Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Трибунал по бывшей Украине «Такое не прощают». Что в США готовят для Украины Порошенко откровенно послали: США выдали лицензию на его отстрел 25 лет без СССР. Леонид Кравчук – гробовщик Украины
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Европейский кулак США

Зачем Пентагон в четыре раза увеличивает военные расходы в ЕС?

США в 2017 году увеличат военный бюджет до $ 583 млрд. Об этом во вторник, 2 февраля, заявил американский министр обороны Эштон Картер. Выступая с трибуны Вашингтонского экономического клуба, глава Пентагона перечислил пять основных угроз, с которыми в ближайшем будущем столкнется американская безопасность. Это «российская агрессия», рост влияния Китая, Иран, КНДР и террористическая организация «Исламское государство» *.

Что касается конкретных статей расходов, в первую очередь США намерены увеличить военные расходы в Европе. Причина — «возросшая агрессия России». В связи с этим, как утверждает The New York Times, траты на Европу могут в четыре раза превысить текущие и составить $ 3,4 млрд. По мнению издания, эти расходы подразумевают значительное увеличение тяжелых вооружений и бронетанковой техники в странах Центральной и Восточной Европы.

Еще $ 59 млрд «непредвиденных трат» пойдут на урегулирование обстановки в Афганистане. На борьбу с «Исламским государством» Пентагон потратит $ 7 млрд — на 35% больше по сравнению с текущим годом.

Другой пункт крупных расходов — $ 72 млрд, которые будут потрачены на «преодоление технологического отставания США в военной сфере от России и Китая». Симптоматично, что Эштон Картер квалифицировал потенциальные угрозы, исходящие от этих двух стран, как «угрозы наиболее высокого класса».

Напомним: ранее Европейское командование вооруженных сил США (EUCOM) представило обновленную военную стратегию в Европе. В документе перечислены шесть приоритетных задач в регионе на ближайшие годы. Первой из них также названо «сдерживание российской агрессии».

«Хотя Россия поддерживает ряд общих усилий по борьбе с терроризмом и наркотиками, эти меры остаются в тени игнорирования РФ суверенитета ее европейских соседей и нарушения многочисленных соглашений, которые требуют от России действовать в рамках международных норм», — говорится в документе.

«Россия бросает серьезный вызов нашим союзникам и партнерам в различных регионах, это глобальная проблема, которая требует глобальной реакции», — резюмирует обновленная стратегия EUCOM.

Что скрывается за цифрами военного бюджета США-2017, и какие выводы следует сделать из них России?

— США завершают восстановление той модели развития — социального, экономического и политического, — которая в Америке существовала после Второй мировой и в течение всей Холодной войны, — считает замдиректора Института США и Канады РАН Виктор Кременюк. — Такая модель, в частности, предусматривает развитие новых технологий за счет военного бюджета.

После развала СССР эта модель вызывала критику внутри Америки из-за отсутствия внешнего врага. Но сейчас ситуация возвращается на круги своя. С точки зрения американской элиты, просто счастье, что Россия снова стала врагом. Это развязывает в Америке такие мощные силы — экономические, технологические и административные, — что американские политики потирают руки от радости.

По сути, выступление Картера говорит о том, что американская верхушка наконец определилась: Россия не стала для нее ни союзником, ни партнером, и то, как ведет себя Москва на международной арене, для Вашингтона неприемлемо. Значит, по логике властей США, надо готовиться к возможному вооруженному столкновению.

Сейчас такой вывод сделан — и в США начинает работать вся цепочка, связанная с военно-техническим прогрессом.

«СП»: — Это можно назвать новым витком гонки вооружений?

— Гонки вооружений пока еще нет. Чтобы была гонка, нужно возросшие военные расходы заложить в федеральный бюджет США. У Барака Обамы это вряд ли получится сделать. Но Обама это сделать, бесспорно, попытается — чтобы подкрепить позиции кандидата от демократов Хиллари Клинтон на предстоящих президентских выборах (стартуют в ноябре 2016 года). Кроме того, нет сомнений, что этот месседж подхватят и республиканцы.

Это означает рост военных расходов США и приоритет военных направлений в отраслях американской экономики. Плюс, разумеется, расширение военного присутствия в зонах потенциальных конфликтов — в частности, в Центральной и Восточной Европе.

Все это имеет огромное значение для того, как будут формироваться в дальнейшем отношения между Россией и США.

«СП»: — Американцы считают, что в этой игре преимущество на их стороне?

— Они абсолютно убеждены, что на их стороне вся игра — и правила, и расходы. Надо понимать, что суммарный ВВП США и ЕС примерно в 20 раз больше российского. А оборонный бюджет Америки превосходит суммарные военные расходы восьми стран — Китая, России, Саудовской Аравии, Франции, Великобритании, Германии, Японии и Индии.

