Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

25 лет без СССР. Леонид Кравчук – гробовщик Украины Эксперты: почему России невыгоден распад Евросоюза Украина и заветы Геббельса Что будет после Алеппо
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Галичанская трагедия: хроника первого геноцида русских на Украине

Первая мировая война, несмотря на трагичность для всех европейских стран, включая Россию, обделена вниманием историков.

Так получилось, что события почти 4-летней бойни в самом центре Европы наложились на переломные моменты в русской истории – падение монархии и октябрьский переворот 1917 года. Эти события долгие десятилетия оценивались исключительно как поворотные моменты для России, а войну вспоминали лишь косвенно.

Заметно позднее широкие массы узнали о том, что Первая мировая – это еще и Брусиловский прорыв, взятие Эрзрума и Трабзона и многое другое, чем стоит гордиться. Однако в самом начале войны, в 1914 году, произошло страшное событие, о котором почти никто не знает – истребление русскоязычного населения в Галиции, на территории тогда еще Австро-Венгерской империи. Ruposters проливает свет на геноцид русских на Украине столетней давности.

 

Русины и москвофилы

Галиция (многосоставная территория, которая состояла из т.н. Червонной Руси и Малой Польши) не всегда была регионом, враждебным России и русским, как можно подумать, глядя на события последнего времени. Сложно поверить в то, что в тех же городах, где разносится «кто не скачет, тот москаль», сто лет назад десятки тысяч людей открыто говорили о своей верности русскому языку, русской культуре и православию.

Таких людей называли русинами, которых на территории Галиции насчитывались сотни тысяч человек. Они жили на своей исторической родине - на земле, которую населяли их предки многие века до этого, несмотря на то что к началу XX века Галиция уже более 100 лет принадлежала Австрийской империи. В 1772 году, в результате первого раздела Польши, Галиция отошла к Австрии.


Однако на протяжении более чем 700 лет земли современной Галиции и Прикарпатья были тесным образом связаны с Русью и Россией. Вплоть до середины XIV века эти земли считались частью единого государства, пусть уже и находившегося в состоянии раздробленности и под властью татаро-монгол. Пожалуй, последний крупный политик Руси в домонгольский период – Даниил Романович (Галицкий), который противостоял монголам и даже заключил соглашение с папой Римским в качестве «русского короля» в надежде на военную помощь в борьбе с монголами.

Ко второй половине XIX века русины населяли главным образом Восточную Галичину, Буковину (принадлежали Австрии) и Угорскую Русь (входила в состав Венгерского королевства). Тогда же в этих областях начинается русинское (или «москвофильское») возрождение, когда главными целями назывались возврат к общерусской культуре, осознание своей принадлежности к единому народу «от Карпат до Камчатки»: в крупных городах создавались общества, ориентированные на изучение русской культуры, стали выпускаться российские газеты и т.д. «Материковая» Россия ответила на это повышением внимания к проблеме «российского анклава» в Австрийской империи, а в 1902 году в Санкт-Петербурге было создано Галицко-русское благотворительное общество.

В последние мирные годы в России выходят сразу несколько работ, посвященных русинам и «российской Галиции в целом» («Галиция и Россия» - в 1914 году, «Что такое Галиция?» - в 1915 году), в которых подчеркивается близость коренного русского народа и русин, населяющих западные области современной Украины: «Кто же они, эти галичане, за которых льется кровь наших сынов и братьев, те-ли самые русские, что и мы, или другой славянский народ? На этот вопрос один только может быть ответ: да, это Русь, зарубежная Русь…» (Беликовский К., «Галиция, ее прошлое и настоящее», 1915 г.).

Возрождение русинов проходило не только на культурном уровне, но и в общественно-политической жизни Галиции. По свидетельству украинского (!) историка М.Грушевского, «в руках москвофилов находились все национальные организации и в Галиции и на Буковине, не говоря уже о закарпатской Украине, а народовство[пропольская партия – прим.Ruposters] конца 1860-х и затем 1870-х годов представлено было лишь небольшими кружками, бедными и материальными средствами и культурными силами» (Грушевский М. Иллюстрированная история Украины. Донецк, 2002 г.).

