Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Безвизовый крах: менее трети украинцев испытывают нужду в шенгене, а путешествовать в ЕС поехали обладатели мультивиз Порошенко подарил Донбасс Америке Украину ждет девальвация Политическое Обозрение - Новости за 21 июня 2017 (7525)
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Донецк: брат за брата

Двадцать шестого мая, во вторую годовщину начала обстрелов украинской армией и авиацией мирных жителей Донецка, в поселке шахты Октябрьской был открыт мемориал жертвам нескончаемых обстрелов, которые унесли тысячи жизней и продолжают уносить их сегодня, несмотря на пафосность и продолжительность минских переговоров. Мемориал посвящен памяти 212 погибших, в том числе шестерых детей.

В церемонии открытия мемориала приняли участие представители городской власти, люди, которые в ходе обстрелов потеряли родственников и свои дома, и некоторые ополченцы, поскольку далеко не все из них смогли оставить службу и прийти, чтобы почтить память погибших. Одним из таких людей был молоденький русский доброволец с позывным «Кировск».

Вот что по этому поводу о себе и войне он рассказывает читателям «Одной Родины»:

- У меня к этой войне свои счеты, свои претензии, она отняла жизнь моего единственного на всей планете родственника – старшего брата. Мы с ним своих родителей не помнили, воспитывались в детском доме и знали только, что у него есть я, а у меня он. В детстве мы были с ним практически неразлучны. Чтобы не расставаться после детдома, мы вместе пошли в кадетский корпус, а потом он уехал в Донбасс. Все у него складывалось благополучно.

Брат работал, женился, здесь у него подрастали крохотные сынок и дочечка, а мы по-прежнему душевно общались.

Когда началась война я, естественно, тревожился за брата, когда с ним прервалась связь, буквально места себе не находил, а потом в интернете увидел фотографии расстрелянной машины, брата, его жены и их детей. Пытаясь спасти семью, мой брат повез ее к русской границе, нарвался на засаду какого-то карательного батальона, живых в машине не осталось…

У меня ноги подкосились, в горле стоял ком, в глазах туман, я отказывался верить, но фотографии были бесстрастны…

Спустя несколько дней я поехал к донецкой границе с четким намерением вступить в ополчение, а до этого я был просто мирным человеком, у меня и квартира была, и машина, и работа. Я бросил все.

- Как тебя встретила война?

- Поначалу я все воспринимал как во сне, по дороге в Донецк видел разрушенные снарядами дома, воронки, подбитые выгоревшие танки, но все это казалось нереальным. В Донецке в одном из пунктов формирования ополчения записался в его ряды.

Когда ехал, то и представить себе не мог, что здесь такой народный подъем, думал, что воюют кучки бойцов, а оказалось здесь настоящее народное движение, множество тех, кто готов защищать Донбасс, море добровольцев.

Боевое крещение принял, участвуя в боях за аэропорт. Там стояла сплошная кутерьма, ориентироваться, где свои, а где чужие, было сложно. Это потом я привык, а вообще я здесь освоился очень быстро, война спрессовывает время и события, к минимуму сводит церемонии, все упрощает.

- Еще говорят, что она меняет и проявляет людей, это так?

- Да, я, например, раньше спать не мог во время артиллерийской канонады, а теперь сплю, как сурок…

Еще война меняет характеры, иногда прямо въедается в человека, и человек странным образом забывает мирную жизнь, теряет даже те профессиональные навыки, которые получил когда-то, становится как бы частью войны и без войны не мыслит своего существования.

Еще война иногда заставляет человека серьезно задуматься о своих поступках. Скажем, был у нас случай на позициях у авдеевской промзоны, когда один командир громко-громко ругал своего подчиненного самыми нехорошими словами, а после боя того человека вынесли в пластиковом мешке. На того командира потом страшно было смотреть: ходил белый, как мел, не ел, не пил.

Для меня это было очень-очень поучительно, я понял, что любого человека могу видеть последний раз, поэтому к каждому стараюсь относиться по-доброму.

А вообще, во время боя четко проявляется, кто есть кто, там не до позерства, словесная шелуха слетает мгновенно и четко видно, что за человек перед тобой находится. Насколько он надежен или труслив.

- А взаимовыручку, такую, как в книгах описана, Вам доводилось встречать?

- От пуль и снарядов, меня к счастью, никто не заслонял, а друзья настоящие у меня были. Меткие, непревзойденные гранатометчики из местных. Два брата – одному 19, а другому 20 лет. Мы делились всем. Они погибли оба после того, как мы взяли Дебальцево…

- Говорят, что под Дебальцево многие из ВСУ сдавались в плен, это правда?

- Видеть пленных мне доводилось не раз. У всех одна и та же песня: «Я не хотел, меня заставили, призвали, дали автомат». В такие басни я не верю, поскольку у человека были шансы и мобилизации избежать, и перейти линию фронта, чтобы сдаться добровольно.

Вот, например, под Дебальцево я видел достаточно таких, которые сдавались добровольно, порой группами. Вот они действительно не хотели воевать.

- Сейчас Вы несете службу на одном из блокпостов у города, рядом с Вами собачки, это Вы их привели?

- Одна, Серая, нам досталась по наследству от предыдущей команды, а Рыжего мы подобрали под аэропортом на Спартаке. Он был как овощ, даже не шевелился, просто лежал. Жалко стало пса, мы закинули его в кузов машины и привезли сюда. С нами он повеселел, отошел, теперь исправно несет службу.

- У Вас интересный позывной – «Кировск», откуда он?

- Просто мне приглянулся Кировский район города Донецка. С ним связана одна любопытная история. Как-то мы - человек десять, возвращались с задания, грязные, уставшие, у всех одна мечта: поскорее бы на базу и спать. Дождь противный, ночь, темень вокруг. Я сидел за рулем, вел машину, и вдруг вижу на пустынной улице мелькнула тень, думал, померещилось, развернулся, подъехал, а на остановке девушка стоит и наивно поясняет, что ждет автобуса, едет домой. Мы сильно удивились, потому что никаких автобусов в такое время не предвиделось, а чтобы не оставлять ее одну в такое опасное время на улице решили подвезти. Она отказывалась, отпиралась, но мы настояли.

Отвезли девушку домой и поехали на базу. Через несколько дней, когда я стал мыть машину, то обнаружил вещицу, которую она обронила в темноте.

Когда было свободное время, разыскал девушку и вернул ей украшение. Мы подружились и общаемся до сих пор.

- Война когда-нибудь закончится, кем Вы будете в мирной жизни, останетесь здесь или вернетесь?

- Я люблю машины, может быть, буду возиться с ними, может, продолжу служить, скажем в МЧС.

А еще, несмотря на всю боль и кровь, через которую довелось пройти, я нашел здесь то, что искал.

Я встретил хороших людей, у меня появилось чувство семьи.

Я останусь здесь.

г.Донецк. Беседовала Ирина Попова

Просмотров: 1130
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Боснийские пирамиды Радость от созидания Тисульская находка Почему русские мало улыбаются? Что такое кон? Почему мы рвем на груди рубаху, бросаем оземь шапку и показываем кукиш?