Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Распад империи: как старая элита начала борьбу против Трампа США собрались давить Китай! Интересно, как они это сделают… Киев припер Европу к газовой стенке Русский акцент в «плане Маршалла» для Украины
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Донецкая народная республика: независимость и «внутриукраинский диалог»

Итак, референдумы 11 мая состоялись. Народ Донецкой и Луганской областей высказал свою волю. Наметилось и слияние Донецкой и Луганской народных республик в одну. Что дальше? Остановимся на нескольких моментах.

Первое. Республика существует и имеет поддержку подавляющего большинства населения регионов. Теперь перед её руководством встаёт насущный вопрос превращения республики из полусуществующей в реальную. Необходимо сформировать собственные органы власти всех уровней, подчиняющиеся Донецку, а не Киеву. А заодно пресечь попытки киевских «руководителей» и политиков наведываться с «визитами» на Донбасс как на свою территорию.

Необходимо переподчинить силовые структуры — милицию, прокуратуру и т.д., а также СБУ (состав которой должен быть тщательно проверен, а скорее всего полностью обновлён). Установить контроль над всеми учреждениями и стратегически важными объектами инфраструктуры и транспорта, а также участками государственной границы — в том числе и новой, с Украиной.

Превратить отряды самообороны в официальные вооружённые силы новой республики. Перед ними встаёт неотложная задача защиты народных завоеваний и очищения её территории от незаконных вооружённых формирований, войск иностранного государства — Украины и диверсионно-террористических групп. Борьба с последними должна быть самой решительной и бескомпромиссной. Украинские националисты (во всём многообразии их организационных проявлений) и члены различных новосформированных «батальонов» должны быть поставлены вне закона.

Это не говоря уже о налаживании нормальной жизни и укреплении политических и хозяйственных связей с соседними регионами России, в частности, с Крымом.

Второе. После народного волеизъявления 11 мая и провозглашения республиками своей независимости никакой речи об этих регионах как об «украинских областях», а об их жителях как о «гражданах Украины» быть не может. Донецк и Луганск — это уже не Украина. И потому упоминать о них в контексте «Юго-востока Украины» неправомочно. Киевские марионеточные власти и их единомышленники и подручные — украинские националисты — сделали всё, чтобы вслед за Крымом жить «в Украине» отказались и жители Донбасса. И судя по тому, что уходить «свидомые» не собираются, этот список не окончателен. Вопрос в том, кто следующий, и когда это произойдёт?

Третье. Не стоит относиться к этой республике как к «подаче сигнала киевскому руководству» и их «приглашению за стол переговоров». Это бессмысленно. Киевское «руководство» не раз демонстрировало нежелание разрешить украинский кризис дипломатическими методами, взамен «внутриукраинского диалога» «предлагая» народу покорно терпеть, а всех несогласных подвергая массовым убийствам и геноциду. Не получится такого диалога и теперь.

Соответственно, даже наиболее упорным радетелям за сохранение Украины стало ясно, что идея федерализации Украины не сработала и не сработает. Собственно, эта идея изначально была бесперспективной (хотя предложить её было надо) Во-первых, она не могла решить накопившиеся в украинском обществе и государстве противоречий. Во-вторых, была явно утопической ввиду изначально враждебного отношения к ней не только нынешних киевских властей и украинских националистов, но и национально-государственного проекта «Украина» как такового (этот проект агрессивен, настроен экспансионистски и негибок). А в-третьих, технически невыполнимой в условиях жёсткой позиции их хозяев — США и покорённой ими Европы.

Поэтому продолжать настаивать на очередной попытке «сесть за стол переговоров» с Киевом, используя результаты референдумов от 11 мая в качестве козыря во «внутриукраинском диалоге», или даже пытаясь ввести в гипотетический переговорный процесс пятую сторону — власти Донецкой и Луганской республик — идея, заранее обреченная на неудачу. Остальные четыре стороны — это США, ЕС, Украина и Россия. Сразу видно, что Россия находится в одиночестве, и этот формат надо понимать как 3+1. Пятого участника ни Киев, ни Запад не признают за партнёра, и тем более за партнёра, равноправного Киеву.