Современные исследователи подтверждают слова М.Грушевского, отмечая, что носители идеи «украинства» представляли собой в Галиции «абсолютное меньшинство» (Ульянов Н. Происхождение украинского сепаратизма. М., 1996).

Разогрев антирусских настроений

Кстати, Грушевский, помимо написания исторических трудов, был активным политическим деятелем. При поддержке австрийских властей он еще в 1899 г. организовал «Украинскую народно-демократическую партию», основу которой составило «украинофильское» униатское духовенство.

Духовным наставником партии был митрополит Львовский Шептицкий, пламенный защитник именно украинского населения Галиции, который являлся тайным советником по «украинским делам» императора Австро-Венгрии Франца Иосифа. Примечательна дальнейшая судьба митрополита: в 1939 году он неудачно попытался провозгласить независимость Карпатской Украины, а в 1941 году приветствовал вступление войск Германии на Украину и поддержал ОУН Бандеры.

После взятия Киева немцами митрополит направил поздравительное письмо Гитлеру: «Я передаю Вашей Экселенции мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре — Киевом!» Вот такие люди занимались «украинизацией» Галиции на рубеже XIX-XX веков.

Украинская партия Галиции всячески стремилась оправдать высокое доверие австрийцев. Еще до начала мировой войны в националистической газете «Дiло» часто можно было встретить  следующие пассажи: «Москвофилы ведут изменническую работу, подстрекая темное население к измене Австрии в решительный момент и к принятию русского врага с хлебом и солью в руках» («Дiло», 19.11.1912).

Непосредственно перед войной австро-венгерские власти начали кампанию, направленную против русин. Чаще всего их обвиняли в шпионаже в пользу России.  В 1910 г. австро-венгерские власти закрывают большинство русинских организаций в крае, а в 1913 г. в Угорской Руси начинается Мармарош-Сигетский процесс, на котором 32 человек приговорили к тюремным срокам за переход в православие.

В 1911 году намеcтник Галичины М.Бобжинский заявил в галицком сейме, что он «борется против «русофильства» потому, что оно является опасным для государства». Стали создаваться списки политически неблагонадежных граждан, куда с австрийской педантичностью заносились все русины, которые «скомпрометировали» себя: говорили по-русски, поддерживали своих представителей в сейме или просто идентифицировали себя русскими. Основу таких списков составляли «ревностные русофилы», за которыми следовало «зорко следить, в случае чего - арестовать».

Нажать левую кнопку мыши и двигать картинку в окне

Всё это было подготовкой к полномасштабной трагедии для русин, которая пришлась на время войны. Австрийские власти, играя на противоречиях между украинским и русским населением, всячески поощряли «информирование» о неблагонадежных, зачастую материальным вознаграждением. Так, судя по официальному австрийскому «Воззванию к полякам, украинцам и евреям» от 1915 года, «доставление лица, которое будет уличено в шпионстве или пропаганде москвофильства», вознаграждалось суммой «50-500 крон».

В результате довольно быстро удалось наладить контакт с местным населением и зачастую его руками решать «русинский вопрос». В.Ваврик, бывший узник Талергофа, в своей книге «Галицкая Русь в 1914 году» приводит такое свидетельство: «В с. Запытове, по доносу Хомяка, австрийцы выгнали людей из села в чистое поле, повязали веревками и так гоняли их весь день, а под вечер повесили 15 человек».  Зачастую арестовывались целые села.

Начало геноцида

С началом войны в августе 1914 года силовые действия в отношении русин приобретают массовый характер. Официальные власти Австро-Венгрии уже не задумываются о соблюдении даже формальной законности, оправдывая всё военным временем.