При этом мяч сейчас на нашей стороне. Американцы России как бы говорят: если вам нравятся действия США — отвечайте тем же, не нравятся — предлагайте серьезные уступки.

«СП»: — О каких уступках со стороны РФ, в теории, могла бы идти речь?

— О гарантиях отказа России от активной внешней политики. Кроме того, уступки, по мнению Вашингтона, предполагают возврат Крыма Украине. Как неоднократно заявляли российские власти, такие условия для нас неприемлемы…

— Пентагон хочет увеличить свой бюджет — отсюда и заявления об отставании США в военной сфере от России и Китая, и о необходимости противодействия «российской агрессии» в Европе, — отмечает директор Центра изучения США им. Ф.Д. Рузвельта при МГУ им. М.В. Ломоносова Юрий Рогулев. — И надо понимать: подобное обоснование роста военных расходов — традиционное для США.

Достаточно вспомнить президентскую избирательную кампанию 1960 года, в ходе которой Джон Кеннеди много говорил об отставании США от СССР в области стратегических вооружениях. После избрания главой государства Кеннеди собрал советников и первым делом спросил: как в реальности выглядит ситуация с отставанием от Советского Союза. Понятно, в действительности никакого отставания не было — и вопрос был закрыт.

Сегодня ситуация повторяется — всерьез говорить о технологическом превосходстве РФ над США в области вооружений вряд ли приходится, как и о мнимой «агрессии России». Причем, заметьте: такие заявления, как и в 1960-м, делаются в период избирательной президентской кампании — в условиях, когда противники демократов убеждают избирателей, что США проигрывают России, и что администрация Барака Обамы не предпринимает решительных шагов для сдерживания Москвы.

С учетом сказанного, истинная причина выступления Эштона Картера — чисто внутриполитическая: зафиксировать, что именно демократы выступают с инициативой увеличения военных ассигнований.

«СП»: — Дойдет ли до четырехкратного увеличения военных расходов в Европе, насколько серьезную угрозу представляет это для России?

— Конечно, наращивание американского военного присутствия в Европе создает для нас угрозу. Но справедливости ради следует отметить, что на протяжении долгих лет США сокращали количество своих войск и вооружений на европейском театре. Напомню, что в годы Холодной войны в одной только Западной Германии размещалось около 250 тысяч американских военнослужащих.

Сейчас нет речи о восстановлении американского присутствия в прежних масштабах. Однако ряд восточноевропейских стран, прежде всего Польша и страны Балтии, настаивают на увеличении военной мощи США в Европе, поскольку якобы чувствуют себя беззащитными перед потенциальной «российской агрессией». И Вашингтон не оставляет такие призывы без внимания.

Однако как на практике будет выглядеть усиление США — вопрос открытый. Повторюсь, в заявлении Картера больше политики. Реальную угрозу России, на мой взгляд, представляют не бронетанковые американские соединения в Центральной и Восточной Европе, а европейские элементы американской ПРО.

Как раз программа ПРО явно в тренде усиления гонки вооружений. Расчет делается на то, что Москва либо не решится отвечать и разворачивать собственную дорогостоящую систему ПРО, либо все-таки решится, и это приведет к разорению российского государства.

В этой ситуации, я считаю, России следует искать варианты ассиметричных ответов — и на ПРО, и на усиление присутствия США в Европе…

— Выступление Эштона Картера говорит о том, что гонка вооружений будет развиваться, — уверен политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков. — Но такая гонка совсем не означает применения вооружений. Как мы видим сегодня, главные удары по России наносятся не на поле боя, а инструментами гибридной войны. И направлениями ударов выступают экономика, финансы, технологии, информация.

Причем, надо понимать: гонка вооружений выгодна для экономики США. Американский военно-промышленный комплекс является весьма «продвинутым» создателем новых технологий, и именно он обеспечивает трансферт технологий из ВПК в «гражданские» отрасли. В результате, крупные вложения в американский ВПК являются одним из эффективных способов стимулирования экономического роста США.

Для России это означает нарастание военной напряженности на Севере Европы. Но в этом регионе нет нестабильности, из которой мог бы возникнуть военный конфликт. Стало быть, серьезной угрозы такая напряженность не несет.

Куда опаснее ситуация на южном направлении: на Украине, в Молдавии, Грузии, республиках Северного Кавказа. Именно здесь следует сконцентрировать усилия по нейтрализации угроз, в том числе со стороны США…

Андрей Полунин

Просмотров: 649
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Русские головные уборы: кокошник, кичка, шапка, косынка Сталинград — док/фильм о Сталинградской битве в ВОВ Из писем немецких солдат с Восточного фронта Мячи Богов — монолитные шары по всему миру Славянская азбука Руский – с двумя «С» неправильно!