Относиться к этой выстраданной республике как к участникам «внутриукраинского политического процесса» бессмысленно и вредно. Собственно, отделение от Украины Донецкой и Луганской областей — прямое свидетельство невозможности какого-либо «внутриукраинского диалога» и закономерный итог этого осознания. Они уже вышли за его рамки (а вернее, нынешний Киев сам сделал всё, чтобы вывести их за эти рамки). И не должны быть туда вводимы снова, становясь разменной монетой в борьбе за Киев. Эта борьба должна вестись — но как самостоятельное направление, вне связи с Донбассом или Новороссией.

Четвёртое. Не стоит строить иллюзий и относительно «отдельной позиции Европы» и роли ОБСЕ как посредника. Во-первых, обманут. А во-вторых, никакой реально отдельной от США позиции у еврочиновников нет и не будет: любые предложенные ими «дорожные карты» и «компромиссные решения» основываются и будут основываться на необходимости вести «внутриукраинский диалог». То есть, на сохранении «Украины» (как удобного для них национально-государственного и геополитического объекта со всей его внутри- и внешнеполитической спецификой), причём в границах на 10 мая (пусть и без Крыма). Самостоятельных Донбасса, Новороссии для них не существует в принципе. Возможно, они смогут их «увидеть» лишь в виде неких субъектов в слегка децентрализованной Украине — но не более. А как можно было убедиться, путь для народа Донецка и Луганска назад «в Украину» — это путь в никуда, путь к угнетению, если не к гибели. Диалог возможен лишь через их признание самостоятельными субъектами политики.

Проект «Новороссия»: не самоцель, а средство

А что с республиками? Понятно, что самый желанный (и реальный) путь для них — это путь Крыма и воссоединения с Россией. И Донецк уже заявил об этом. Но для реализации этого пути нужна воля не только руководства и народа новых республик, но и российских властей. А они по некоторым причинам на этот шаг в ближайшее время не пойдут. И хочется верить, что лишь в ближайшее, а не вообще. Ибо от своих не отрекаются.

Есть высокая вероятность того, что эти республики (тем более после их объединения в одну) получат основание рассматриваться как база по консолидации общественных и политических сил для дальнейшего освобождения уже собственно Новороссии (Одесской, Николаевской, Херсонской и Запорожской областей), а также Харьковской и, если этот процесс будет развиваться, — то и Днепропетровской областей. А борьба за них (особенно за две последние) будет более длительной и сложной, чем за Крым и Донбасс. За март — май украинские «власти» там успели окопаться прочнее и дали понять, что держаться за эти важные в промышленном и стратегическом отношении регионы они (и их зарубежные хозяева) намерены насмерть. Причём в прямом смысле этого слова, руками украинских нацистов и группы янычар-футболлеров устроив в Одессе показательную массовую резню в «лучших» традициях своих предшественников времён Первой и Второй Мировых войн.

В этом контексте становится реальным сценарий, когда Донецкая и Луганская народные республики станут ядром, вокруг которого будет формироваться новый политический субъект — Новороссия. История знает подобные примеры. Так, во время другой гражданской войны, случившейся в нашей стране почти сто лет назад, существовала Дальневосточная народная республика. У большевиков (в данном случае выступавших как национальная власть — собирательница распавшейся России) не было сил на прямое военное столкновение с Японией и США, оккупировавшими российский Дальний Восток. Но освобождать Родину от иностранных интервентов было надо. Поэтому была создана буферная республика, которая и повела борьбу с тамошними белыми, а главное, со стоящими за их спиной иностранными державами. РСФСР от этого конфликта формально оставалась в стороне. Когда же «партизанские отряды» (то есть, войска Дальневосточной республики) очистили от неприятеля Дальний Восток «и на Тихом океане свой закончили поход», ДВР, как выполнившая свою историческую миссию, была ликвидирована, и вернулась в состав Российской СФСР. Причём не как отдельная республика (пусть и с более низким политическим статусом), как обычные субъекты федерации.

Вот тому же самому делу и может послужить проект «Новороссия». Но в нём (точнее, в подходе к нему) есть и определённая опасность. С одной стороны, он хорош, ибо позволяет, повторяя путь ДВР, воссоединить с Россией отторгнутые от неё некогда земли. Но проект этот хорош до тех пор, пока, во-первых, направлен именно на эти цели, а во-вторых, является антиукраинским. То есть, в культурном, мировоззренческом и национальном плане противостоит идеологии украинства и основывается на общерусской национальной идентичности и системе ценностей. Пока проект «Новороссия» таков — он спасителен для народа ряда областей прежней Украины (в границах на 10 мая) и для всего Русского Мира. А народ, выступающий за правду, свободу и национальное достоинство, победить нельзя. Освобождение Новороссии, Харьковщины и Днепропетровска должно вестись прежде всего руками их собственных жителей, вдохновляемых примером тех, кто этот шаг уже сделал.

