Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Украина и заветы Геббельса ВМС США подбираются к Крыму на пушечный выстрел Что стоит за фасадом покращень Гройсмана? Бойня Порошенко с Аваковым уничтожит их обоих
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Европа готовится к «жесткой обороне»

Члены одной из крупнейших партий в ЕС начали разговоры о войне

На прошедшем заседании Европейской народной партии (ЕНП) его участники заявили, что «лучшей политикой сдерживания по отношению к России является готовность к войне».

«Время разговоров и уговоров (по отношению к России – прим. ред.) истекло. Теперь пришло время для жесткой реалистической политики и концентрации на обороне и безопасности, поскольку восточный фланг ЕС чувствует себя в опасности», - предложил поговорить с Россией на «языке силы» вице-президент ЕНП Яцек Сариуш-Вольский.

Своему «партайгеноссе» вторит руководитель одного из аналитических центров при ЕНП Роланд Фрюденштейн: «Мы должны дать понять, что да, мы готовы идти на войну за принципы и будущее Европы». По его словам, «в Германии потенциал ядерного сдерживания НАТО представлен 20 бомбами свободного падения типа B-61, которые могут быть уничтожены одним ударом российских войск. Мы должны это изменить, мы должны подтянуться», - подчеркнул он.

Депутаты Тунне Келам и Кристиан Дэн Преда были более предсказуемы, по устоявшейся в ЕС традиции объявив Россию ни много ни мало «противником Евросоюза», а также привычно возложили ответственность за осуществление «агрессивной» внешней политики, «целями которой являются страны Балтии и Приднестровье» на российского президента.

Следует признать, что новость, которую цитирует издание EurActiv, может претендовать на сенсационность.

Этот воинственный демарш выделяется на фоне милитаристской риторики в отношении нашей страны, которая периодически проскакивает в выступлениях европейских политиков. Дело в том, что недвусмысленно выраженная угроза применить военную силу в отношении России на этот раз исходит не от каких-то маргинальных европейских политиков, а от членов партии, составляющей крупнейшую фракцию в Европарламенте. Нелишне напомнить, что в составе ЕНП находятся такие коллективные члены как правящая (в коалиции с ХСС и СДПГ) в Германии ХДС во главе с самим канцлером фрау Меркель и другие консервативные партийные структуры Евросоюза.

Кроме того, представители ЕНП доминируют практически во всех политических институтах Европейского союза, а также в Совете Европы. Среди них и сам президент Европейского совета Херман ван Ромпей. Всего, провозгласившая очередной «Drang nach Osten» (к счастью, пока еще в лице отдельных своих представителей) общеевропейская партийная сила включает в себя 16 глав правительств стран-членов ЕС и 6 глав правительств государств, не входящих в ЕС. В её рядах также находятся 13 членов Европейской комиссии, и, наконец, упомянутая крупнейшая фракция в Европейском парламенте, состоящая из 265 депутатов. Таким образом, ЕНП фактически представляет костяк европейского истеблишмента, который, фигурально выражаясь, обладает контрольным пакетом акций в процессе принятия общеевропейских решений. Одним из которых, как выясняется, может быть объявление войны России.

Другой вопрос, будет ли услышан призыв отдельных европарламентариев из этой большой коалиции первыми лицами в ЕНП. И насколько желание заставить Россию капитулировать силовыми методами, совпадает с возможностями Евроатлантического блока. 

Заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН, профессор МГИМО Дмитрий Данилов считает, что возможность перерастания конфронтации между Россией и Западом в военное противостояние находится в прямой зависимости от урегулирования украинского кризиса.

– В частности, это зависит от деэскалации ситуации на Украине и реального выполнения минских договоренностей. Серьезные угрозы и обвинения в адрес России преследуют цель оказать давление на Москву в выполнении этих соглашений.

«СП»: – Что достаточно абсурдно, учитывая, что в этом процессе РФ выступает в качестве посредника, а не стороной конфликта, как это пытается представить Запад.

– Атлантистские элиты всячески пытаются оспорить этот тезис. Исходя из той логики, что Россия и есть одна из сторон конфликта. А США, в свою очередь, подталкивают страны ЕС к силовому реагированию на «российский вызов». Эта позиция может иметь самые далекоидущие и неблагоприятные последствия. Тем более, что она сформулирована в целом ряде документов (причем не только натовских, но и общеевропейских).

