Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Почему Россия не хочет «разговаривать» с Украиной Трамп. Вторая версия глобализма. Торможение или банкротство? Куда идет Белоруссия? Политическое Обозрение - Новости за 22 июля 2017 (7525)
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

День Нероссии

Только нездоровое общество может ежегодно праздновать День Расчленения Страны. У нас подросло уже целое поколение, которое толком не может понять природы этого странного «праздника» — ну, да, лишний выходной, народные гулянья, пиво, шарики и рок-концерты на открытом воздухе... Однако, чем дальше, тем назойливее звучит внутренний вопрос у граждан страны: а что празднуем-то?

Официальный повод — 12 июня 1990 года тогдашние депутаты Верховного Совета РСФСР провозгласили Россию суверенной и независимой. Как уже давно шутят в народе – независимой от самой себя. Потом, через год, 12 июня 1991 года 58 % пришедших к избирательным урнам граждан опустили в них бюллетени, высказавшись за избрание президентом РСФСР Бориса Ельцина. При наличии еще пяти кандидатов.

Ельцин тогда получил большинство голосов и власть. А граждане (и Россия) – потеряли мировое лидерство и треть своей территории.

Они (и Россия) утратили роль форпоста мирового прогресса. Они (и Россия) – утратили свое положение альтернативы другим политическим системам. Они (и Россия) утратили роль лидера в научно-технической сфере. Все мы утратили ощущение строящих плацдарм будущего. Мы оказались разделенным народом. Народом, который даже перестал быть самым читающим в мире.

В 70-е годы, известный американский экономист Джон Гэлбрейт, посетив СССР сказал, что здесь создан прообраз общества будущего, к которому человечество еще не готово.

С тех пор власть России четверть века пытается навязать стране в качестве образцов для подражания образы прошлого, от которого и Россия, и все остальные страны, если не вспоминать о самых отсталых – давно уже отказались.

США чтят и торжественно отмечают 4 июля – День провозглашения Великой Декларации Независимости США. Франция чтит и отмечает 14 Июля – День взятия Бастилии – День Великой Французской революции.

Будет или нет в будущем Россия отмечать как свой основной праздник день Великой Октябрьской Социалистической революции – покажет время. Ведь еще в 1985-м году вряд ли кто-нибудь верил, что вскоре Рождество будет отмечаться на государственном уровне.

Безусловно, День России должен быть и сегодня.

Вопрос в том, что 12 июня — особенно с той мотивацией, которая используется сегодня – предельно неубедительная дата. И на роль Дня России – абсолютно не подходящая. Когда это был день принятия «Декларации о государственном суверенитет России» — было понятно, о чем идет речь. Хотя непонятно, что тут праздновать.

То же касалось и названия «День Независимости России» - потому что никто никогда не понимал, от чего была эта независимость. Все равно что человеку праздновать день его отречения от собственных детей или каких-то важных внутренних органов.

Англичанам не приходит в голову праздновать день независимости от Индии, французам – день независимости от Алжира. Тем более – что отсеченные от России Украина и Грузия, равно как Прибалтика и другие республики – это совсем не Алжир и не Индия.

В конце концов, первые названия не прижились – и 12 июня превратился в просто День России. Никто не спорит День России – действительно сам по себе достоин празднования. Только непонятно, как праздновать День России – в день начала ее официального расчленения?

По прошлогодним данным Левада-центра , целых 40 % граждан России знают, что за праздник отмечается 12 июня и могут правильно его назвать. И даже 54 % полагают, что провозглашенная 12 июня 1990 года «независимость» пошла России скорее на пользу.

Правда, так думали они не всегда – еще в 2000-м году пользу от «независимости» видели чуть больше четверти — лишь 28 %. Потом – процент считающих начал повышаться: в 2003 году их стало 38 %, в 2006 – 53 %. В 2007 – 54 %. В 2008 – 61 %. В 2009 – 59 %. В 2010 – 51 %. В 2011 – был новый взлет – 59 %. И год спустя это количество стало снижаться- до упомянутых 54 %.

В этой динамике есть логика: пользу от «независимости» граждане стали различать лишь тогда, когда в стране стала проводиться политика, так или иначе пересматривающая и отрицающая (хотя и более чем непоследовательно) политику, начатую злополучной «Декларацией о государственном суверенитете России».

А основное повышение числа этих оценок произошло после того, как был провозглашен «левый поворот» 2005 года и прозвучала Мюнхенская речь Путина.

