Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«На Украине идет грызня — за власть, за импичмент, за устранение Порошенко» Взывая к Путину: Кучма сравнил президента с богом и попросил прощения Информационная война — это тоже война на поражение Фурсов: Американский социолог говорил мне: «Наша перестройка будет более кровавой»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Допрос Семёна Семенченко

Больше часа разговаривал по телефону с Семеном Семенченко. Брал интервью. Впечатление одно – на скользкие для него вопросы вместо четких и недвусмысленных ответов начинает прямо-таки извергать кубометры разного рода пропагандистских клише.

Если что-то свидетельствует не в его пользу, то это объявляется выдумкой и происками или ФСБ, или каких-то безымянных украинских олигархов. Мол, ведут против меня информационную войну.

Хитрит Семенченко и в отношении Бандеры. Называет его героем украинского народа, но на неоднократно повторенный мною вопрос о том, должен ли ему стоять памятник в «освобожденном от ватников и колорадов Донецке», отвечать по существу не хочет. Просто понимает, что скажи он: «Да, памятник Бандере должен стоять в Донецке», все это будет выглядеть не в его пользу, потому что для Донбасса Бандера — фашист.

-Вы сами русский, выросли в русской семье и в русском городе Севастополе, учились даже немного в военно-морском училище. Наверное, у вас когда-то были то, что принято называть пророссийскими взглядами. Скажите, почему вы тогда встали на сторону Украины?

-Я видел ложь пропаганды по центральным каналам Российской Федерации во время Майдана. Я находился непосредственно в гуще событий. Там показывали про какие-то преступления, про бандеровцев, про националистов, про то, что всем придется плохо. Есть такое понятие «когнитивный диссонанс». Вот он начал наступать у меня уже тогда.

Второй раз я увидел ложь, когда началась так называемая Русская весна на Донбассе. То, что я видел, резко расходилось с тем пропагандистским продуктом, который показывали по центральным российским каналам. В частности, людей собирали за деньги. Либо за счет использования админ ресурса. Свозила людей Партия регионов, директора предприятий, директора крупных заводов или боссы Партии регионов. Принимала во всем этом участие местная криминально-олигархическая система. Я видел точно такой же процесс, как и на Антимайдане в Киеве, когда свозили так называемых титушек. В дальнейшем они стали головорезами.

Потом я видел, каким образом раскручивается этот маховик насилия, убийств именно со стороны людей, называющих себя пророссийскими митингующими.

Я не думал вначале, что речь идет об агрессии России. В апреле и мае я был уверен, что это такой же процесс, что и в 2007-2009 годах, когда Партия регионов на местах пыталась договориться с центром и выторговать себе привилегии, нагнетая антиукраинскую истерию.

Я не видел проблем с русским языком в Донецке. Не видел никаких проблем с русской культурой в Донецке. И к тому моменту, когда мы начали бороться с убийцами, грабителями и людьми, которые под видом Русской весны совершали преступления, власть никак не реагировала.

Мы стали создавать самооборону. К тому моменту стало понятно, что сюда влезла Россия. Ну и дальше началась агрессия России, и мы стали бороться с врагом, каким бы по языку и культуре он ни был.

-А насилие со стороны «Правого сектора» в отношении бойцов «Беркута» на Евромайдане замечали? И если замечали, то публично одобряли его или нет?

-Вы прекрасно понимаете, что силы были абсолютно не равны. Люди с одной стороны безоружные. Только под конец появилось какое-то оружие и то очень примитивное, а с другой стороны вооруженный ОМОН. У нас он назывался «Беркут». И снайпера, и автоматчики.

Я не думаю, что это было какое-то системное насилие со стороны «Правого сектора». Это был акт отчаяния. И то, что видел я, абсолютно не соответствовало тому, что показывали по российским каналам. Шансы бойца «Правого сектора» даже с бутылкой… даже докинуть ее на 50 метров до беркутовца, вооруженного современным оружием… говорить о его преимуществе было бы достаточно смешно.

