Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Россия и США на грани второго Карибского кризиса Кедми назвал Зеленского «позором еврейского народа» Кедми раскрыл, что на самом деле испугало Байдена НАТО прекращает войну на Украине, как поджигатель тушит пожар
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров

Генштаб ВСУ в панике: «Пушечное мясо» бежит из Донбасса

Услышит ли новый президент Зеленский своих бойцов — для них это чужая война

Состояние нынешней украинской армии критически оценивают сами генералы ВСУ. И когда 11 июля нынешнего года в Крыму прошли совместные учения российских ВДВ и ВКС (2,5 тысячи десантников и 40 самолетов ВТА), в Киеве забили тревогу. Даже не по самому факту маневров, а от осознания собственной незащищенности. Экс-глава СБУ, генерал-полковник Игорь Смешко тогда отметил, что Украине нужно беспокоиться об укреплении вооруженных сил, поскольку в распоряжении страны только 50 тысяч солдат.

Сейчас бывший депутат Верховной рады Алексей Журавко сообщает о массовом увольнении украинских военнослужащих по контракту. По его данным, со ссылкой на переписку замначальника Генштаба генерал-майора Николая Думенко с главнокомандующим ВСУ генералом армии Виктором Муженко, с начала 2019 года с военной службы уволились 9386 человек. Большая их часть (81%) просто не согласилась продлевать контракт, остальные предпочли разорвать договор и покинуть армию. По сравнению с прошлым годом показатель «отказников» вырос почти на 30 процентов. Характерно, что наибольший отток контрактников замечен в частях, участвующих в боевых действиях. Не спасают подобную ситуацию и меры по повышению денежного довольствия украинских военнослужащих, которые продолжают уходить из армии.

По мнению украинского политика, военнослужащие устали от плачевного состояния, где много «бандеровских формирований» и куда «набрали алкоголиков, наркоманов, маргиналов широкого профиля». «Дедовщина, криминальное паханство образца мест лишения свободы — они не то что не способствуют поднятия боевого духа бандеровско-националистических солдат, а до конца разлагают дисциплину в подразделениях украинской армии. Доходит до того, что даже офицеры боятся что-то сказать и чем-то возразить уголовным авторитетам в военной форме, держащим в руках оружие», — написал Журавко в своем аккаунте в соцсетях.

О том, что ВСУ разлагаются в  зоне боевых действий в Донбассе, отмечают и представители ДНР и ЛНР, сообщая о пьянстве и мародерстве в первую очередь среди военнослужащих националистических подразделений. Их реакция на замечания со стороны офицеров — слова: «Тут Бандера рулит!». Нередки и случаи «дружественного» огня по своим, как это было в начале июля, когда солдат-контрактник открыл стрельбу по расположению батальона «Азов», ранив при этом несколько националистов. Как сообщалось — по идеологическим соображениям. Еще в конце прошлого года главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос привел данные небоевых потерь силовиков за время военных действий на Донбассе. Они составили 2,7 тысяч человек, причем в 175 случаях это было отравление алкоголем и наркотиками.

Стрельба на украинских позициях в Донбассе поначалу шла из-за неразберихи — у ВСУ свое командование, у националистических батальонов свое. Линия разграничения — достаточно условное понятие, порой не разобраться, кто там оказался впереди в зоне прямого попадания. Сказывался еще и фактор некой неприязни между армейскими командирами и «партизанами» националистических батальонов, предпочитающих вольницу в стиле батьки Махно. В армии — большей частью офицеры и солдаты из центральной, южной и восточной части Украины, в нацбатальонах — западенцы, львовские, тернопольские, волынские, ивано-франковские хлопцы. И те, и другие недолюбливали друг друга еще с советских времен. Сохранилось подобное деление по «национальному признаку» и до сих пор.

— С момента развала СССР служба в армии была на Украине крайне непопулярна, — считает политолог Александр Зимовский. — Потому что «гражданка» давала больше возможностей. Фактически, офицерский корпус коммерциализировался. Украинские военные, начиная от министра обороны и заканчивая командирами отделений, жили воровством вверенного им войскового имущества и эксплуатацией рядового личного состава. Армия — институт, основанный на традиции. Все военные традиции украинской армии — советские, а если копнуть глубже — это традиции царской армии. Уставы, наставления, обучение строевым приёмам, или, например, манера поведения курсантов при прохождениях торжественным маршем — всё это оттуда, из русской и советской военной традиции. 