Украинские лидеры уже открыто говорят о войне с Россией, чуть ли как о неизбежном сценарии развития событий. С подачи США эта логика находит риторическое отражение в высказываниях и действиях политического класса Европы, включая европарламентариев.

В такой ситуации становится проблематичным говорить о каких-то конструктивных подходах. Европейские политики рассматривают ситуацию в контексте модели, которая называется «игра с нулевой суммой». Что, в свою очередь, предопределяет активизацию военно-политической линии на усиление взаимного сдерживания и даже скатывание к открытой конфронтации.

«СП»: – Какую цель преследуют инициаторы второго издания «холодной войны», которая вот-вот способна перейти в горячую фазу?

– Дело в том, что, запустив машину конфронтации, представителям партийно-политических кругов Запада сейчас очень сложно остановить её. Коль скоро американские и европейские элиты разговаривали со своей общественностью, используя лозунги противостояния и наказания России за «агрессию» на Украине, отыгрывать назад становится очень сложно. Даже если факты говорят об обратном, а европейская общественность начинает задавать своим лидерам очень неудобные вопросы. Например, по поводу ответственности самих киевских властей за происходящее.

Для того чтобы преодолеть эту тенденцию, евробюрократии ничего не остается, кроме как ужесточить свою риторику. Пытаясь убедить всех в правоте той порочной логики, которая была выработана на начальных этапах украинского кризиса. Теперь взять свои слова назад, не рискуя политической карьерой и репутацией, становится проблематично.

«СП»: – Получается, что европейские политики, по сути, не столько готовятся к войне против России, сколько ведут «войну» за свой имидж?

– Коль скоро речь идет о том, что нужно готовиться к противоборству, это отражает реальность. Уровень напряженности таков, что можно говорить о высокой вероятности эскалации конфликта и повышенной в связи с этим военной опасности в Европе в целом. Не исключая инцидентов прямого соприкосновения военных машин России и НАТО.

Еще одна скрытая мотивация подобных агрессивных заявлений - это необходимость убеждать европейцев, зачем им нужна Америка. В частности, почему осуществляется переброска военных сил США на восточные рубежи западного блока, и какие задачи они должны решать. Без постоянного акцента на конфронтационную составляющую отношений между Западом и Россией это было бы очень сложно обосновать. Потому что у многих европейцев возникает закономерный вопрос: насколько ЕС политически самостоятелен? И почему Америка играет здесь роль «первой скрипки», а Европа ограничена в своих возможностях. В такой ситуации у Брюсселя появляется аргумент, что американское присутствие (в том числе военное) вызвано необходимостью защищать восточные рубежи евроатлантического сообщества.

Есть еще один важный момент, который называется «опция раздела Украины». На сегодняшний день она не исключена. В таком случае, подспудно встает вопрос о новых границах. А новые границы в условиях фундаментально расходящихся интересов между Россией и Западом требуют силового обеспечения. Поскольку речь идет о будущей новой линии противостояния.

«СП»: – В таком случае Украина превращается в театр военных действий, требующий военного планирования с той и с другой стороны.

– Особенно это касается приграничных государств в лице Польши и стран Балтии.

«СП»: – Логика войны подкрепляется не только мобилизующими европейский электорат выступлениями европейских политиков, но и практическими действиями.

– Как следствие, Киев получает карт-бланш. Например, занимается прямым саботажем минских договоренностей, запускает на полные обороты машину политических репрессий. На Украине появляются военные инструкторы из разных стран, причем уже не только американские. А глава СНБО Турчинов открыто говорит о необходимости создания «грязной бомбы». Это заявление, кстати, так и не получило осуждения со стороны спонсоров майданного переворота.

«СП»: – Та же Франция, несмотря на взятую на себя Парижем посредническую миссию, собирается предоставить киевскому режиму вертолеты, патрульный самолет, а также средства тактической связи.

– Здесь возникает вопрос, что считать летальным оружием. Например, прицелы для артиллерии, которые повышают в разы точность попадания во вражеские объекты. В каком-то смысле это тоже летальное, если не вооружение, то техника.

