Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Мат в Алеппо Трибунал по бывшей Украине Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 07 декабря 2016 (7525) Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 08 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Для Украины лучшим выходом было бы отказаться от Донбасса

Последствия Русской Весны могут серьёзно повлиять на ситуацию в России и не только

«Свободная пресса» продолжает дискуссию «Русский мир после Русской весны». В ней уже приняли участие Александр Шатилов, Игорь Стрелков, Алексей Анпилогов, Константин Крылов, Александр Бородай, Сергей Кара-Мурза, Павел Салин, Анатолий Степанов. В дискуссию вступает доктор исторических наук, политолог Валерий Соловей.

«СП»: — В ходе дискуссии звучали разные точки зрения по поводу того, что же такое Русская Весна. На ваш взгляд, было ли это стихийное явление. Можно ли сказать, что русский народ именно весной 2014 года доказал, что он не умер, как заявил политолог Константин Крылов?

— Я собственно, никогда не сомневался в том, что русский народ жив. Как до Русской Весны, так и сейчас. Конечно, без внешнего влияния в Донбассе не обошлось. Как со стороны Запада, так и со стороны России. Впрочем, участники тех событий этого особо и не скрывают. Что касается России, то в отношении Донбасса, как не было, так и нет внятной государственной политики. Всё началось с того, что один из российских мультимиллионеров помог, скажем так, не очень хорошо вооружённому отряду из России оказаться на территории Донбасса. Его целью было — помочь русскоязычному населению, недовольному киевскими властями поднять восстание. Да, почва для восстания была, как социокультурная, так и политическая. Но готовности воевать с новым киевским режимом тогда там не было. Большинство населения стояло, на мой взгляд, за мирную автономизацию от Украины.

Я считаю, что события на украинском Юго-Востоке оказали куда большее влияние на Россию, чем на Украину. Активно проявили себя не только русские националисты, но и все люди, неравнодушные, скажем так, к Русскому миру. Причём, я не имею в виду исключительно этническую сторону вопроса.

Возродились надежды, которые каждый из участников Русской Весны трактовал несколько по-своему. Кто-то считал, что это начало возрождения СССР, кто-то — Российской Империи, кто-то грезил о создании русского национального государства. Вот в этих массовых (хоть и не общенациональных) настроениях сплелись люди самых разных взглядов. Это и стало для них Русской Весной. Это был общественный подъём, какого уже давно не случалось в России. Российской власти он показался не очень уместным и даже опасным. Тем не менее, именно благодаря этому порыву в Донбассе оказались тысячи русских добровольцев, из России шла общественная гуманитарная и не только помощь. Однако уже в начале 2015 года этот порыв в России начал ослабевать. Сегодня эти настроения в России ушли туда, откуда они вышли — на кухни и на различные дискуссионные площадки.

«СП»: — На будущем России и Русского мира этот подъём как-то скажется?

— В истории мы никогда не знаем, как скажутся те или иные события на будущем. Кажется порой, что события и настроения ушли в никуда, превратились в пыль. Однако, говоря словами одного анекдота, осадочек остаётся. Исподволь идут процессы, когда постепенно меняется само качество общества. В любом случае, что касается помощи Донбассу, важен опыт. Люди попробовали, поняли, что у них что-то начало получатся. Ведь действия людей, направленные на поддержку соотечественников, это не что иное, как проявления элементов гражданского общества. Второе — те, кто ездил в Донбасс в последние два года, неизбежно сохраняют между собой какие-то отношения. Эти люди и сейчас общаются, живя в самых разных городах России и не только. То есть спонтанно возникла целая сеть людей, готовых рисковать ради национальных интересов, как они их понимают. Эти люди не афишируют себя, не выдвигают неких общенациональных идей. Но в определённый момент эти люди могут оказать серьёзное влияние на события в России, особенно при возникновении государственного кризиса. Мы помним, что весной 2014 года они тоже как бы возникли из ниоткуда.

Одно из отрицательных последствий Русской Весны в том, что к России и русским стали подозрительно относится даже наши ближайшие союзники. В частности, в Белоруссии теперь проводится активная политика «укоренения». Не случайно Александр Лукашенко всё чаще говорит на белорусском языке, уменьшается число русскоязычных вывесок на улицах и т. д. Особенно белорусские власти напугал проведённый в 2014 году опрос, в ходе которого выяснилось, что подавляющее большинство офицерского состава белорусской армии только приветствовало бы вхождение страны в РФ.

«СП»: — Есть мнение, что именно события последних лет создали украинскую нацию, что у неё теперь есть своя национальная идея — борьба с Россией. Так ли это, на ваш взгляд?

— Украинскую политическую нацию начали незаметно формировать с самого момента распада СССР. Процесс этот шёл ни шатко, ни валко первые годы. Но уже в конце «нулевых» годов социокультурные сдвиги стали заметны. Я регулярно ездил на Украину, могу говорить по-украински, поэтому видел ситуацию изнутри. И я заметил, что те украинцы, которые полностью сформировались в советское время, в 90-е годы в большинстве своём сожалели о распаде СССР. А вот уже в «нулевых», многие из них, причём даже те, кто не говорил на украинском языке, начали утверждать, что жить в «незалежной» Украине им нравится, и возвращения СССР они не хотели бы.