Ни на одном из этапов своей современной истории Украина не имела регулярной армии. Так что в ходе всеобщей бандеризации именно армия Украины оказалась, фактически, самым консервативным и пророссийски настроенным элементом новой украинской государственности. В украинской армии до последнего времени не культивировался образ России, как врага. Когда началась гражданская война в так называемой зоне АТО, украинская армия старалась устранилась от участия. Это было очень заметно по поведению украинских кадровых военных в ходе боевых действий в Восточной Украине. Командиры частей и подразделений, штабисты и военачальники высшего звена делали всё, чтобы уклоняться от боя с вооружёнными украинскими шахтёрами и ополченцами. Они также берегли доставшийся им личный состав.

Поэтому в гражданской войне на Украине пришлось использовать парамилитарные, не входящие в официальную структуру вооруженных сил, подразделения, которые на первом этапе создавались на основе незаконных вооружённых формирований. Кроме этого, высший генералитет Украины, имевший изначально опыт военной службы и оперативного штабного планирования, был смещён. Командовать вооружёнными силами начали ставить выходцев из МВД и внутренних войск, то есть людей, имеющих опыт подавления гражданских лиц, будь то на воле или в украинских тюрьмах. Командовать украинской армией стали представители «вохры», которые начали активно внедрять в армии свои традиции, то есть традиции зоны. Возродили принцип комплектования по призыву. Организовали несколько волн «тотальных мобилизаций». «Тотальных» я беру в кавычки, потому что уклонение и дезертирство из армии на Украине достигли невообразимых масштабов.

— Армия Украины сегодня как таковая практически нивелирована, — военный эксперт Борис Джерелиевский. — Командные кадры не имеют опыта управления войсками и держатся на тех офицерах, которые получили опыт службы в советской армии, но это люди, которым уже под пятьдесят и это практически отставники-пенсионеры. Молодое поколение получило образование по упрощенной программе и не имеет опыта, за исключение участия в боевых действиях в Донбассе. Даже учений на уровне полк-дивизия на Украине давно не проводилось. Тем не менее, армия остается основой безопасности Украины. В отличие от так называемых националистических батальонов, которые финансируются местным криминалом и представляют собой «махновские банды». Как ни крути, в украинской армии культивируется патриотизм и ценности кодекса чести, что видно даже по событиям в Донбассе, где профессиональные военные стыдятся стрелять по своим согражданам, уступая это право так называемым бандеровцам. Но предел прочности армии Украины приближается к нулевой отметке.

Украинская армия пыталась сделать ставку именно на профессиональную армию, как это происходит сейчас в российских Вооруженных силах, но опыт этот получился в ВСУ не самым удачным. И если российского контрактника привлекает в армию стабильность, достойные бытовые условия, возможность заниматься боевой подготовкой, то украинский солдат ничего этого не имеет. Даже повышение денежного довольствия не играет особого значения, тем более, что поехав на заработки в ту же Польшу, он получит гораздо больше денег. Естественно влияет на выбор военной службы и морально-психологический в частях и подразделениях. И далеко не всем по душе, что в армии командуют не офицеры, а «рулит Бандера».

Другой взгляд

В последнее время в Сеть различными способами «утекло» несколько очень красноречивых секретных документов различных органов военного управления украинской армии. Если обобщить, то главный вывод из них таков: ни сегодня, ни завтра, ни в обозримой перспективе никаких серьезных изменений линии соприкосновения сторон в Донбассе не произойдет. Продолжится всем надоевшая по обе стороны фронта вялотекущая позиционная окопная война. По колено в дерьме, по уши в грязи. С редкими артиллерийскими и минометными обстрелами, работой снайперов и диверсионно-разведывательных групп. Самим военным, без помощи политиков из этого стратегического тупика ни за что и никогда не выбраться. Придется договариваться.

Как представляется, только таким может быть вывод из таких вот ставших достоянием общественности фактов. Первый: известный военный блогер Диана Михайлова 31 июля 2019 года без ссылок на источник опубликовала просто поразительную цифру. Как выяснилось, общая численность военнослужащих ВСУ, непосредственно участвующих в так называемой Операции объединенных сил (ООС) в Донбассе, сегодня составляет всего 39224 человека. Много это или мало? Давайте прикинем.

Точной протяженности линии фронта на территориях Донецкой и Луганской областей мы не знаем. Даже в минувшие месяцы 2019 года она не раз изменялась, после того, как украинские военные по их же терминологии «отжимали» у ополченцев отдельные мелкие населенные пункты в «серой зоне». Но по любым прикидкам дуга от Луганска до Мариуполя через Донецк вытянулась не менее, чем на 300 километров. С учетом многочисленных изгибов передовой линии, конечно, получится еще больше.

Тогда выходит, что со стороны ВСУ на километр фронта в среднем приходится не более 100 офицеров и солдат. Естественно, не все они — в окопах первой линии. Потому что по военной науке даже тактическая зона обороны состоит из первой и второй полос в сочетании с отсечными и промежуточными позициями, районами артиллерийских позиций, противотанковыми районами и системой заграждений.