Тем более, что акты насилия со стороны майдановцев начались только после первых смертей Нигояна и Жизневского. Против системы боролись отчаянные люди. Силы были неравны.

-Семён, ну, согласитесь, Янукович оказался трусом, ведь он категорически отказывался отдавать приказ о разгоне Майдана. Если бы «Беркуту» отдали приказ разогнать Майдан, то он бы его разогнал. Но такого приказа не было, поэтому «Беркут» просто стоял, и его товарищи из «Правого сектора» и многочисленных сотен самообороны Евромайдана спокойно жгли коктейлями Молотова. Только пару раз «Беркут» атаковал «Правый сектор», но только тогда, когда его сначала атаковали. Негоян же был убит только тогда, когда майдановские радикалы вышли за периметры Майдана и организовали побоище с применением коктейлей Молотова на улице Грушевского, которая вела к Кабмину. Тогда еще «Правый сектор» сжег автобус крымским беркутовцам коктейлями Молотова. Их еще тогда пытался угомонить Кличко. Вот только после начала этих событий и был Нигоян, и Жизневский застрелены. Но были ли они застрелены беркутовцами, не установлено. Не помните?

-Абсолютно правильно. Первые жертвы появились со стороны митингующих. И против всей государственной машины… не надо думать, что миллионный Майдан или пятисоттысячный, был весь в движении. Сражалось там всего 100, 200-300 человек. Особенно когда были штурмы Майдана. Это первое.

Второе, сейчас выясняется, что Янукович давал приказы о зачистке Майдана. К сожалению, после Майдана власть осталась в руках таких же промышленных олигархических группировок. Поэтому, к сожалению, все эти расследования были проведены крайне плохо. Сейчас же, будучи депутатом Верховной Рады, мы хотим знать правду. Но то, что я видел своими собственными глазами, абсолютно не соответствовало образу страшных бандеровцев и сильного «Правого сектора».

Я видел применение несоразмерного насилия со стороны именно «Беркута», и именно ответные акты насилия со стороны митингующих.

«Беркут» и другие силовые структуры Украины были прогнившими и разложившимися. Именно поэтому, а не потому, что им не давали приказ, они не могли выполнять свои функции или провести зачистку.

-Почему, по вашему мнению, в Донецке проиграл Евромайдан? Почему вы проиграли, а Антимайдан выиграл?

-Потому что, к сожалению, мы оказались не готовы к информационной войне. Мы говорим о каких событиях? Послефевральских, когда Майдан победил в Киеве?

-Да, конечно.

-Спецслужбы Российской Федерации через своих агентов влияния в криминально-олигархических кругах, в Партии регионов, в частности, осуществляли информационную войну. Как только мы смогли собрать силы самообороны, был нанесен удар не только физический, но и через СМИ. Стали распространять информацию о том, что мы там что-то украли, откуда-то сбежали, то есть, шла стандартная информационная война. Мы же не были готовы к информационной войне, поскольку против нас было государство и структуры финансово-промышленных групп. У нас же были просто отдельные представители народа. Второе, финансы были на стороне Антимайдана. Третье, силовые структуры были на стороне Антимайдана. В-четвертых, когда спецслужбы Российской Федерации были на стороне Антимайдана, то наше правительство, к сожалению, жевало сопли.

-А как вы оцениваете роль Рината Ахметова во время противостояния в Донецке? Он был на чьей стороне? Кому помогал – Майдану или Антимайдану?

-Он точно не помогал проукраинской стороне. А вопрос о том, какая помощь была с его стороны Антимайдану, должно решать следствие или следственная комиссия Верховной Рады. Исходя из того, что Ринат Ахметов был создателем всей системы Партии регионов, то он был явно не на стороне сил, которые пытались отстоять Украину. Ресурс был достаточный, чтобы все это притопить на первом же этапе. Но это теория, она не подтверждена фактами. Мы сейчас ищем доказательства тому, что первоначально это был торг, заигрывание с центральной властью, с использованием наемных головорезов.