Хотя процесс этот шёл неоднородно. В Донбассе и даже в центре Украины выступали за модель политической украинской нации, но без этнической окраски. А вот на Западной Украине большинство выступало как раз за политическую нацию с этнической окраской, где говорить по-украински было бы не просто правом, а обязанностью. События последних лет, конечно, очень ускорили этот процесс. Надо понимать, что ускоренный нациогенез происходит в условиях опасности. В данном случае «уход» Крыма в Россию и события в Донбассе были восприняты значительной частью граждан Украины вне зависимости от этнической принадлежности именно как угроза национальной безопасности их государству со стороны России. И теперь, я думаю, на Украине усилится курс именно на создание политической нации с этнической окраской. Именно в пику всему русскому, что ещё остаётся на Украине. В этой связи я думаю, что Украина для нас потеряна навсегда. В том плане, что теперь ни они, ни мы не готовы считать свои народы братскими в полном смысле этого слова. Впрочем, я не исключаю, что в будущем наши отношения могут стать вполне нормальными, то есть прагматичными, основанными на взаимных интересах. А вот ощущение культурно-исторической общности, существовавшее прежде, уже не восстановится.

Украина рассталась с Россией и русскими на культурном и психологическом уровне.

«СП»: — На ваш взгляд, установление в том или ином виде российского протектората над Украиной весной 2014 года могло бы удержать её в орбите Русского мира?

— Мы бы получили тогда качественно иную ситуацию с непредсказуемыми последствиями. Да, установление скрытого протектората было реально осуществимо. Повторяю: реально. По моей информации, такая перспектива обсуждалась в Кремле. Большая часть Украины или даже вся Украина могла оказаться под нашим контролем за 10−14 дней. Не пришлось бы даже применять военную силу, достаточно было её продемонстрировать. Весной 2014 года на Украине не было легитимной власти. И тот же Янукович, который бы находился в обозе, скажем так, русского освободительного корпуса, подписал бы договор о «вечной дружбе» с Россией, дающий право на создание наших военных баз на территории «незалежной». Причём Запад смотрел тогда на всю эту ситуацию сквозь пальцы. Морально западные политики были готовы, что Украина «упадёт в объятия» Российской Федерации. Воевать за Киев никто не собирался.

Другой вопрос, принесло бы это пользу России через год или десять. Скорее, это принесло бы нам много проблем. И дело даже не в западных санкциях. Больше, чем Запад сделал сейчас, он делать не стал бы. Но вот среди 40 миллионов граждан Украины, даже среди тех, кто с симпатией к нам относился, мог бы начаться процесс нарастания недовольства опекой России. И этот процесс мог иметь самые непредсказуемые последствия.

«СП»: — Каким вы видите будущее двух донбасских республик, возникших в результате Русской Весны?

— Россия вовсе не против возвращения ЛНР и ДНР в состав Украины, но на своих условиях. В частности, у этих республик должно быть право вето на вступление «незалежной» в НАТО. Это, по сути, превращает Украину в конфедерацию. Нынешний Киев на это не пойдёт никогда. Я вообще считаю, что украинские власти не хотят возвращать Донбасс под свой контроль ни на каких условиях. По крайней мере, пока там живут те люди, которые выступили против них с оружием в руках. Поскольку в нынешней ситуации эти республики в составе Украины станут троянским конём для киевского режима. Поэтому статус ДНР и ЛНР долгое время, к сожалению, будет оставаться «подвешенным». И это не лучшим образом будет сказываться на социально-экономической обстановке в непризнанных республиках. Лучшим выходом было бы проведение на Украине референдума об отказе от Донбасса. Но Киев на это не пойдёт по многим причинам.

«СП»: — Сейчас в СМИ очень мало информации о межэтнических столкновениях. Хотя ещё два-три года, когда «Свободная пресса» вела дискуссию «Россия для русских?» сообщениями на эту тему было переполнено информпространство. Почему?

— Наложено информационное эмбарго. О том, что этнически окрашенные конфликты на том же Ставрополье продолжаются, в СМИ предпочитают не говорить. Если говорить конкретно о Ставрополье — надо отдать должное местным властям. Они стали более оперативно и грамотно реагировать на эти конфликты, не давать им обостряться.

Кроме того, в последние полтора-два года для населения России на первый план вышла проблема социального выживания. На этом фоне этническая напряжённость для большинства жителей России выглядит не самым значимым фактором.

«СП»: — В последнее время понятие национализма несколько деформировалось: теперь национализм рассматривается, скорее, как негативное явление.

— Надо понимать, что к термину «национализм» в России исторически относятся не лучшим образом. Как, впрочем, и в Европе. Там, как и здесь, любая партия может сказать о себе, что она патриотическая, национальная, но никак не националистическая. Бороться за реабилитацию этого термина вряд ли стоит. Общественное сознание очень инертно, и не надо идти против него в некоторых случаях. Что касается политического национализма в России, я не вижу у него больших перспектив. Он находится в глубоком кризисе, и я не вижу у него шансов добиться успеха на политическом поле в одиночку. Он может только стать частью политической коалиции. 

 

 

Алексей Полубота

Просмотров: 1370
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Ложь Солженицына. Для чего писался "Архипелаг ГУЛАГ"? Чем совесть Русов отличается от совести других народов? Мегалиты горной Шории. Экспедиция Сидорова Г.А. Сравнительная история зверств Запада и России Бойкот московской Олимпиады-80. Как это было Снимая маски с монголо-татар…