Тот же В.Ваврик описывает случившееся в селе Цуневе Городского уезда как пример антирусского террора, охватившего Галицию в 1914 году: «Австрийские вояки арестовали 60 крестьян и 80 женщин с детьми. Мужчин отделили от женщин и поставили их у деревьев. Солдат-румын забрасывал им петлю на шеи и вешал одного за другим. Через несколько минут остальные солдаты снимали тела, а живых докалывали штыками».

В русскоязычной прессе периодически публиковались свидетельства убийств русин. Убивали жестоко: в селе Речках «повесили крестьянку Поронович за то, что она, узнав в Угнове о приближении русской армии, сказала об этом своим соседям» («Прикарпатская Русь», 1914 г. №1432); в другой деревне жандармы «устроили охоту на крестьян, когда они выходили из церкви после Богослужения», арестовав около 30 человек. А 74-летний крестьянин Михаил Зверок рассказал впоследствии, что его арестовали 24 августа по доносу одного из односельчан - «за то, что читал газету «Русское Слово» («Талергофский альманах», 1924, С.35).

Особняком стоит трагедия в Перемышле, произошедшая 15 сентября 1914 года. В тот день прямо на улицах города толпа местных жителей забила насмерть 44 арестованных «москвофила», в основном крестьян и представителей духовенства. Среди погибших была Мария Мохнацкая, 17-летняя дочь священника. Судьба ее семьи – характерный пример того, что происходила с целыми семьями русин Галиции: ее отец, о.Игнатий, находился в австрийском плену и умер сразу после своего возвращения, а брат был расстрелян австрийцами в 1915 году.

 






Первый концлагерь для русских

Уже в первые недели войны, в августе 1914 года, все тюрьмы Львова были заполнены русинами (более 2000 человек), которых обвиняли в шпионаже в пользу Москвы. Встал резонный вопрос, что делать дальше с пораженным в правах населением (никто австрийского подданства русинов не лишал!).

В результате австрийцы нашли невиданное для истории Европы решение – был создан первый на континенте концентрационный лагерь Талергоф, который заполняли по этническому принципу. Лагерь находился рядом с железнодорожной станцией Абтиссендорф, а сейчас на этом месте … военный и гражданский аэропорт Граца (Австрия). Именно Талергоф стал прототипом для нацистских концлагерей типа Дахау, Освенцима, Бухенвальда и других. Кроме Талергофа, были созданы и другие лагеря, наиболее известным из которых является Терезин – в Северной Чехии, недалеко от Праги.

Однако осенью 1914 года, когда в Талергоф стали прибывать первые составы из Галиции с арестованными русинами, непосредственного лагеря еще не существовало – не было даже бараков, и люди (самому младшему узнику было всего несколько месяцев, старшему – 91 год) вынуждены были первое время спать в буквальном смысле на земле, используя подручные средства для обустройства быта.

Лагерной администрацией не предоставлялась даже посуда. Пили и ели из найденных старых банок. По свидетельствам бывших заключенных (на их рассказах и показаниях были основаны 4 тома «Талергофского альманаха», который издавался в 20-30-е годы), питание было очень скудным: «Утром получали отвар из фасоли, в полдень – такую же похлебку из свеклы. Иногда – соленую репу и кусок селедки». В результате в первую зиму от тифа, голода и других заболеваний погибло более 1100 человек. Эти цифры озвучил в 1918 году депутат австрийского парламента Сигизмунд Лясоцкий. Только после этого администрация лагеря силами заключенных разрешила строительство бараков и прочей «инфраструктуры».

По словам прошедших лагерь, имелась возможность досрочно выйти из заключения. Сделка заключалась в следующем – надо было всего лишь подписать справку о превращении из русина в украинца: «Когда находился я уже в IV бараке, какой-то «украинец» нам кликнул: «Кто из панив хоче выйти из Талергофа, хай впишется сейчас у мене на укр. листу, то выйде» («Талергофский альманах», 1932 год, С.109).

