Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«Такое не прощают». Что в США готовят для Украины Киев стал для ЕС эталоном коррупции Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 07 декабря 2016 (7525) Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 08 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Емельян Пугачёв и его восстание

Достижению более результативной победы в войне с Турцией помешала начавшаяся в 1773 году крупнейшая гражданская война XVIII века, вошедшая в историю как «восстание Пугачёва». Официальные документы об этой войне существуют; с ними знакомился, занявшись историей этой бунтарской войны, А. С. Пушкин. Он запросил у военного министра графа Александра Чернышёва следственное дело Пугачёва и другие архивные документы, и получил их.

Пушкин изучал также труды французских историков эпохи Реставрации — Тьерри, Гизо, Минье, и просился в командировку за границу, — но при всём благоволении к нему царя, так и остался невыездным. А жаль: именно за рубежом хранилась разгадка многих тайн пугачёвской войны! Лишь недавно группа российских учёных во главе с Петром Черкасовым была допущена к рассекреченным документам архива МИД Франции в Париже. Мы приведём некоторые факты, обнаруженные ими.

1773, сентябрь. — Начало восстания Емельяна Пугачёва. До сих пор можно прочесть в учебниках, что это был крестьянский бунт против помещиков-угнетателей, а Пугачёв — простой казак и раскольник. Однако по громадности охваченной территории (Оренбуржье, Урал, Приуралье, Западная Сибирь, Среднее и Нижнее Поволжье), массовости, затраченным средствам и применявшемуся оружию произошедшее совсем не похоже на тот бунт, каким были, например, восстания Ивана Болотникова или Степана Разина.

Во-первых, большинство населения оказалось на стороне восставших. По Пушкину:

«…весь чёрный народ был за Пугачёва. Духовенство ему доброжелательствовало, не только попы и монахи, но и архимандриты и архиреи… Класс приказных и чиновников был ещё малочисленен и решительно принадлежал простому народу. То же можно сказать и о выслужившихся из солдат офицерах. Множество из сих последних были в шайках Пугачёва».

(Обратите внимание на многоточие в этой цитате; мы скоро его объясним.)

Во-вторых, уж очень кстати появился вождь. И был он весьма не прост! Жизнь в стране, из-за войны и усилившегося гнёта дворянства, была тяжёлая, подспудное народное недовольство было очевидным — и в конце концов народ поднялся не против монархии или власти как таковой, а против этой конкретной ситуации. Но кто же призвал его к восстанию? Казачий хорунжий, как все, мыкавший горе, и вышедший в лидеры всего лишь величием духа и «харизмой»?.. Но этот простой казачок не раз бывал во враждебной нам Турции, а свою «харизму» явил массам, прямиком приехав из Европы с фальшивым паспортом. Обладая средствами, сопоставимыми с теми, что нужны в наши дни для проведения крупной предвыборной кампании, он смог развернуть мощную пиар-акцию, с изданием и распространением большого количества пропагандистских материалов.

В-третьих, очень интересна зарубежная реакция на начало восстания. В Париже о его деятельности писали с нескрываемым ликованием. «Газет де Франс» — по сути, правительственный орган, — сначала сообщила, что вождь восстания в молодые лета был «пажем при дворе Её Императорского Величества и был послан в чужие края для учения, после чего служил в прусской армии и, наконец, был камер-юнкером при Его Императорском Высочестве (Великом князе Павле Петровиче)». Но очень скоро здесь возобладала версия о Пугачёве, как об императоре Петре III.

Как видим, российское народное восстание против дворянства парадоксальным образом поддержали… дворяне и дворянское правительство Франции! В архиве МИД Франции обнаружено официальное письмо тогдашнего министра иностранных дел герцога де Шуазеля австрийскому канцлеру, где открытым текстом говорится о планах устранения «ученицы Вольтера» (Екатерины), «нашего заклятого врага». Не на простолюдина же собирались её менять, пусть он даже хорунжий или бывший паж; Пугачёв — воскресший император для Парижа удобнее.

Видимо, какой-то французский советник предложил эту версию Пугачёву, и тот, обращаясь к разным слоям населения, начал привлекать к себе людей отнюдь не призывами к антифеодальной войне, а просьбами о поддержке его попранных прав на престол. А теперь вернёмся к многоточию, оставленному нами в цитате из Пушкина. Что же мы там пропустили? А вот:

«Одно [русское] дворянство было открытым образом на стороне правительства. Пугачёв и его сообщники хотели сперва и дворян склонить на свою сторону, но выгоды их [интересы] были слишком противуположны».