Потом в конце все эти качальщики ситуацию не удержали, поскольку поддержанный спецслужбами Российской Федерации местный криминалитет почувствовал свою силу, и выкинул этих товарищей за пределы области. Сейчас он в этих условиях пытается сохранить свой бизнес за финансовую помощь. Имею в виду все эти батальоны «Восток» Ходаковского, «Оплот» и прочие деятели. Они качнули ситуацию на себя, и хозяева жизни Донбасса побежали.

-А вы были знакомы с вождями Антимайдана в Донецке – Павлом Губаревым, Денисом Пушилиным, Андреем Пургиным? Сталкивались тогда с ними, разговаривали?

-Пушилина лично не видел. Я думаю, что все они орудия в руках российской военщины, а первоначально орудие в руках Партии регионов. Это наши враги.

-А когда вы приняли решение покинуть Донецк? Куда вы первоначально поехали – в Днепропетровск или в Киев? Как начиналась история батальона «Донбасс»?

-У вас в России есть пропагандистская история, что все это страшные агенты Коломойского. Зачем же тогда отходить от «темников»? Всё это прописано красной нитью еще с прошлого апреля. Если же мы говорим о реальных событиях, то мы поняли, что формирование добровольческого батальона внутри Донецка не получается по причине того, что люди, поставленные во главе всего этого, не справлялись и не пользуются авторитетом.

А местная милиция, которая все это должна была сформировать, была коррумпированной и оказалась под российским влиянием. Поэтому элементарный просчет ситуации показал, что этих добровольцев просто не успеют собрать. Просто их начнут уничтожать.

Поэтому мной лично было принято решение формировать добровольческий батальон на территории другой области – на пересечении Днепропетровской и Запорожской областей. Мы не получили помощи ни от олигархов, ни от государств, просто за счет того, что народ оказывал помощь. Это все собиралось через Интернет. Покупались бронежилеты, покупались макеты автоматов. У нас сначала ничего больше не было кроме макетов.

-Какая первоначально была численность батальона «Донбасс»?

-90 человек.

-А каким образом именно вы стали его командиром? Вы ж были инициатором его создания?

-Да, просто инициатором. Я хотел, чтобы мы вначале создали самооборону Донецка. Потом мы хотели, чтобы был сформирован батальон территориальной обороны Донецкой области, который должен был быть сформирован на основании директивы Генерального штаба. Этот батальон должен был быть сформирован из местных жителей, который должен был бы охранять административные здания и разблокировать воинские части.

Тогда было уже видно, что все блокирования населением воинских частей (мы сами пытались несколько раз разблокировать воинские части), было абсолютно спланированным проплаченным мероприятием. В них участвовали представители местной милиции и криминалитета.

Поэтому надо было формировать батальоны из местных жителей, потому что на милицию не было никакой надежды. Но все это было заморожено и на уровне Генерального штаба (на уровне Донецка), и на уровне местных властей, которые даже не хотели пальцем пошевелить, чтобы что-то сделать.

И я объявил тем, кто хочет помочь, что мы сами создаем батальон местного формирования. И сразу же в первый день свыше 600 человек с разных концов Донецкой области подало заявку на вступление в батальон. У нас не было оружия, вообще ничего. Так все и началось.

-Что это были за люди?

-Программисты, экономисты, студенты, военнослужащие, шахтеры, пенсионеры. Жители Донецкой и чуть позже жители Луганской областей.

-Есть такой российский пранкер Алексей Лексус Столяров. Его разговоры по скайпу с Коломойским, когда он выдавал себя за Павла Губарева, разошлись Интернету. В одном из разговоров пранкер спросил у днепропетровского олигарха о вас: а кто такой Семен Семенченко? На это Коломойский ответил, что вы какой-то аферист. Вы помните это?

-Нет, я не слушаю записи пранкеров.