А ведь существуют еще и многочисленные тыловые службы, госпитали и штабы. Попробуйте все это заполнить той самой сотней бойцов на километр фронта. Получится почти полное безлюдье.

Не приходится сомневаться, что со стороны ЛНР и ДНР все ничуть не лучше. Вполне понятно, что линия обороны сторон неизбежно приобрела исключительно очаговый характер. В форме отдельных взводных и ротных опорных пунктов, расположенных вдоль основных дорог и на господствующих высотах. Между ними, если бы не многочисленные минные поля, — хоть коров паси, хоть устраивай пешие экскурсии в глубину вражеской обороны.

Создать хоть какую-то наступательную группировку для решения серьезной задачи при такой укомплектованности воюющих за Донбасс частей и подразделений совершенно невозможно. Поэтому будьте уверены — военного решения этого конфликта не будет никогда. Несмотря на все мечтания официального Киева про так называемый «хорватский» вариант — не будет. Время упущено где-то в 2014—2015 годах. Остается неопределенно долго солдатскими котелками хлебать окопное дерьмо. Со стороны Киева — исключительно за деньги. Других мотивов у личного состава ВСУ давно не осталось.

Теперь понятно, почему в украинском Генштабе просто криком кричат по поводу давно наметившегося массового исхода контрактников с линии фронта? Им платят просто замечательные по меркам нынешней Украины гроши. По данным той же Диана Михайловой, на 1 января 2019 года среднемесячный размер денежного обеспечения военнослужащего, участвующего в ООС, составляет 15781 гривен (чуть более 600 долларов США). Понятно, что у рядового — поменьше, у офицера — побольше. Но все равно — для нищенствующей Украины неплохо.

Если от тоски не пьешь до посинения горилку и не «колешься», к этому командиры могут добавить среднемесячное денежное вознаграждения в размере еще 18494 гривен (по планам ВСУ). Тогда выходит далеко за 1000 «зеленых» каждый месяц. Такие гроши даже мыкающиеся по Европе украинские «заробитчане» получают далеко не везде.

А что касается «Могут же убить!», так вероятность худшего не столь уж и высока на этой войне сегодня. К примеру, безвозвратные потери украинской армии в январе нынешнего года составили восемь человек. В феврале — столько же. Когда потеплело, стрельба оживилась. Как результат — в июне в ВСУ погибли уже 11 солдат и офицеров. Но все равно шансов никогда не вернуться домой у украинских «фронтовиков» немногим больше, чем у водителей на раздолбанных дорогах этой страны.

Но даже с учетом этого обстоятельства с фронта они сегодня просто бегут. По сравнению с предыдущим годом число уволившихся в запас «захисників України» выросло почти на 30%. По признанию командования ВСУ, порядка 80 процентов контрактников на передовой по истечении сроков первого контракта с Минобороны второе соглашение заключать отказываются. С воткнувшими штыки в землю редеют не только и без того полупустые солдатские ряды украинских бригад и батальонов в Донбассе. Уходит боевой опыт. Если не настоящей современной войны, то хотя бы элементарного выживания под снайперским и минометным огнем.

Почему такое происходит? В Генштабе ВСУ считают: нужно платить на передовой еще больше денег. За перезаключение первого контракта учредить специальное единовременное денежное вознаграждение. За перезаключение второго — еще в большем размере. И все снова наладится.

Так это видится из генеральского кабинета в Киеве. А из окопа в Донбассе? Давайте выслушаем вполне «свидомого» бывшего участника ООС с позывным Don.

На вопрос, чему в распоряжении Киева все меньше желающих отвоевывать Донбасс Don отвечает очень многословно, но откровенно. Выберем только пару цитат: «Люди увольняются из Вооруженных Сил, когда впереди стена из беспросветных проблем, из которых нет выхода. Когда на километр ВОПа (взводного опорного пункта — «СП») — 6−10 бойцов…

В воюющей стране солдаты увольняются потому, что из войны с противником на передке эта битва превратилась в сражение с бумажками, журналами, планами, ведомостями, входящими и исходящими телеграммами с категоричным «Про виконання доповисты „до позавчера“. Когда мозоль на пальце от авторучки круче и толще мозоля от спускового крючка!».

И, наконец, самое главное: «Солдаты увольняются потому, что для значительной части населения их страны — это чужая война, а твой враг — это не их враг».

Услышьте это президент Зеленский! Это же краткий солдатский приговор всему, что ваша страна творит с непокорным Донбассом уже шестой год.

Сергей Ищенко


Просмотров: 2737
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Двучленные славянские имена Русская изба - обитель гармонии и счастья Ученые разрушили русофобские мифы Словарь устаревших слов средневековой Руси Николай I и его борьба с ростовщичеством Часть 1 Следы тысячелетней войны