Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

«Развязывайте любые войны, но никогда не трогайте русских» Как Коломойский делает бизнес на власти Будет ли война? Ударят ли США по иранским объектам? Куда ведёт страну Зеленский
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Донецк -2017: «Прилетел снаряд, дом аж подпрыгнул…»

Репортаж из Киевского района города, который стал главным объектом украинской артиллерии

Странным образом все четыре дня беспощадных боев под Авдеевкой и обстрелов Донецка украинскими артиллеристами выдались чудными — легкий морозец, яркое солнце, прозрачнейший воздух. До этого чуть не со святочных дней над столицей Донбасса висели туманные и мрачные не дни даже, а просто сутки.

— И надо ж было, — это две продавщицы в махоньком продовольственном магазине, почти палатке, разговаривают. — Тут бы погулять по такой погодке, а мы вторые сутки сидим из-за проклятых бабахов". — И глаза такие грустные, и тон такой плачущий, что пожилая женщина сурового вида в знавшем лучшие времена голубом пальто, не выдерживает: «Да ладно вам, у нас вон на проспекте снаряд прям под окнами упал, опять все стекла повылетали. Теперь стеклить приедут, ох, спаси, Господи.

Это пенсионерка имела в виду события почти двухлетней давности, когда власти города по специальной программе начали вставлять разбитые рамы и стекла в пострадавших от варварских обстрелов домах. Прежде всего, конечно, на Путиловке — так называется один самых северных поселков Донецка. Сто лет назад здесь был выстроен снарядный завод для нужд русской императорской армии — филиал тогдашнего главного артиллерийского завода страны Путиловского в Петрограде. Отсюда и название. Завод в советское время стал «Точмашем», и на нем по-прежнему делали снаряды, мины и прочий смертоубийственный припас.

Артиллерийская суть завода и поселка совершенно трагически отразилась и на его лице: вместе с поселком шахты «Октябрьская» Путиловка стала главным «приёмником» украинских снарядов, мин, реактивных снарядов. Осенью 2014-го и зимой 2015-го жизнь здесь стала кошмарной и просто невыносимой, многие жители покинули эти места, особенно те, что на Киевском проспекте стоят — ближе других к аэропорту. Но на Партизанском проспекте, который ведет в Красногвардейский район города спутника Донецка, 400-тысячной Макеевки, жизнь заметна в большей степени. Мне сказали, что вчера и позавчера там были «крутые» попадания, что туда снова вернулся 2014 год. И я поехал-пошел посмотреть. Именно так — «поехал-пошел». Автобусы идут только до перекрестка Киевского и Партизанского, оттуда уже пешком.

Ориентир знакомый и заметный — 9−10-этажки, строившиеся здесь и Донецкой железной дорогой, и знаменитой, тут же неподалеку расположенной шахтой имени Засядько, считались до войны относительно престижными — новые, планировка опять же, рядом рынок, хорошая транспортная развязка, до аэропорта три минуты езды, до железнодорожного вокзала — десять-двенадцать. Теперь они смотрятся такими, знаете, враз постаревшими модниками — лица мятые, хмурые, печень по утрам достает, одежка пообтерлась.

— Вот, видишь, туда позавчера прилетел снаряд, дом аж подпрыгнул, — рассказывает живущая здесь знакомая, — а вчера гаражи раздолбало, грузовичок сгорел.

Воронки от снарядов хорошо видны, знакомая «живопись», таких натюрмортов у меня возле моего дома на Киевском украинские минометчики нарисовали столько два года назад, что и поныне еще не все следы город затер. Обгоревший остов машины. Судя по всему — это та самая «аварийка» газовщиков, которая спешила на вызов ремонтировать поврежденный здесь газопровод и получила минометный привет от ревнителей «единой Украины». Мне рассказывали вчера про этот случай.

Мы со знакомой уныло смотрим на машину, на подростков, гогочущих над чем-то там, в смартфоне у одного из них, переводим взгляд на пластиково-стеклянные лохмотья в оконном проеме не старого еще дома, молчим. О чем тут говорить, по этому поводу город уже друг другу все сказал, остается только сжимать в бессильной злобе сжимать кулаки, да и это уже не помогает психике, многократно изнасилованной войной.

Припомнился рассказ донецкого фотожурналиста Антона Баешко: «Человек вышел в магазин за молоком, чтобы жена утром сделала детям манную кашу, и не вернулся. Еще утром он проснулся и первое, что увидел, было Cолнце. Да, сегодня необычайно солнечный день. По телику выступал Хуг, рассказывая о том, что ОБСЕ призвано только наблюдать. В это время выпустили пакет „Града“. На асфальте лежал человек и рядом лужа крови смешалась с лужицей молока. Кто-то записывал в блокнот данные и снимал на мобильный телефон почему-то не труп, а Солнце, потому что наблюдался красивый кадр и можно его будет разместить в инстаграме и получить много лайков».

Характерная интонация для всех сегодняшних рассказов дончан. Нет, нас не сломили, но гулять по своим улицам, проспектам, площадям мы давно научились с осторожностью, с оглядкой. Мы даже в ближний, свой дворовой магазин ходим с опаской — бывали, знаете ли, случаи с участием очереди за водой и снарядом из украинского «урагана».

Кстати, о воде, она в Донецке снова в дефиците. Город у нас вообще степной, вода всегда тут была «пришлой». До того, как в мегаполис в шестидесятых годах прошлого века провели канал «Северский Донец-Донбасс», с водичкой была «напряженка». Теперь у донецкой воды не зной или мороз враг, а украинский артиллерист. Так уж сложилось, что фильтровальная станция Донецкого водоканала расположена рядом с линией фронта. И в который раз за войну она повреждена. Мы знаем, что ее починят скоро, но пока — проблема.

Приятель живет на совсем другом конце города, но тоже на окраине — в Кировском районе, на поселке шахты 17−17 бис, и то ощутил водный дефицит.

— У нас пока есть, но самотеком, я ж в низине живу, а наверху у шахты воды уже нет, может быть, разворачивают воду, чтобы вам хоть немного дать, не знаю с чем связано.

В Киевском же районе люди выстраиваются в длинную очередь у красной автоцистерны МЧС. Воду привозят три раза в сутки, не все успевают запастись, а кому-то и вовсе не хватает, или не успеть налить ведра по другой какой причине. Все те же девушки-продавщицы, с которых рассказ свой начинал:

— Пошла с ведром, а там очередь, что ж стоять там? А торговать, кто будет?

Напарница учит ее:

— А ты скажи, пустите, я ж из магазина, вы к нам хлеб покупать ходите, пойдите навстречу…

Грустно это. Привыкли мы или нет, мы долго будем носить в себе память об этой кошмаре. Особенно жители окраин Донецка. Им обязательно надобно поставить в мирном будущем — когда ж наступит оно?! — памятник. Возможно, это будет простой обыватель с ведром воды в руке, а может электрик, убитый осколком на рабочем месте, когда он пытался вернуть своим землякам свет и тепло в квартиры, не знаю. Но знаю точно, что такой памятник будет. Он нужен, чтобы обозначить границу поистине христианского долготерпения, советской стойкости, русского мужества, донецкой смекалки, тому, что зовется донецким характером. Он у нас тут на двух линиях обороны города просматривается. На передовой, и на сердцах, делах и помыслах дончан.

Олег Измайлов

Просмотров: 1034
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Когда вымерли мамонты - нестыковки официальной истории Ё и Е в русском языке Русский язык в современном мире Куда делись русские имена? Размышления о современной молодежи Расстрела царской семьи в реальности не было?