-Какие отношения сложились у вас с Коломойским? Он финансировал ваш батальон?

-Не финансировал. Я думаю, что подобные заявления из уст представителей олигархических кругов (об аферисте Семенченко – прим. авт.), мы можем расценивать как комплимент. Вот когда нас эти люди начнут хвалить, мы начнем задумываться.

-А сами вы что, лично не встречались с ним?

-Встречался пару раз. Встречался, когда он был еще днепропетровским губернатором.

-И какое впечатление он на вас произвел?

-Достаточно умный человек с чувством юмора. Я его знал только поверхностно. Никакого финансирования батальона не было. Днепропетровская администрация нам сначала предоставила заброшенный лагерь и несколько матрасов на пересечении Донецкой и Днепропетровской областей. Что касается дальнейшего, то нас дальше снабжало местное население и фермеры. Мы уже собирали деньги и сами себя кормили. Насколько я понимаю, днепропетровская администрация финансировала батальон «Днепр», а батальон «Донбасс» — это чисто такой народный проект.

А что касается афер, то вы, знаете, на тот момент выступить против всего этого при полном бездействии государства – это действительно была афера. Благодаря тому, что мы на эту аферу пошли, многие районы Донецкой области свободны от сепаратизма. Если бы мы тогда на это не пошли, то граница проходила бы даже не знаю где.

-Многие говорят о том, что вы оказались в списке «Самопощи» только благодаря тому, что вы, Семен Семенченко, человек Коломойского, а Коломойский финансировал «Самопощь». Это утверждение имеет под собой реальное основание?

-Насколько я знаю, эти утверждения не имеют под собой никаких оснований, потому что «Самопомощь» финансировали непосредственно депутаты из нашего списка. У нас там есть представители аграрного бизнеса, IT-компаний. Так что нам не требовалось финансирования со стороны каких-либо олигархов.

Если посмотреть на социологические опросы, то до 40% людей, голосовавших за «Самопощь», голосовали за то, чтобы мы системно занялись вопросами национальной безопасности и обороны. Это уровень доверия к добровольческим батальонам, представителями которых мы являлись.

-Вот вы говорите, что все то, что произошло в Донбассе, состоялось только благодаря бездействию местных властей, проискам олигархата, а что, народ Донбасса, по-вашему, хотел быть с Украиной?

-Да, хотел быть с Украиной.

-Каковы причины поражения украинских силовиков от ополченцев в Иловайске?

-Не от ополченцев, мы их гоняли, а от российской армии. Я согласен с выводами парламентской комиссии Верховной Рады прошлого созыва, что причинами этого были системные ошибки в организации обороны страны, допущенные Генеральным штабом, министерством обороны и руководством Украины. Это первое.

Второе, со стороны некоторых должностных лиц были допущены не только ошибки, но и преступления. Сейчас это является предметом рассмотрения военной прокуратуры.

Ситуация под Дебальцево была аналогичной. Дело в том, что я участвовал и в первой, и во второй операции. Абсолютно не мифическая приверженность местных жителей России стала причиной поражения, а именно системные ошибки в организации обороны страны, предательство и совершение преступлений со стороны отдельных должностных лиц, но я это не собираюсь обсуждать с вами, представителями страны-агрессора.

Мне очень жаль большинство людей по ту сторону. Мы, когда организовывали обмен людей, погибших под Дебальцево, общались с теми, кто находится в так называемом ополчении. Большинство людей там именно за деньги и для того, чтобы прокормить свои семьи. В случае, если ты не являешься на мобилизацию, тебя сначала отправляют в ударный батальон в Донецке, а во второй раз — расстреливают. Многие люди на Донбассе даже никогда не были за пределами Донбасса. Они никогда не были в Киеве, тем более, никогда не были на Западной Украине. Они очень легко становятся объектами манипуляции.

-Скажите, как вы считает, боевые действия между Украиной и ДНР/ЛНР возобновятся?

