Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Националисты «захватили» мэрию Одессы. В регионе показывают демо-версию переворота Порошенко формирует штрафбаты для кровавого удара по ЛДНР Кризис вокруг Каталонии с русской точки зрения Днепр приплыл: как убивают главную реку Украины
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

«Донецкие» в Севастополе: от любви до неприязни и обратно

В России в 2017 году сохранится особый режим пребывания для выходцев из ЛДНР

При соблюдении ряда формальных процедур находиться в РФ они могут столько, сколько посчитают нужным. Правда, отношение к ним местного населения бывает неоднозначным…

Какие-то три года тому назад Крым и Донбасс входили в состав одного государства — Украины. Но по итогам киевского Майдана судьба у всех оказалась разной. Крым и Севастополь ушли в состав России, в Донбассе образовалось две де-факто независимые республики, живущие под постоянными украинскими обстрелами, а «ненька Украина» неуклюже буксует на пути евроинтеграции, все больше почему-то становясь похожей на небогатое африканское государство.

Но общее прошлое просто так из истории не вычеркнешь. И сегодня Крым, что для жителей Донбасса, что для граждан «европейской» Украины — это российский регион, наиболее близкий в ментальном и культурном плане. Возможно, именно поэтому и беженцы из Донецка, и жертвы политических преследований из Одессы, и трудовые мигранты из Черкасс стараются осесть на воссоединившемся с Россией в 2014 году полуострове.

Городские легенды говорят о том, что население одного только Севастополя увеличилось за последние годы более чем в два раза, и достигло миллиона человек. Однако эксперты и чиновники над этими слухами смеются. Городская инфраструктура такого перенаселения уже давно бы не выдержала. Официальные данные — значительно меньше. Правда, они тоже впечатляют.

Согласно расчетам Красного Креста в одном только Севастополе в 2015 году одномоментно находилось около 23 тысяч беженцев с Донбасса (5−6% населения города), а общее количество выходцев из Донбасса на Крымском полуострове эксперты оценивали в 200 — 300 тысяч человек (примерно каждый десятый житель).

В 2016 году на фоне снижения активности боевых действий многие из них вернулись домой, но автомобилей с донецкими номерами на улицах Крыма и Севастополя по-прежнему много. Немалое количество выходцев, как из ЛДНР, так и с территории Донбасса, подконтрольной ВСУ, решили обосноваться в Крыму капитально. Кстати, выходцев из республик, купивших на ЮБК жилье, глава ДНР Александр Захарченко в ходе недавнего визита в Крым назвал «предателями».

В вопросе сроков пребывания в России Москва к жителям ЛДНР максимально лояльна — после 90 дней нахождения на территории РФ, им достаточно съездить на границу и отметиться, в то время как гражданам Украины нужно на 3 месяца выехать «на родину». В этом смысле самая печальная судьба у обитателей Мариуполя, Славянска, Краматорска и других городов, активно поддерживавших ДНР, а затем оказавшихся занятыми ВСУ. Они — первые получатели разрешений на временное проживание, видов на жительство и участники программ, позволяющих стать гражданином РФ.

Впрочем, если жители ЛДНР хотят в Крыму работать, лечиться и устраивать детей в образовательные учреждения, им тоже желательно конкретизировать свой статус. А это значит — стояние целыми днями в очередях под стенами органов миграции без каких-либо гарантий.

Но бюрократические проволочки — не самая большая проблема жителей Донбасса. Куда неприятней в моральном плане — неоднозначная реакция на них со стороны части местного населения. Если в 2014-ом на фоне общего патриотического подъема плохо отзываться о жителях Донецка и Луганска было не принято, то уже в 2015 — 2016 годах представители крымского и севастопольского среднего класса не скрывали своего раздражения гостями.

Стандартный набор претензий звучит примерно так:

— рост преступности на фоне массовых миграций;

— неправильное поведения выходцев из ЛДНР на дороге;

— плохое отношение к арендуемому жилью;

— «хамство» в адрес местных.

Однако не все это соответствуют действительности. Преступность в Крыму и Севастополе в целом стабильно снижается. ДТП эксперты склонны связывать с состоянием крымских дорог. Не все так однозначно и с жильем. Автор этих строк знает сразу несколько выходцев из ДНР, которые снимают квартиры без малейших нареканий со стороны хозяев жилья. Уровень же «хамства» — это результат субъективных оценочных суждений, и не более того.

Вот что думают по поводу проживания бок о бок с жителями Донбасса севастопольцы.