В брошюре В.Шульгина «Украинствующие и мы» (1939 г.) приводятся слова из выступления отца Иосифа Яворского из села Ляшкова, депутата на Сейме в Варшаве, который также коснулся роли украинцев в преследовании русин: «Еще в 1911–1912 г.г. многие представители Украинского Клуба в Австрийском парламенте, паче всех Василько и Кость Левицкий, старались всеми силами доказать австро-немецкому правительству, что они являются верноподаннейшими сынами и защитниками Австрии, а все русские организации и общества, то наибольшие враги австрийского государства. Эта лояльность украинцев ввиду Австрии породила кровь, муки, терпение русского народа и Талергоф».

Всего через Талергоф прошло от 20 000 до 30 000 человек, которых обвиняли только в том, что они называли себя «русинами» и православными. Погибло в лагере, по разным данным, от 2000 до 3500 человек. Преследование русин закончилось только 10 мая 1917 года, когда новый император Австро-Венгрии Карл I принял решение отказаться от практики этнического геноцида, и лагерь был закрыт. В своем рескрипте император написал: «Все арестованные русские невиновны, но были арестованы, чтобы не стать ними».

И на долгие десятилетия память о трагедии Талергофа была вычеркнута из исторической памяти Европы. Только в 2003 году на месте лагеря и братского захоронения русин была установлена мемориальная  доска в память о жертвах Талергофа. Что характерно, написана она на 3 языках: немецком, английском и … украинском.

 

Украинцы – друзья Австрии

Те русины, что сумели спастись от смерти или ареста в 1914 году, из-за отступления русской армии из Галиции и Закарпатья в 1915 году и преследований со стороны австрийских властей вынуждены были удариться в бегство. Только за последнюю неделю до ухода из Львова канцелярией генерал-губернатора было выдано более 10 000 пропусков русинам.

Пропуска выдавались мужчинам, куда они уже вписывали остальных членов семьи. Фактически число официальных беженцев составило как минимум 40-50 тысяч человек. При этом значительное число русин покидали свои дома без получения справок и пропусков. Реальное число беженцев из Галиции могло приблизиться к 100 000 человек.

И бежавшим было чего опасаться. Комендант Львова Ф.Римль в секретном рапорте писал о том, что «галицийские рycскиe разделяются на две группы: а) руссофилов (Russofil) и б) yкpaинофилoв (0esterreicher)». Он отвергал мнение о наличии «умеренных русофилов»: «Мое мнениe подсказывает мне, что все «русофилы» являются радикальными и что их следует бeспoщадно уничтожать».

Интересно мнение австрийского наместника и об украинцах: «Украинцы являются друзьями Австрии и под сильным руководством правительственных кругов мoгут сделаться честными aвcтpийцaми. Пока что украинская идея не совсем проникла в русское простонародье, тем мeнеe замечается это в российской Украине. При низком уровне просвещения украинского мужика не следует удивляться, что материальные соображения стоят у него выше политических соображений».

Трагедию в Галиции и Закарпатье в 1914-1917 годах нельзя назвать ничем иным, кроме как геноцидом и этнической чисткой. В те годы такие термины еще не были в ходу, да и сама тема была неудобной для многих участников войны. Она стала постепенно забываться. Да, масштабы уничтожений в период Второй мировой войны были несравнимы выше тех, что произошли в годы Первой мировой, но для истории принципиальное значение имеет прецедент. И то, что было сделано с русскими, находящимися вдали от своей исторической Родины, в 1914-1917 годы стало предвестником событий 40-х.

Читая и размышляя о бесчеловечных нацистских репрессиях в отношении целых народов, важно помнить, что современный неонацизм начинался во Львове, Перемышле и Граце. И во многом потому, что его решили «не замечать», спустя 20 лет произошла трагедия - еще более масштабная и бесчеловечная.

Просмотров: 1653
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Завалили трупами? Боевые потери Красной Армии были ниже чем у фашистов-захватчиков! Гедиминовичи-польско-литовские татары Суть Старой Веры Защита фамильного рода Снимая маски с монголо-татар… Несколько предсказаний о будущем России