Итак, на первом этапе Пугачёв копировал историю «Лжедмитрия I» и искал поддержки дворянства. Но, учтя основной промах Дмитрия, Пугачёв скрыл зарубежных покровителей своего движения, и, в отличие от предшественника на поприще самозванства, не скрывавшего, что за его спиной иностранные вооружённые силы, стал искать опору внутри страны. (Кстати, понятно, чем бы кончилось в случае его победы: старую элиту вырезали бы, и на её месте появилась бы новая, казачья элита. Об этом можно судить уверенно: так произошло после октября 1917-го. И что-то сходное мы наблюдали с падением СССР и началом «демократических реформ».)

Лишь когда Пугачёв не сумел привлечь к себе дворян, появилась его «Жалованная грамота крестьянству», ожидавшему вольности ещё со времён предоставления настоящим Петром III вольности дворянству. В народе бытовала легенда, что царя и убили-то из-за его желания вслед за дворянами раскрепостить крестьян.

1773. — Выдавая себя за Петра III, Пугачёв собирает под свои знамёна на реке Яик (Урал) всех недовольных и направляется к северу. Екатерина II поручает Бибикову подавить восстание, дав ему диктаторские полномочия.

Русско-турецкую войну готовила французская дипломатия. Она же инспирировала государственный переворот в Швеции, имевший откровенно антирусскую направленность; позже, в 1788 году, король Швеции Густав III объявил войну России. Король французов Людовик во весь предшествовавший восстанию Пугачёва период активно противодействовал России в польских делах.

Для Франции смута в России была лучшей гарантией против возрастания русского влияния в Европе. В секретной инструкции своему посланнику в Петербурге Людовик XV указывал:

«Вы, конечно, знаете, и я повторяю это предельно ясно, что единственная цель моей политики в отношении России состоит в том, чтобы удалить её как можно дальше от европейских делВсё, что может погрузить её в хаос и прежнюю тьму, мне выгодно…»

В письме, которым обменялись французские дипломатические службы в Вене и Константинополе, читаем:

«Король направляет к вам подателя сего письма, который по собственной инициативе вызвался оказать помощь Пугачёву. Это офицер Наваррского полка, имеющий множество заслуг. Вы должны как можно скорее отправить его с необходимыми инструкциями для так называемой армии Пугачёва. Король вновь выделяет вам 50 тыс. франков для непредвиденных расходов, помимо того, что вы должны получить из выделенных вам средств за прошлый месяц. Не жалейте ничего для того, чтобы нанести решающий удар, если к тому представится случай. Нет такой суммы, которую король не предоставил бы ради осуществления наших замыслов…»

Во французской прессе активно обсуждалось, кто победит — российское правительство или «мужицкий царь»? — да так, что маркиз Пугачёв выглядел более предпочтительным кандидатом на победу.

А Екатерине совсем не нравились ни французские публикации, ни перепечатка их в газетах других стран. Она велела составить и распространить контрпропагандистское сочинение; спешно была написана, переведена на французский и направлена во все российские представительства в европейских столицах книга «Лжепётр II, или Жизнь и похождения мятежника Емельяна Пугачёва».

Так создаётся история: лживые сказки и чьи-то придумки попадают в СМИ, политизированные сочинители выдвигают разные версии, затем начинаются толкования мнений по поводу различных вымыслов, потом политически ангажированные историки пишут на основе этих толкований учебники…

А вот Англия помогала тогда не Османской, а Российской империи. Без её помощи, в частности, русская балтийская эскадра в 1770 году не смогла бы беспрепятственно и неожиданно для турок пройти через проливы Эресунн, Каттегат, Скагеррак, Ла-Манш и Гибралтар, выйти в Средиземное море, блокировать Дарданеллы и уничтожить турецкую эскадру в Чесменской бухте. Только после наших кавказских успехов (1783) Англия перестроила свою политику в пользу ослабевшей Турции, поскольку для России открывался путь в Индию и Иран, и наши интересы сталкивались.

Октябрь 1773 — март 1774. — К Пугачёву присоединяются рабочие уральских шахт и горных заводов. Осада Оренбурга.