Однако Новороссия (буде такая возникнет) должна быть лишь средством, а не самоцелью. Ступенью к воссоединению с Русским Миром, причём в рамках России как его политического воплощения. Иначе есть опасность превращения её в новую Украину. Очень многие противоречия порождаются самим фактом наличия у какой-то территории отдельной государственности и появления её «элиты» (как порождения этой государственности). Пример — та же Украина (даже в бытность её Украинской ССР) и украино-российские отношения последних двух десятилетий.

Создания нового государственного образования — Новороссии (в любых границах, даже в рамках нынешней ДНР) — со своей элитой, государственностью, членством в Таможенном Союзе, своими интересами и оттого неизбежными противоречиями с Россией ни в коем случае допускать нельзя. Иначе на каркас «собственных интересов» нарастёт идеологическое «мясо» вроде чего-то, аналогичного украинству, а в худшем случае даже станет вероятен реванш и самой украинской идеи. Пройдёт какое-то время, нынешние события, борьба за русскость, затянутся дымкой памяти, случившееся в Одессе, Мариуполе, Славянске будет жечь сердца всё меньше и меньше (а что уже говорить, когда сменится поколение — пример Украины тут показателен). Зато появится местная политическая и экономическая элита (пусть даже отчасти из «новых», «народных»), которая по неумолимой логике жизни станет отстаивать интересы своего государственного образования (и свои личные). Местная интеллигенция (и не без их участия) начнёт вырабатывать и тиражировать концепции, в основе которых вновь окажутся идеи «западного выбора», регионализма, всё более перетекающие в постулирование не-русскости и не-российскости. И получится что-то вроде нынешней Белоруссии, правящая (и гуманитарная) элита которой желает «доить Россию», при этом отстаивая свою «незалэжнасць», заигрывая с Европой и постепенно, хоть и не так явно, как это делалось на Украине, продвигая в обществе духовную и мировоззренческую ориентацию на Запад.

Впрочем, долговременное существование Новороссии (в границах восьми нынешних областей) практически невозможно. У каждой территории всегда есть политический, культурный, экономический, духовный центр — город, «стягивающий» на себя тот или иной регион, средоточие местной политической, деловой и культурной «элиты» и, главное, общепризнанный и своим народом и соседями в качестве такового. Для Западной Украины таким центром является Львов, для центральной — Киев.

В начале ХХ века в регионе, на котором в 1917-1918 гг. возникла Донецко-Криворожская советская республика (и в границах которой просматривается проект нынешней «Новороссии»), было два промышленных и политических центра: Харьков (главный) и Екатеринослав (нынешний Днепропетровск). Теперь же таких центров несколько. Помимо Харькова и Днепропетровска (равновеликого Харькову), появились Донецк, Запорожье. В Новороссии это Одесса, есть ещё Николаев (политически не столь значимый). Это самые крупные города, претендующие на роль региональных центров и уже ставшие ими. Соответственно, роль Харькова и Днепропетровска уменьшилась — они уже не «столицы» края, а лишь центры «своих» регионов, пусть и могучие. Соответственно, количество таких регионов со своей региональной «элитой» и местным сознанием на просторах Слобожанщины, Донбасса, Новороссии выросло. И ориентироваться они могут не друг на друга, а на третий центр: либо на Киев, либо на Москву.

Вот почему появление новой ДКР в виде «Новороссии» в прежних границах уже малореально. А превращать в члены Таможенного Союза отдельные регионы (вроде Донбасса) — недальновидно. Гораздо правильнее непосредственное самоопределение каждого из этих регионов по отдельности с последующими шагами по примеру Крыма. Между ними (теми, что уже перестали быть Украиной), целесообразным видятся иные формы сотрудничества, наподобие военно-политического союза, нацеленного на достижение означенной выше цели.