Однако сегодня очень странно увязывать это относительное улучшение с событием 12 июня 1990-го года.

Мы помним, как один из бывших президентов России, который, несмотря на его отторжение обществом, не торопится покидать политический Олимп, умудрился в новогоднем поздравлении объявить Россию «молодым государством с двадцатилетней историей».

Наш мудрый народ лишь хмыкнул на эту благоглупость — уж он-то понимает, что Россия и как страна, и как государство возникли несколько раньше.

Он и сейчас подсознательно понимает, что «суверенитет и независимость России» оказались ее суверенитетом по отношению к себе самой – и в географическом, и в историческом отношении. Ее независимость – независимостью от собственной истории, ее подвигов, ее исторической роли.

Но независимость от себя самого – это уже из области психиатрии – распад государства и территории вполне сравнимы с распадом сознания душевнобольного человека.

Результатом суверенитета России от СССР – стал распад СССР – то есть, России.

Судя по всем данным двадцатилетних опросов на эту тему, никогда большинство общества в России не поддерживало этот раздел, и большая часть народа сожалеет о гибели СССР.

В марте 1992 года 66 % граждан России говорили, что сожалеют о прекращении существования СССР, и лишь 23 % сожаления не высказывали.

На сегодня, по последним опубликованным данным Левада-центра 53 % говорят, что сожалеют о распаде – против 32 %, сожаления не высказывающих. Сожалеющих стало меньше на 13 %, не сожалеющих – больше на 9 %.

Причины не в том, что от распада был получен выигрыш. Они проще – и печальнее. Дело в том, что 45 % сегодняшнего населения– это те, кто тогда 17 марта 1991 года еще не принимали участия в голосовании за сохранение СССР.

Увы, не все из тогдашних проголосовавших дожили до сегодняшнего дня — кто-то ушел просто по возрасту, кто-то – не пережил тогдашних неурядиц – гражданских войн, нищеты и голода, которые пришли в страну после ее раздела. Во всяком случае – и средний срок жизни в стране после 1991-го стал катастрофически короток, и избыточная смертность достигла в среднем 800 тысяч человек в год.

Представляете, после обретения «суверенитета» Россия ежегодно теряла столько же людей, сколько всего было расстреляно по политическим статьям за период с 1921 по 1953 годы!

Объясняя свое сожаление, люди говорят о разрушении единой экономической системы – таких 48 %, о том, что они потеряли чувство принадлежности к великой державе – 45 %, что возросло взаимное недоверие и ожесточенность между людьми – 41 %, разрушены связи с родственниками и друзьями – 34 %, утрачено чувство, что «ты повсюду – как дома» — 20 %, Трудно стало свободно путешествовать, поехать на отдых – 18 %.

Последний показатель особенно символичен – специально для тех, кто упрекал СССР в ограничении свободы передвижения.

И мало кто верит, сегодня в либеральную мантру о том, «крах СССР был неизбежен». Сейчас с этим согласны 33 % населения – но 53 % уверены, что раздела страны можно было избежать.

При этом о своем одобрении Беловежских соглашений, которые объявили о прекращении существования Советского Союза, говорит лишь 16 % граждан. Тогда как уверенно осуждают эти соглашения почти в четыре раза больше – 54 % населения.

Собственно, границы практически всех республик СССР в качестве границ самостоятельных национальных государств были не обоснованы ничем, кроме старых административных границ в СССР, которые играли чисто хозяйственную роль. Но для РФ эти границы были обоснованны в еще меньшей степени.

Российская Федерация теряла огромные территории, чье вхождение в собственно старую Россию некогда и никем особенно не подвергалось сомнению: Юг и Восток Украины, часть Узбекистана, значительную часть Прибалтики, с историческими городами, входившими в состав российских земель еще восемьсот лет назад, север Казахстана. Русские действительно стали самым крупным в мире разделенным народом, десятки миллионов представителей которого оказались за пределами того, что теперь стало называться Россией.

Причем, в отличие от ситуации, когда колониальные империи теряли свои заморские провинции, где оставались их поселенцы и дети их поселенцев, — русскоязычное население на территории республик состояло не из представителей колониальной администрации и имущих эксплуататорских классов, а составляло костяк именно трудящегося населения.