«СП»: – Принято считать, что европейская общественность, в целом, настроена достаточно пацифистски, одержима ядерной фобией и не готова принимать гробы с фронта. Не преуменьшаем ли мы неготовность «цивилизованных» европейцев, ввязаться в авантюру под названием кровавый передел «незалежной»?

– Я согласен с тем, что европейский политический класс попадает в замкнутый порочный круг. Его риторика и ограничительные меры, принятые в ответ на действия России в Крыму и на Украине после госпереворота в «незалежной», спровоцировали ответные шаги санкционного характера. Причем меры в экономической сфере против России оказались контрпродуктивными. Следовательно, приходится идти дальше, развивая конфронтационную риторику. Раскручивание этой спирали может иметь самые непредсказуемые последствия.

Пока до конца не ясно, из какой модели развития украинского кризиса и управления им исходят наши западные «партнеры». Прежде всего, речь идет о США.

«СП»: – Если верить украинским медиа ресурсам, на упомянутом заседании ЕНП якобы прозвучали слова о том, что Европе следует готовиться к ядерному удару.

– Понятно, что украинские СМИ и эксперты предельно ангажированы. Они заинтересованы в том, чтобы распространять подобные «страшилки». С целью представить ситуацию максимально критическим образом и получить максимальную помощь со стороны Запада.

Я не думаю, что речь идет о применении ядерного оружия (по крайней мере, на этой стадии развития конфликта), даже тактического.

«СП»: – Если Рубикон все же будет перейден, то кто будет воевать в Европе?

– Американские ВС представлены здесь в незначительном количестве. А быстрая переброска войск едва ли возможна даже с точки зрения профиля конфликта. США рассматривают его как локальный. Наемники из частных военных компаний погоды не сделают. В случае же перерастания конфликта в региональный, я не вижу особого дисбаланса в плане превалирования натовского потенциала по отношению к российскому. Здесь мы можем чувствовать себя достаточно уверенно. А с точки зрения применения ядерного оружия, повторюсь, Украина - это не тот куш, который заставил бы Америку поднимать профиль конфликта на такой уровень.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников не склонен драматизировать ситуацию, несмотря на резкое ужесточение риторики европейского истеблишмента.

– В Европейской народной партии представлены, в основном консерваторы. Они не вчера впервые заявили свою позицию по украинскому вопросу. К антироссийской риторике они регулярно прибегали еще до госпереворота на Украине. Эти люди будут использовать любой повод для того, чтобы нагнетать страсти. Другое дело, что интегральный эффект от подобных заявлений (не только в Европарламенте, но и на других высоких трибунах ЕС, включая выступления глав государств) может привести к крайне неблагоприятным последствиям. Поэтому не обращать на это внимание нельзя.

«СП»: – И все же ряд европейских (особенно национальных) политиков выступают с куда более адекватных позиций.

– Согласен, есть и другая тенденция. Например, вчера в ПАСЕ обсуждали ситуацию на Украине, в адрес руководства которой, наконец, прозвучали критические замечания. Может быть, потому что на заседании отсутствовали представители РФ. Получается, некого было критиковать, и они, наконец-то взялись за Украину. А большая волна, как известно, всегда начинается с малой. То, о чем говорят представители ЕНП, из новой волны выбивается, продолжая антироссийскую информационную линию, проводимую в Европе и Америке. Надеюсь, в ближайшее время ситуация изменится. Впрочем, вероятность силового сценария нельзя ни преувеличивать, ни преуменьшать.

«СП»: – Опасения вызывает то, что агрессивные декларации подкрепляются конкретными действиями соответствующей направленности…

– Решения в НАТО принимаются его командованием. Влияет ли на него враждебная риторика? Отчасти, да. Должны ли мы реагировать на подобные демарши? Конечно, да. Но в панику впадать не стоит. Это не сегодня появилось и прекратится не завтра. На каждый выпад мы должны реагировать. Как, например, мы сделали в случае с заявлением украинских властей о возможности создания «грязной бомбы». 

Эксперт Ассоциации независимых военных политологов Александр Перенджиев убежден, что публичные «предвоенные» заявления от лица европейских консерваторов представляют собой классический «информационный вброс».

