в себе русского, убе-ей!». Придумал чубатому свою историю, нарисовал флаг и гимн, откопал кости первого украинского предка, придумал украинских героев, заставил молиться на преступников, отказаться от русских святых, начал сочинять украинский язык и строго соблюдал, чтобы чубатый им говорил хотя бы на людях. Поверил русский Киева, что особенный он и не русский вовсе. С радостью назвал украинцами всех умерших за долгую общую историю, возложив вину за их смерть на кацапский режим. Провозгласил себя свободным и независимым, преклоняясь при этом всему звёздно-полосатому. Чистокровным европейцем почувствовал себя чубатый украинец. Самым что ни на есть белым господином. Единственное, что связывало его ещё с русским прошлым — это ненавистный и столь необходимый газопровод. Впрочем, оказалось, что и то до поры до времени.

Сидят они как-то раз на родной поляне, разделённым границами — некогда чубатый и бородатый, а нынче украинец и русский, представители разных народов, и тяжко молчат. Один полный ненависти, другой — непонятного стыда. И только нечистая между ними ухмыляется. Вдруг заговорили — слово за слово, стали душу друг другу выкладывать. И как-то наметилось что-то общее и единокровное, пусть сумбурное и невнятное, но что-то единое, русское. Будто вернулись они в прошлые столетия. Будто наваждение начало проходить… Тут же вихрем поднялась нечистая, завертела кровавые жернова над Киевом. Озверел чубатый, стал кричать яростно «героям слава!», громить и крушить города и сёла, биться в истерике, готовиться к войне с проклятыми москалями, измываться над самим собой, над своей русскостью, кромсать свою душу, до конца не убитую. Сбежались все ведьмы залужные, стали внушать чубатому, что это верный путь, ведущий в сады эдемские, что, как только добьёт он в себе русского, сразу обретёт земной рай с самыми вкусными печенюшками на свете. Русский мир смотрел на мучения эти с ужасом, не в силах ничего поделать.

Кровь льётся рекой, смерть захлёбывается от счастья, а чубатый, отдавшись безумию, бьётся в истерике и ничего не замечает… И кто сейчас вспомнит, что начиналось всё с весёлого анекдота бесёнка и тени, пробежавшей между ними много лет назад?

RUSSKIY_MALCHIK.

Просмотров: 1655
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Победа над Древним Китаем - 22 сентября Флаг и герб Тартарии Коляда, Корочун - праздник новолетия у славян Тайны Сибири - загадочное Окунёво Вся правда о крещенской воде Русы в Узбекистане - люди второго сорта