Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Русский язык в вопросах и опросах украинских националистов Stratfor прогнозирует усиление России и дальнейший раскол на Западе Украинская власть: геноцид в Донбассе – не межэтнический конфликт! Украина уже аплодирует перевороту, а майдауны прячутся от ответственности
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Демократия наизнанку: Количество политзаключенных на Украине растёт с каждым месяцем

Как сообщают украинские СМИ, задержанному экс-главе фракции Партии регионов Александру Ефремову предъявлено новое обвинение – в финансировании сепаратизма в Луганской области и разжигании межнациональной розни. До этого политик обвинялся лишь в злоупотреблении служебным положением. В среду депутат был отпущен под залог. Но вряд ли на этом политические репрессии новой украинской власти ограничатся.

Несколькими днями ранее – 8 февраля, в Украине был арестован журналист из Ивано-Франковска Руслан Коцаба, обвиняемый в госизмене. Поводом для обвинения стала инициированная журналистом акция «Я отказываюсь от мобилизации», в рамках которой Коцаба снял видеопослание президенту Порошенко, в котором заявил, что готов сесть в тюрьму, но «участвовать в братоубийственной гражданской войне» не желает. СБУ молниеносно отреагировало на инициативу журналиста, постоянно находившегося в горячих точках и снимавшего самые опасные репортажи. Но это не повлияло на точку зрения самого Руслана Коцабы. «Я прошу поверить мне как военному корреспонденту, что на Востоке идёт гражданская братоубийственная война!» - заявил он уже в суде. Заметим, что Amnesty International признала Руслана Коцабу узником совести и требует от украинских властей его освобождения.

Очень распространенными становятся дела об участии в террористических организациях. Так, блогера и офицера в отставке Сергея Певрухина, задержали именно по такому обвинению. Известная журналистка Елена Блох провела три месяца в заключении в Лукьяновском СИЗО, прежде чем её отпустили. Всё проходит по стандартной схеме – в дом неожиданно приходят сотрудники, если человек – не медийное лицо, то он просто исчезает. Публичные деятели – политики и журналисты, ещё как-то сохраняют связи с родными и близкими, получают поддержку извне.

О ситуации с политзаключенными в современной Украине мы поговорили с правозащитником, членом правления Института «Республика» и Украинского Хельсинского союза Владимиром Чемерисом.

«СП»: - Владимир Владимирович, сколько примерно на Украине людей преследуется по политическим мотивам?

- Такой официальной статистики не существует. По крайней мере, на официальные запросы нашей правозащитной организации ни прокуратура, ни милиция не ответили. Очень часто «политические» статьи («сепаратизм», «разжигание межнациональной розни», «пропаганда войны», «противодействие армии», «уклонение от мобилизации») вменяются гражданам вместе с чисто криминальными – «незаконное хранение оружия», «хулиганство». Но по косвенным данным, думаю, что по политическим мотивам в Украине сейчас преследуются несколько сот граждан. Если говорить о регионах, то наиболее часто информация о задержаниях поступает из Харькова, Одессы, Днепропетровска и Ивано-Франковска. Руслан Коцаба – отнюдь не единственный арестованный в Галичине.

«СП»: - В чём задержанных чаще всего обвиняют?

- В Уголовном Кодексе Украины есть ряд статей, которые раньше очень редко использовались, но сегодня применяются СБУ и милицией всё чаще и чаще. Это статья 109 «Действия, направленные на силовое изменение или захват государственной власти» (до 5 лет), статья 110 «Посягательство на территориальную целостность» (до 10 лет), статья 161 «Разжигание межнациональной вражды», статья 436 «Пропаганда войны». И даже статья 111 – «Государственная измена» (до 15 лет). А также статья 114 «Шпионство» (до 15 лет) и статья 114-1 «Противодействие законной деятельности армии и другим вооружённым формированиям» (до 8 лет). Эти статьи были вновь приняты или изменены (в сторону ужесточения наказания) Верховной Радой в апреле – октябре 2014 года.

Следует отметить, что смысл этих статей не вызывает у правозащитников особых споров. Но вызывает опасения их трактовка правоохранителями. Например, Конституция Украины предусматривает возможность изменения границ государства – через всеукраинский референдум. А Уголовный Кодекс наказывает за призывы к нарушению территориальной целостности, но только за такие призывы, которые идут вразрез с порядком изменения границ, установленным Конституцией. Но чтобы провести референдум, надо сначала к нему призвать. И вот здесь вступает в дело трактовка. Прокуроры говорят, что любые такие призывы – преступление. Адвокаты говорят другое: преступление – только призывы к силовому нарушению границ.

«СП»: - Очень распространенным в последнее время стало преследование журналистов – Руслан Коцаба и Андрей Захарчук не единственные представители СМИ, которые угодили за решетку. Становится ли опасно освещать события, не оглядываясь на официальную позицию власти?

- Я не знаю о других уголовных делах против журналистов кроме тех, которые вы назвали. Но я знаю о многих фактах давления, в том числе и силового, на украинскую прессу. Так, редактор газеты «Вести» Игорь Гужва был привлечён к административной ответственности «за нарушение порядка организации и проведения митинга». Важно, что согласно двум решениям Европейского суда по правам человека, принятым в 2013-м («Веренцов против Украины» и «Шмушкович против Украины»), эта статья не может применяться на Украине. Но милиция её применила к редактору издания, которое не имеет «антиукраинской» позиции, но всего лишь представляет разные точки зрения.

Другой пример – недавнее избиение харьковской милицией журналиста «Громадське ТВ» и правозащитника Константина Реуцкого, который всегда выступал за целостность Украины.