Грамотно планировать и успешно проводить боевые операции Пугачёву помогали иностранные военные советники. Они же подсказали мысль об учреждении на захваченной территории специальной полиции для поднятия дисциплины в войсках — сами вожди восстания вряд ли бы до такого додумались; «любовь к порядку не отражала никогда сущности российского менталитета», как пишет Владимир Сергеев. Не без их помощи была создана Пугачёвым Военная коллегия — высший орган управления на охваченных восстанием территориях.

Теперь скажем несколько слов о судьбе шахт и заводов.

Три четверти промышленных предприятий России, относящихся, по современной терминологии, к сфере военно-промышленного комплекса, находились на территории Урала и Сибири. Соответственно, там были и кадры: мастера и рабочие. Практически все оружейные заводы на Урале были захвачены сторонниками Пугачёва и, казалось бы, задача немедленного увеличения производства вооружения и боеприпасов ради победы общего дела обеспечена. Но… вместо снабжения своих войск оружием, рабочие стали разрушать заводы и рудники. Историки говорят, что население, «воодушевлённое освободительным манифестом Пугачёва», просто «проявило свою ненависть к угнетателям и всему, с ними связанному», а пугачёвская Военная Коллегия просто «не успела сразу взять под контроль военную промышленность». Во как! Создать многотысячные дисциплинированные отряды сумели, планировать и проводить блестящие воинские операции против регулярных войск сумели, обеспечить порядок у себя в тылу сумели, наладить финансы сумели, а вот предотвратить разгром русской военной промышленности — беда какая! — не смогли.

Логичнее предположить, что, имея в виду возможность провала «плана А» — захвата российского трона, зарубежные организаторы этой беспрецедентной гражданской войны просто попутно выполняли «план Б» — подрыв российской обороноспособности. Для этого всего и надо было не мешать рабочим самим разносить свои заводы.

1773, ноябрь. — Поражение правительственных войск под Оренбургом. Боевые части, действовавшие против правительственных войск, были вооружены не каким-то дрекольем, и не только саблями, пиками и пищалями, но и современными полевыми орудиями. Их у пугачёвцев, осадивших Оренбург, было не менее 86 единиц. Для сравнения: первый карательный отряд, направленный Екатериной II на подавление бунта, имел 30 орудий. Понятно, почему генерал Кар со своим войском потерпел сокрушительное поражение уже на подступах к Оренбургу. Та же участь постигла экспедиции генерала Валленштерна, полковника Чернышёва и секунд-майора Заева. А ведь это были регулярные правительственные войска, снятые с турецкого фронта.

Боевики Пугачёва получали жалованье более высокое, чем офицеры правительственных войск! Для выплаты жалования боевикам, оплаты продовольствия и боеприпасов, на агитацию и пропаганду вождям восстания требовались деньги, и немалые. Частично они поступали из захваченных запасов царских властей, но этого было явно недостаточно. Чем же покрывали потребности? В архивах удалось обнаружить докладную записку князя Барятинского канцлеру Панину:

«Пугачёв получил от Порты [от султаната Оттоманской империи] знатную сумму денег».

Пушкин сообщает: в ставке Пугачёва в Бердской слободе найдено «осьмнадцать пушек, семнадцать бочек медных денег и множество хлеба», и делает особое примечание о деньгах:

«Пугачёв вопреки общему мнению, никогда не бил монету с изображением государя Петра III и с надписью Redivivus et ultor[26] … Безграмотные и полуграмотные бунтовщики не могли вымышлять замысловатые латинские надписи и довольствовались уже готовыми деньгами…»

По сему поводу Владимир Сергеев отмечает в «Независимом военном обозрении»:

«У поэта рука не поднимается записать, что монеты были отчеканены в горячо любимой им свободолюбивой Франции — коварство, заставляющее поблекнуть измену бывшего дворянина Швабрина из „Капитанской дочки“».

1774, март. — Отброшенные к Каспийскому морю войсками Михельсона и Суворова, отряды Пугачёва быстро тают.

Правительственные газеты Российской империи неоднократно сообщали:

«Пугачёв разбит и бежит».

Пушкин написал об этом так:

«Пугачёв бежал, но бегство его казалось нашествием».

Пугачёв контролировал и Нижнее, и Среднее Поволжье — Алатырь, Саранск, Пензу, Саратов. Екатерина II, вынужденная из-за восстания вести борьбу на два фронта, смягчает свои требования к туркам.

