Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Киев внезапно поставил на Путина Интервью Путина Оливеру Стоуну Американо-иранское противостояние в Персидском заливе. Что впереди? Туркмения может стать новой проблемой России
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Эрдоган защищает Мадуро: Кризис в Венесуэле может сделать Турцию великой державой

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сделал важный геополитический ход. Как сообщил его официальный представитель Ибрагим Калын, турецкий лидер связался по телефону с президентом Венесуэлы Николасом Мадуро и выразил ему поддержку в таких выражениях: «Брат мой Мадуро, держись! Мы с тобой». Калын также добавил, что Анкара продолжит придерживаться своей принципиальной позиции неприятия любых попыток захвата власти путем переворота.

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу обвинил США и ряд стран Латинской Америки во вмешательстве во внутренние дела Венесуэлы. Он выступил с предостережением в адрес так называемого «президента» (по версии американцев) Хуану Гуайдо: «Есть законно избранный президент, однако президентом себя объявляет другой, и ряд стран его признали. Это может привести к хаосу. Мы против того, чтобы страны подвергались изоляции. Я надеюсь, что ситуация будет решена мирно». Первое, что бросается в глаза в этой связи, то, что Эрдоган, сам переживший попытку государственного переворота в июле 2016 года и отлично знающий, где и кем писался такой сценарий, с пониманием и солидарностью отнесся к событиям в Венесуэле, где оппозиция пытается свергнуть Мадуро. В конце концов, президент Турции сам испытывает на себе серьезное экономическое и политическое давление со стороны Вашингтона и понимает, что за этим стоит. Хотя дело не только в этом.

Мевлют Чавушоглу

За Мадуро выступают Россия, Китай, Куба, Боливия, Уругвай и Мексика. За Гуайдо, помимо Вашингтона — Канада, Аргентина, Бразилия, Чили, Колумбия, Коста-Рика, Гватемала, Гондурас, Панама, Парагвай, Перу и — в качестве курьеза — Грузия. Сложной остается позиция Европейского союза. Что касается Турции, то она впервые за долгие десятилетия бросила открытый вызов США в Латинской Америке, традиционно считающейся исключительно зоной американских интересов. Анкара показала, что она расширяет внешнеполитическую географию, что наряду с традиционными ближневосточным и европейским направлениям она стала обращать внимание и на Латинскую Америку, в частности — на Венесуэлу, с которой налажен серьезный экономический и политический диалог. Как напоминает турецкое издание Sabah, Эрдоган после саммита G20 в Аргентине посетил Каракас, где провел переговоры с Мадуро и подписал контракты на сумму 5 млрд долларов. Для сравнения: объем капиталовложений Китая в Венесуэлу оценивается в 60 млрд, России — на уровне 16−17 млрд долларов.

Появление Анкары в списке инвесторов в эту латиноамериканскую страну многие турецкие эксперты оценивают не только с точки зрения экономического эффекта, но и как заявку на статус великой, а не просто региональной державы, претендующей на освоение местных природных и людских ресурсов. Речь идет о расширении турецкого влияния на южноамериканском континенте. Вот почему реакция Эрдогана на события в Венесуэле вполне объяснима, он проецирует свое представление о том, что и против Турции «существует мировой заговор с целью уничтожения политических и экономических достижений страны». Не случайно многие американские эксперты любят сравнивать стратегии Эрдогана и Мадуро, утверждая, что они «популистски культивируют и используют антиамериканские настроения граждан в своих интересах». Только в отличие от Мадуро его турецкий коллега более активно и решительно выступает против Вашингтона, фактически перестав рассматривать его как надежного партнера и стратегического союзника.

Напомним, что совсем недавно президент США Дональд Трамп грозил Турции «экономическим разорением», за чем последовали бы и политические потрясения. Так в целом определяется геополитический контекст, который определяет уровень восприятия Анкарой событий в Каракасе. Как считает венесуэльское издание TalCual, «между Мадуро и Эрдоганом сложился доверительный уровень отношений, события в Каракасе не застали врасплох Анкару, которую Каракас причисляет к числу возрождающихся мировых держав». К тому же опытный Эрдоган видит, что у американцев в Венесуэле пошло «что-то не так» и «чтобы добиться смены режима, кое-чего им не хватает». В этой связи Sabah не исключает, что события в Венесуэле «могут развиваться по сирийскому сценарию». Возможно, что тогда Турция, как и некоторые другие страны (включая Россию), может выступить посредником между властями и оппозицией Венесуэлы.

Башар Асад

Тем временем США угрожают даже военным вмешательством. Как некогда в Сирии в отношении президента Башара Асада, они требуют отставки Мадуро, что объективно подталкивает местную оппозицию к силовому противостоянию с правительством. Но пока более реально выглядит сценарий ужесточения американцами и их союзниками политики санкций против Венесуэлы. Однако все это ведет к тому, что формируются условия для создания напряженности уже в непосредственной близости от границ США, обозначены как внутренние силы, готовые вступить в борьбу за свое будущее, так и внешние, которые могут дать бой Вашингтону и не отойдут просто так в сторону, полагает научный сотрудник Американского университета и генеральный директор исследовательской и консалтинговой фирмы «Каракас Уайр» Майкл Маккарти. Трамп привычно бодрится. Он заявляет, что «возможны любые варианты действий», комментируя перспективы использования США военной силы в Венесуэле. А как поведет себя дальше Турция? События развиваются.

Станислав Тарасов
Просмотров: 551
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Жалейка - русский народный музыкальный инструмент Новый год в СССР Как воспитывали воинов на Руси Сферические и шлемовидные купола Византийско-древнерусского типа Полынь горькая - применение, свойства, лечение, рецепты Как научиться контролировать энергетические потоки