-Боевых действий со стороны ДНР/ЛНР не ведется. Есть агрессия со стороны Российской Федерации, которая использует, в том числе эти отряды, которые мало боеспособны и используются, как вспомогательная военная сила.

Этим и объясняется та история, которую поднимают российские СМИ и отчасти украинские, насчет меня и батальона «Донбасс», потому что почти все бойцы «Донбасса» были русскоязычные и были жителями Донецкой и Луганской областей. И просто ломали вам пропагандистское клише.

В ближайшее время ваша страна планирует закончить свою агрессию политическим путем, рассчитывая на роль Оппозиционного блока. Блок рассчитывает прийти к власти на местных выборах и возможно на досрочных парламентских выборах. Расчет на то, чтобы народ Украины устал, впал в депрессию, отчаяние. Оппозиционный блок хочет, чтобы в Украине снова было квазигосударство. Чтобы было как в России, когда олигархи грабят национальное достояние, а людей зомбирует пропаганда. А мы будем бороться до конца, чтобы этого не допустить.

-Вот вы говорите, что в ополчении служат люди, которые насильно призваны под страхом расстрела. А почему же тогда они не перебегали на вашу сторону?

-Перебегали.

-И сколько их перебежало тогда?

-Люди все разные. Я не могу сказать, что все. Есть люди, которые пошли служить за деньги, есть люди, которые пошли служить под угрозой смерти. Есть люди, которые пошли служить из убеждений, есть и такие, естественно. Почему не перебегали? Потому что существует система заградотрядов. Это все, как в 1941-42 годах.

Мы брали людей, которые сдавались в плен. В отличие от российских наемников с пленными обращались достаточно корректно. Мне очень горько видеть, как нелюди, рассказывающие про Русскую весну, измываются, пытают людей, записывают на видео. Примерно то же самое российские войска делали в Чечне.

-А вот несколько месяцев тому назад Донецкий аэропорт освободили от киборгов отряды ополчения под руководством Гиви и Моторолы. Они что, тоже российские офицеры? Моторола гражданин Российской Федерации, ну а Гиви же местный. Так кто же тогда брал донецкий аэропорт – российские войска или местные ополченцы?

-Я рассказываю только о тех событиях, которым был свидетелем. Я не был в донецком аэропорту. Из всех этих кампаний я участвовал в Дебальцево и в летней кампании.

-А в Дебальцево российские войска были? Российские войска брали Дебальцево?

-Да. Принимали участие. Если бы так называемым ополченцам и российским войскам не дали стянуть под Дебальцево силы с различных направлений, и если бы не били в ослабленные участки, то у них бы ничего не получилось.

Это не следствие какой-то такой суперготовности.

-Вы говорите, что против вас в российских и украинских СМИ ведется кампания. Хорошо. С российскими понятно, а кто ж против вас в украинских-то СМИ ведет кампанию? Кто за этим за всем стоит?

-Смотрите, вы, как специалист, работающий в органах российской пропаганды, должны прекрасно понимать, что такое информационная война. Я читал несколько учебников по информационной войне, изданных в Москве. Там приводились примеры того, как велась информационная борьба против идейных командиров моджахедов в Афганистане, а также против США во Вьетнаме. Методы не изменились до сих пор.

Вот «полистайте» российские сайты. Там более 100 преступлений приписывалось батальону Донбасс и, в частности, мне. Вы помните сказки прошлого лета, когда рассказывали, что мы каратели, что мы торгуем человеческими органами? И весь негатив с батальона «Донбасс» перешел на меня. И то, что сейчас публикуют, это перепевки вот этого бреда, взятого из прошлого лета.

Кто всем этим занимается? Этим занимаются специальные агенты спецслужб Российской Федерации, которые действуют либо втемную, либо напрямую через агентов влияния в Украине, которые являются сотрудниками различных украинских финансово-промышленных групп. Те, кто всем этим занимается, я не считаю своими соотечественниками, а те, которые это публикуют, я не считаю украинскими СМИ.