– Политики из ЕНП явно хотят понаблюдать за реакцией самих европейцев. Иначе говоря, происходит «зондирование» общественного мнения в самой Европе.

«СП»: – А, может, имеет смысл интерпретировать это как попытку сформировать милитаристские настроения на уровне общественного мнения?

– Преследуются обе цели одновременно. Но, в первую очередь, крупнейшая фракция в Европарламенте хотела бы убедиться, как отреагируют на этот вброс другие политические силы, какая возникнет дискуссия по этому поводу.

«СП»: – Настораживает политический вес ЕНП в процессе выработки решений на общеевропейском уровне. Учитывая, что среди её членов –16 глав правительств стран-членов Европейского союза и 6 глав правительств стран, не входящих в ЕС. Не говоря уже о представительстве непосредственно в органах ЕС.

– То, что фрау Меркель возглавляет ХДС, которая на правах коллективного члена входит в ЕНП, это еще не означает, что она обязана солидаризироваться с позицией каждого депутата из этой партийной коалиции.

«СП»: – Тем не менее, канцлер Германии слишком часто занимает позицию, лояльную по отношению к европейским «ястребам». В частности, она считается одним из главных проводников жесткой линии в Европе по отношению к РФ.

– Конечно, есть ощущение, что команда «фас» в этом вопросе была дана. И европейские политики готовы к более решительным действиям. Честно говоря, происходящее чем-то напоминает события начала 1941 года. Когда уже полным ходом шла подготовка к немецко-фашистской агрессии в отношении СССР.

Наши геополитические конкуренты не скрывают своих недобрых чувств по поводу евразийской интеграции под эгидой России. Их совсем не радует наше сближение с Китаем и другими странами БРИКС, рост военно-промышленного потенциала РФ. То есть, Запад начинает осознавать, что опрокинуть Россию с помощью экономических санкций не удастся. В частности, укрепляется рубль, решаются вопросы с импортозамещением и ослаблением нашей зависимости от США и их союзников. Заявлено о размещении российской базы во Вьетнаме. Сценарий «цветного госпереворота» тоже не проходит. Наоборот, скорее, «Россия сосредотачивается».

«СП»: – В общем, силовой сценарий многими на Западе воспринимается как последний шанс победить в геополитической битве за Украину и в сражении за глобальное доминирование?

– Многими, но не всеми. Если США не отваживаются трогать Северную Корею или Иран, которые имеют несопоставимый с российским потенциал, то силовое подчинение России для них - непосильная задача.

«СП»: – Справедливости ради, несопоставимо и значение этих государств с точки зрения удержания США своей мировой гегемонии.

– Это понятно. Конечно, Россия это гораздо более «лакомый кусок». Но с учетом нашего потенциала, включающего все виды ресурсов, мы «не по зубам» для потенциальных агрессоров. Поэтому США предпочитают идти другим путем. Выстраивая т.н. «петлю анаконды» по периметру наших границ. Подобного рода заявлениями ставят целью отсечь от России любых союзников, поиском которых Москва сейчас занимается особенно активно. Чтобы заставить последних отказаться от выстраивания различных (политических, экономических и военных) блоков с нашей страной. Это касается той же Армении, Белоруссии, Казахстана.

«СП»: – Так или иначе, насколько серьезную угрозу представляет усиление военного потенциала НАТО в Восточной Европе? Те же поляки и прибалты буквально с распростертыми объятиями ждут (если не сказать зазывают) американских военных, Варшава закупила и готова разместить на своей территории американские ракеты Patriot , приобрела французские вертолеты Caracal.

– Безусловно, все это напоминает подготовку к эскалации конфликта. Кстати говоря, помимо Украины американцы крайне болезненно воспринимают наши заходы в Арктику. В частности, приезд Дмитрия Рогозина на Шпицберген. Не исключено, что это стало одним из факторов обострения риторики в европейских политических кругах. Но, на мой взгляд, до ядерного конфликта не дойдет. Этот апокалиптический сценарий неприемлем ни для одной из сторон.

Василий Ваньков

Просмотров: 802
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как осуществляется геноцид русского населения Мегалиты горной Шории. Экспедиция Сидорова Г.А. Тисульская находка Строительство русской избы и ее устройство Лада - славянская богиня любви и красоты Кодекс космических законов белых цивилизаций