«Беспокойство российского двора удваивается день ото дня, — сообщал в Париж Дюран. — Крымские татары пришли на помощь Пугачёву. Из Петербурга отправлены несколько курьеров в войска, дислоцированные у границ Грузии, с приказом воспрепятствовать их соединению в районе Кубани…»

А вот — из перехваченного русской разведкой письма графа де Сен-При из Вены князю де Рогану в Константинополь:

«Французские офицеры шлют эстафету за эстафетой из турецкой армии, которая должна предпринять диверсию в России в пользу Петра III…»

Далее из письма следует, что Турция планировала крупную военную операцию не только через Крым, но и через Северный Кавказ с целью поддержать маркиза Пугачёва; в этой операции предполагалось участие кадровых французских офицеров. (Интересно, что в письмах к Вольтеру Екатерина тоже называла Пугачёва маркизом без кавычек. Это означает, что она признавала в нём иностранного дворянина, ибо титул маркиза во Франции давался инородцам — так же, как титул барона в России.)

В письме графа Сен-При также упоминается о двух французах, которые вернулись в Константинополь из расположения пугачёвской армии. Их имена не названы, но этот факт подтверждается получившей скандальную огласку историей с арестом и ссылкой в Сибирь полковника Анжели. В публикации мидовского официоза «Газет де Франс» от 1 июля 1774 года говорилось:

«Полковник Анжели, француз на русской службе, был в оковах отправлен в Сибирь. Обнаружили, что он имел связи с мятежниками и тайно подстрекал многие русские полки к восстанию. Утверждают даже, что если бы его не обезвредили, то вся армия перешла бы под знамёна мятежников».

…Воевать на два фронта для России оказалось невозможным даже после того, как Суворов в 1774-м разбил османскую Дунайскую армию великого везиря у Козлуджи, и открылась прямая дорога на Стамбул. Вызванный в ставку, Суворов предложил временно прервать войну с Турцией, самим пойти на переговоры и всячески их затягивать, пока он с отборными частями, снятыми с турецкого фронта, не проведёт спецоперацию по ликвидации штаба Пугачёва. Обратите внимание — ликвидировать надо было именно штаб, как постоянный раздражитель, корень нарыва.

1774, июль. — Окончание русско-турецкой войны. Мирный договор в Кючук-Кайнарджи. Август. — Михельсон разбивает пугачёвские отряды под Царицыном и берёт 18 тысяч пленных.

Официальная историография утверждает, что:

«…Турция при поддержке Англии и Франции сорвала мирные переговоры в 1771 года после завоевания Российской империей Крыма, что означало конец войны».

Однако, кто тогда «сорвал» мир, — это ещё вопрос: Екатерине Крыма было мало; известен её план изгнания турок со всех европейских территорий и «воссоздания на них греческой империи», во главе которой она позже мнила поставить своего второго внука Константина (того самого, вокруг имени которого ещё позже, во время восстания декабристов, было много шума).

Но теперь пришлось пойти на окончание войны. После серии решающих ударов генерал-фельдмаршала Петра Румянцева, форсировавшего Дунай, был подписан с Турцией мир. Его условия могли быть более благоприятными для России, но императрица спешила. Немедленно с фронта были сняты 20 пехотных и кавалерийских полков и направлены на Урал и Заволжье: штаб Пугачёва был уничтожен, а его самого отправили в Москву.

1774, 25 декабря (по юлианскому календарю 14 декабря). — Схвачен Емельян Пугачёв.

Окончательным разгромом и поимкой Пугачёва руководил А. В. Суворов.

«Среди Большого Узеня, — вспоминал великий полководец в автобиографии издания 1790 года, — я тотчас разделил партии, чтоб его ловить, но известился, что его уральцы, усмотря сближения наши, от страху связали…»

Как победитель, с радостью взялся Суворов конвоировать Пугачёва в Москву. Он писал П. Панину:

«Ежели пожелать соизволите Ем. Пугачёва из Сызрана мне препроводить далее, я охотно то на себя принимаю…»

Судили мятежника в Москве, и 21 января (10 января) казнили. Потеряв штаб и денежную подпитку извне, «всенародное движение» быстро выдохлось; войскам пришлось ещё три года добивать на Урале разрозненные шайки полевых командиров.

Источник - Забытая история Российской империи от Петра I до Павла I - Калюжный
 

Просмотров: 12510
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Что сделал Брежнев для советского народа Ванга: после Сирии придет спасительная вера Вся правда о крещенской воде Лебедь - священная птица славян Тихое оружие для спокойных войн или Как человек попадает в духовное рабство Бойкот московской Олимпиады-80. Как это было