Сейчас идет война внутри Украины, и это не значит, что если на человеке есть значок «Украина», что он на стороне Украины. Всем понятно, что украинские олигархи хотят сохранить свое влияние на Украине. Так что вы с помощью своих марионеток можете лить на нас какое угодно количество грязи. Мы вас не боимся. Украина победит и внутреннего и внешнего врага.

-Простите, но на вас, как вы выражаетесь, «льет грязь» известный украинский журналист Владимир Бойко (по своим убеждениям украинский националист и противник России; он написал несколько статей, в которых разоблачил Семенченко как афериста и человека, побывавшего за решеткой за мошенничество – прим. авт.)…

-… я не хочу с вами обсуждать различных людей. Деятельность ФСБ и олигархата с помощью своих марионеток может принимать любые формы. Мне все это неинтересно. А вы можете там выпускать какое угодно количество фейков. Меня это не интересует и на меня это не действует, как и на нормальных людей в нашей стране.

-Вы сменили свою русскую фамилию Гришин на украинскую Семенченко, а почему вы до сих пор не начали говорить тогда на украинском языке? Бандера бы вас не понял. Кстати, ваше отношение к Бандере и Шухевичу?

-Думаю, Бандера бы меня понял, потому что у Бандеры была масса соратников, которые были и русского, и еврейского, и грузинского происхождения. А что касается украинского языка, то я не считаю чем-то сверхъестественным, что я пока говорю по-русски. Я учу украинский, я его хорошо понимаю, я на нем читаю, я стараюсь на нем говорить, но у меня есть язык, на котором меня воспитывали, и на котором я разговаривал в детстве. Не вижу в этом никаких проблем. Я и во Львове говорю по-русски.

-Я-то тоже не вижу в этом проблемы, но вот в этом проблему, думаю, видит та же львовянка Ирина Фарион или другой представитель партии «Свобода» — Игорь Мирошниченко. Кстати, а вы считает Бандеру и Шухевича героями?

-Безусловно. Я прекрасно понимаю историю этих людей. На них было нанесено столько лжи, пропаганды, манипуляций и дезинформации… я это понимаю, видя, как делается это сейчас. Я считаю, что Верховная Рада правильно сделала, что признала этих людей символами освободительной войны. Люди хотели построения своего государства на своей земле. Они были оболганы российской пропагандой…

-Я так понимаю, что Волынская резня, устроенная бандеровцами полякам в 1943 году, — это тоже российская пропаганда?

-Волынскую резню, прежде всего, устраивали люди, и у обеих сторон есть, в чем обвинять друг друга. И со стороны польских граждан совершались преступления, и со стороны жителей Украины. Если мы сейчас будем искать все преступления, то это будет не в пользу России. Вспомним то же тамбовское восстание…

-Послушайте, я не помню, чтобы в России кто-то оправдывал использование Тухаческим газа против тамбовских крестьян… И последний вопрос, как человеку, жившему в Донецке. Я так понимаю, что вы считаете, что Донецк скоро будет освобожден. В таком случае, там должны стоять памятники этим героям украинского народа Бандере и Шухевичу?

-Это должны решать местные жители.

-Но вы же говорите, что все местные жители хотят быть с Украиной. Когда вы их освободите, то лично вы будете инициировать установку таких памятников вместо памятника Ленину? Бандера же с Шухевичем герои же украинского народа.

-Еще раз повторюсь: все эти вопросы должны решать местные жители.

-Еще раз: вы лично готовы выступить с инициативой установки памятников Бандере и Шухевичу в Донецке?

-Еще раз вам повторяю…

Просмотров: 1528
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Скифия становится Россией Россия, о которой не рассказывали в школе Где ты, Гиперборея? Кто твои сыны? Что делать если вы применили нож для самообороны? Школьные предметы не применимы в жизни или на что тратим 10 лет? Чем опасны пси–генераторы?