Народу России предлагалось изменить свою самоидентификацию не только в привязке к той или иной территории, — но изменить идентификацию своей роли, заменить ощущение народа-просветителя и созидателя ощущением чуть ли не народа-оккупанта, колонизатора и поработителя.

Отрицанию подвергалось само значение многовекового собирания земель и защиты населяющих их народов.

Реально, конечно, чуть ли не подавляющая часть народов, объединившихся вокруг триединства старых вятичей, полян и кривичей – то есть, русских, украинцев и белорусов, – практически все эти объединявшиеся старорусские народы объединялись по своей инициативе и своей воле. И объединялись в поисках помощи и защиты. И русско-российско-советское сознание формировалось как сознание народа-освободителя.

Провозглашение суверенности России, т.е. приоритета законов России над законами Союза означало разрушение Союза – и постановку огромного вопроса над всей героической и позитивной оценкой этого процесса и всех этих событий.

Вопрос нависал даже над ролью СССР и советского народа в качестве народа-победителя, спасшего мир от порабощения.

Разрушение самоидентификации человека – есть и разрушение го личности, и разрушение сознания, и разрушения его самого.

Человек, который не помнит и не может ответить на вопрос о том, кто он, не помнит имени, не помнит прошлого, не понимает зачем он находится в данном месте и зачем вообще живет, - такой человек рассматривается окружающими как явно подлежащий лечению. То же самое происходит и с народом, лишенным территориальной и этической оценочной самоидентификации.

Суверенность России

Суверенность России, при громком звучании этого слова – означала пересмотр всех оценочно-ценностных составляющих национального самосознания населяющих ее народов. На место исторической и национальной гордости, даже в тех случаях, когда это открыто не артикулировалось – по умолчанию ставилось требование открытого или молчаливого признания собственной вины за собственное существование, своей отрицательной роли в истории и к тому же – своей никчемности.

Миллионы людей объявлялись либо преступниками, либо участниками исторических преступлений, народом, шедшим по принципиально неверному пути, никчемным народом, обреченным на покаяние и раскаяние.

И одновременно с этим происходило разрушение историко-цивилизационных оснований их существования – и цивилизационный-смысловых осей собственной целостности и собственного бытия, как явления исторической истории.

Раздел «Советской империи» привел не к торжеству «русского национального начала», а к его невиданному унижению - как в силу того, что на «самоопределившихся» территориях остались десятки миллионов русских, так и потому, что сама Россия только проиграла от потери своих реально исторических территорий.

Без СССР

И уж логично было бы праздновать в качестве дня России, к примеру, дату призвания Рюриковичей на царство в 962-м. При всей условности этой даты, она все же больше соответствуют историческому статусу Дня России.

Если связывать историю России исключительно с Великорусским государством Северо-Запада – то обоснованнее выглядела бы и годовщина Куликовой Битвы, которую ряд историков считает условной датой основания великорусской народности, либо День Москвы.

Если связывать историю России с общей государственностью единой страны — есть более древняя дата, хотя также обладающая некоторой долей условности. Это День Основания Киева, 1500-летие которого было торжественно отмечено в мае 1982 года.

Но день, который был бы Днем страны, должен воплощать в себе и ее историю, и тождественность, и либо ее государственность, либо ее культуру. Он должен воплощать в себе не тот или иной период ее существования, а ее общую тождественность и общее постоянство.

События 1990-ого года – таковыми, не являются ни в каком смысле.

Увязывать 12 июня с Россией, как таковой – это значит лишь отрекаться от ее тысячелетней истории. От ее исторических областей и территорий. От собственных соотечественников, которые в результате событий именно этого дня оказались отрезанными от Родины и обреченными на роль инородцев, проживающих в чуждых странах.

Страна, отождествляемая с 12 июня – это не та страна, с которой может отождествлять себя народ России и ее граждане.
Страна, отождествляемая с 12 июня – это не та страна, за которую можно болеть душой, мечтать о ее будущем и умирать за ее будущее, и за ее прошлое..
Страна, отождествляемая с 12 июня – это не Россия.

А 12 июня – это не День России. Это день – Нероссии. Чем скорее мы вычеркнем его из календаря и из собственной памяти, тем скорее вернемся в свою собственную страну.

Сергей Черняховский, доктор политических наук

Просмотров: 602
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Принцип работы НЛО Краткий список достижений славянской ведической цивилизации Сакральный календарь древних ариев Скрытые факты Славянской истории Почему русские мало улыбаются? Что мы празднуем на ПАСХУ?!