Итак, Новороссия — это путь освобождения от «Украины» и воссоединения с Россией. И не надо искусственно усложнять эту схему или препятствовать ей. И уж конечно нельзя использовать «Новороссию» или существующую Донецкую (или какие другие) народную республику как путь переформатирования «Украины»: оставляя саму Украину как форму, но слегка ретушируя её содержание (путём избавления от «нацизма» и «бандеровщины»). Тулуп к рукаву не пришивают, и воссоздание «Украины» «без Бандер и Шухевичей» — это путь, может, и ведущий к тактическому успеху, но неминуемо заканчивающийся стратегическим поражением. Ибо всё вернётся на круги своя, и в итоге вновь получится Украина — поначалу наподобие УССР, а вскоре в ней возродится и украинская идея со всем пантеоном её «героев» и мифов.

Донбасс, Новороссия и Украина — это разные геополитические регионы, разные исторические пути. Борьба за Украину должна быть продолжена — но как за самостоятельный исторический и геополитический субъект, не имеющий отношения ни к Новороссии, ни к Донбассу, ни к западноукраинским областям, у которых в будущем должен реализоваться собственный путь. И борьба эта не может вестись иначе, как за её возврат к предковским корням, как возвращение «из Украины в Малороссию». А говоря научным языком — путём переформирования национальной идентичности, влекущей смену мировоззренческих и геополитических императивов народа и порождаемой ею государственности. Причём это переформирование будет носить характер опоры на исторические корни.

Деукраинизация и Общерусский проект

И с этим связано ещё одно — последнее по счёту, но самое важное по существу. И ДНР, и Новороссия, и борьба за Малороссию невозможны без их деукраинизации. Речь, понятно, не о борьбе с украинским народом (как стремятся представить деукраинизацию украинские националисты и их покровители). Деукраинизация — это устранение идеологии украинства и основанной на ней национальной идентичности из системы образования, публичной сферы, общественного сознания. Это устранение украинского национализма, причём не просто его частных проявлений («бандеровщины»), но и корней, самой его сути — представления об украинской нации как не-русской, как отрицающей за собой русскость. Деукраинизация — это возрождение общерусской идеи, общерусской идентичности (в том числе её подвида — малорусской идентичности). Ибо только благодаря тому, что общерусская идея оказалась жива и поддерживалась энтузиастами — и в самих областях Украины, и в России, стало возможно и воссоединение Крыма, и «Русская весна» как сопротивление тому кровавому шабашу, что замутили на Украине украинские националисты, прозападные либералы и их шефы в США и Европе. Осознание этого есть и среди правящих кругов России, свидетельством чего стала кампания по воссоединению Крыма. Возрождение Общерусского национального и политического проекта, деукраинизация должны проводиться последовательно, настойчиво и без конъюнктурных колебаний и половинчатых мер. Прежде всего, в системе начального, среднего и высшего образования уже существующих и возможных республик. Те, кто ненавидит русскость и является адептом и пропагандистом украинства, не должны отвечать за воспитание подрастающих поколений, культурное строительство и сферу массового сознания.

Если этого не делать или потворствовать некоему «мягкому украинству» (вроде схемы «Шевченко — хорошо, Бандера — плохо»), украинский национализм и сепаратизм и русофобия вновь прорастут и дадут свои ядовитые плоды, снова поставят вопрос о создании Украины, в том числе включающей в себя и Донбасс, и Новороссию, а то и Крым. И за ней опять будут маячить наши «западные партнёры».

Итак, подводя итоги:

1) С украинским проектом надо заканчивать;

2) Создаваемые республики должны укреплять свою независимость от Киева и являться примером для других регионов Украины;

3) Борьба за Новороссию, Донбасс, Харьков, Украину (Малороссию) должна вестись как за разные геополитические и исторические объекты;

4) Проект «Новороссия» должен служить средством, а не самоцелью;

5) Освобождённая Новороссия должна воссоединиться с Россией, войти в её состав как ряд субъектов (областей или республик наподобие Крымской);

6) Всё это невозможно без возрождения Общерусского проекта как национальной и политической и культурной матрицы процесса.

Марчуков Андрей Владиславович, старший научный сотрудник Института Российской истории РАН

Просмотров: 1594
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Ответ запорожских казаков турецкому султану Что такое ведизм? 7 тайн продажи Аляски Откуда у Елизаветы II диадема русской императрицы? Как людей разводят на работу? Путь Дурака - Сакральный Смысл Образа Дурака в Русских Сказках