Опасно ли говорить правду о событиях в Украине? Да, опасно.

Опасность исходит из двух источников. Первая – «силовики». Антон Геращенко, народный депутат и член коллегии МВД, особа, приближённая к министру внутренних дел Авакову, недавно заявил, что все участники одного из митингов будут задержаны, у всех возьмут отпечатки пальцев (митинг не состоялся). Перед тем он по телевидению говорил о необходимости ввести пытки. Участников сети Facebook вызывают на допросы по поводу текстов, которые они написали.

На днях депутат от президентской партии, госпожа Фриз, внесла в Раду законопроект о запрете бойцам украинской армии пользоваться смартфонами и мобильниками. Сделано это для того, чтобы информация с фронта, которую солдаты передают с помощью гаджетов, не противоречила официальным сводкам. Эти сводки, кстати, формирует новое министерство информации, которое возглавил кум президента.

Другая опасность – ультраправые парамилитарные структуры. Нередки случаи, когда люди, которые высказывают своё мнение, подвергаются избиениям. Как преподаватель Киево-Могилянской Академии Васыль Черепанин, профсоюзный активист Денис Левин, художник Александр Каминский.

«СП»: - Продолжают ли находиться под стражей участники событий 2 мая на Куликовом поле в Одессе? Какие статьи им инкриминируют?

- Да, они арестованы. Обвинения: «незаконное обращение с оружием», и «массовые беспорядки».

Некоторым преследуемым по политическим мотивам удается пересечь границу Украины. Корреспондент «СП» связался с находящимся в России украинским блогером, который просил не называть его имя – против него на родине возбуждено уголовное дело.

«СП»: - В чём вас обвиняют?

- Обвинение состоит в том, что я якобы подталкивал других людей к нарушению закона, поддерживал сепаратизм. Детали я разглашать не могу, не всё ещё решено. Но лица, возбудившие дело, действовали не в рамках закона. На самом деле всё могло оказаться значительно хуже, ведь идёт война, а органы правопорядка дезориентированы. Год назад начальником у них был Янукович, теперь совсем другие люди, кто будет следующим, они не знают. Поэтому мечутся туда-сюда.

Сейчас идёт досудебное расследование, я вынужден оставаться в России. Мне прочитали предупреждение – есть такая у них форма. Насколько я понимаю, всем этим не СБУ должна заниматься, а милиция, но она этого не хочет. Вышла неразбериха.

«СП»: - Как проходило задержание, вкратце можете рассказать?

- Подошли трое в гражданском, схватили, мешок одели на голову и повезли в отделение милиции. По сути, это классическое похищение. Происходило всё около дома, около подъезда. В СИЗО меня не стали везти, отправили в штаб СБУ. Там со мной генерал СБУ и полковники общались.

«СП»: - Оказывали ли на вас какое-нибудь давление?

- Всё классически – обещали посадить на 10-15 лет. В принцип, это стандарт для наших структур.

«СП»: - Чего ожидаете? Посадят или всё-таки пронесёт? На Украину собираетесь вернуться?

- Я даже не знаю. Это очень неприятно, когда не знаешь, чего ожидать. Потому что прийти могут в любой день. Тем более я подписал бумаги, наверное, это было лишнее. Я с подобным никогда не сталкивался, сложно предугадать, что будет. Особой жестокости они не демонстрировали. Если надо показательно посадить, они и так посадят, не надо – не посадят.

Сейчас, я знаю, хватают тех, кто против мобилизации. Моих товарищей, которые тоже против мобилизации, приглашали, читали предупреждение и отпускали. Сидят все дома и ходят на работу.

Моего друга, который вел политическую деятельность, схватили в конце августа, а в октябре поменяли на военнопленных. То есть человек без обвинений пару месяцев просидел в подвале. Даже следствия не было. Всё голословно – «террорист». А другому парню из Харькова – выбили зубы и сломали ребра, но всё-таки он сбежал. Пробирался на лодке в Крым, теперь он там.

И так с сотнями людей… 

О том, что происходит ныне в Харькове, городе, известном своими прошлогодними весенними выступлениями, нам поведал харьковский правозащитник Дмитрий Губин.

«СП»: - Много у вас с политзаключенных?

- В Харькове - не менее 600 человек. Это с учетом отпущенных под залог, тех, что под домашним арестом... А тех, кого просто вызывали или опрашивали, наберётся не менее 1800. Основная вменяемая статья — захват здания или учреждения. Много по ст. 109-111 УК. Грозит ребятам от 3 до 15 лет. Да, конечно, им оказывают поддержку. Это и юридическая помощь, и передачи, и помощь семьям.

Преследуют и журналистов. В Харькове был исключен из Союза журналистов Константин Кеворкян за «антиукраинскую деятельность». По статье «вербовка террористов» пытались посадить фотокора Сергея Кочетова, выбрав ему мерой пресечения домашний арест. Сейчас он в безопасности. Писатель и публицист Станислав Минаков исключен из союза писателей.

«СП»: - А из известных политических активистов кто-нибудь был задержан в Харькове?

- Да, прежде всего, это 67-летний организатор митингов Юрий Апухтин. Сергей Юдаев, Егор Логвинов и Спартак Головачев за захват здания попали в СИЗО без права залога, еще 17 человек ждут, когда за них заплатят. И этот список можно продлить. Некоторые смогли выйти как по залогу, так и по обмену на карателей.

Ярослав Белоусов

Просмотров: 1719
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Русская изба - обитель гармонии и счастья Что за праздник - день Святого Валентина? Древние символы в музеях Москвы Ученые прочитали геном русского человека О технологии убийства души, или как человека превратить в выродка Как людей разводят на работу?