Ольга Мейер:

— Со стороны крымчан мне подобное отношение к дончанам крайне не нравится. Значит, если с деньгами, то приезжайте поддерживать нашу индустрию развлечений и отдыха, а если оказались в беде, то места для вас нам жалко, мы выставим вас наркоманами и ворами и выпрем отсюда — езжайте, умирайте на родине. Наша хата с краю, мы — Россия, мы тут все герои, потому что нам повезло (…). А в низком качестве оказания медицинской помощи дончане тоже виноваты? И в жутком состоянии хотя бы первой городской? Лучше бы насущные проблемы населения и проблемы медицины обсуждали и пытались решить в таком случае, чем людей так долго хаять и выживать… Таких разговоров о дончанах не было раньше, когда они приезжали сюда деньги тратить на отдых. А сейчас мнение резко поменялось. А ведь это люди, не желающие идти с оружием брат на брата, они часто без денег, едут куда подальше от страны, толкающей их на гибель. Такое отношение к ним меня пугает и разочаровывает. Им меньше повезло, чем Крыму.

Иван Данко:

— Ну нет тут беженцев. Нет уже той войны. Люди в основном целенаправленно сменили место жительства, легализовались разными способами, живут, работают.

Александр Матвеев, (выходец с Донбасса):

— За 2014 год все, кто не умел и не хотел зарабатывать на жизнь честно, покинули Крым. Я знал недобросовестных строителей, бизнесменов, так называемых, и прочих товарищей, которые ныли, мол, как все плохо, а плохо то всем нашим, по факту. У меня осталась трехкомнатная квартира в элитном спальном районе с евроремонтом, которую я сдаю сейчас за 5000, а в Севастополе снимаю в два раза хуже и меньше за 35000, бизнес весь с нуля поднимать пришлось, как и большинству, кто тут окопался. Но мы пахали по 14−16 часов в сутки и продолжаем в том же духе, но уже не так хардово, и живем достаточно прилично. Уважаем город, а те, кто ноют, они везде и их везде много, и ты им что не сделай, все будет плохо, потому что сами, такие уникумы, напрягаться не умеют и не любят.

Александр Гуторов:

— Я опираюсь на личный опыт общения с донецкими ребятами, из 20−30 мне встретившихся, я могу только 5−6 достойных назвать, печальная статистика, но всех под одну гребенку не стригу, кстати, речь больше идет о мужском поле.

Светлана Колесникова:

— У нас сосед был из Донецка. Молодой парень лет 30. Работал в Донецке шахтёром. Переехал в Севастополь, стал хорошим выпивохой. Компания нашлась подходящая. Мы с мужем постоянно читали лекции. Что, мол, типа молод, что у него есть дочь и родители, которым нужно помогать. И знаете, мы достучались! Бросил пить, собутыльников. Устроился на стройку. Многому научился, сейчас собирает свою бригаду. Родителям и дочке постоянно деньгами помогает, уголь покупает. Недавно машину купил, старенькую, правда. Но он безумно счастлив! Прибегает с работы и бегом до своей машины перебирать её, мыть. Ну, в общем, труд сделал своё дело.

Лариса Цыганок:

— Как бы там ни было, все мы — братья-славяне! И я уверенна, если бы, не дай Бог, в Крыму случилась бы такая ситуация, Донецк бы поддержал! И не наша вина, что там война.

Анастасия Петринчук:

— У нас соседи пустили на дачу беженцев с ДНР — так столько проблем поимели!.. 80% тех, кто приехал из ДНР и ЛНР, живут на пособие и кричат, что им все должны и обязаны, а 20% трудятся и строят новую жизнь.

Судя по местным хроникам преступлений и происшествий, выходцы из Донбасса не являются «лидерами» по совершению правонарушений в Крыму и Севастополе. Но если что-то все-таки происходит с их участием, на это мгновенно обращают внимание. Имеет место своего рода аберрация — один противоправный эпизод с участием жителя Донецка или Макеевки запоминается гораздо лучше, чем десятки аналогичных эпизодов с местными. И так возникает снобизм — некоторые обитатели Крыма и Севастополя пытаются морально утвердиться за счет беженцев с Донбасса, выставляя себя «белой костью», спекулируя на тему местного патриотизма и «понаехавших».

Вот только не задумываются такие горе-патриты над тем, что ситуация в 2014 году гипотетически могла сложиться по-другому. А также над тем, что своим поведением они мало чем отличаются от современных украинских «арийцев», глядя на которых уже морщит нос весь мир…

Святослав Князев

Просмотров: 2011
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Славянский гороскоп (Часть первая) Православие - древняя ведическая традиция Величайшие изобретения русских Технология уничтожения русских: Инструкция для ЦРУ Школьные годы... чудесные? Почему славянки самые красивые