Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Борьба за власть на развалинах Украины Порошенко уйдут по схеме Кучмы Stratfor прогнозирует усиление России и дальнейший раскол на Западе Кто остановит донецкую войну?
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Глобализация умерла. Да здравствует глобализация?

«Общечеловеки» и их «глобализация» — пресловутая идея, фундаментальный крах которой сегодня сопоставим только с не менее тотальными подвижками в сторону создания глобализации нового порядка и образца. Исторический момент, который мы все наблюдаем, можно охарактеризовать кратко: конец 500-летней истории доминирования Запада. Европейский, а затем американо-европейский порядок, отныне всего лишь один из равных, и даже не факт, что он останется первым.

Глобализация, действительно, возникла и успешно существовала некоторое время, но сейчас происходит её разрушение по объективным причинам: происходят тектонические сдвиги в тех базовых основаниях, на которых была воздвигнута существующая глобальная модель. Международные союзы и международные правила игры, баланс сил и экономических потенциалов — всё это изменилось за последние 10-15 лет. Глобализация была целью и следствием старого миропорядка, но он изменился. Старая модель в лучшем случае будет радикально реформирована, а иначе просто отвергнута и заменена полностью новой.


Европа

Первый оплот глобализации, принятый в России многими за образец. Действительно, впечатляющая история успеха: главным образом, сам факт объединения стран в Евросоюз. Причём реального объединения, не на бумаге. Удалось создать действительно единое пространство с действительно прозрачными границами — и это успешно работало, что важнее всего. Единое пространство перемещения, единое экономическое пространство и валюта, правовое объединение на основе общих ценностей — всё это было фантастически привлекательной моделью. К ней стремились даже страны, далёкие чрезвычайно от Европы и европейского уклада: та же Турция, Закавказье и даже бывшие советские республики Центральной Азии — вот уж, казалось бы, парадокс. Но такова была сила и притягательность этой модели. И, повторюсь, реальная успешность, подтверждённая самой жизнью, воздействовала магнетически. Тот же Венедиктов в почти каждом своём публичном заявлении не уставал приводить в пример Европу, где «границы не рисуют, а стирают ластиком». Правда, теперь их почему-то снова начинают рисовать и «хоронить» Шенген. В чём же дело?

По меткому выражению Караганова, «Европа выиграла войну, но проиграла мир». Я вообще буду в этой статье на него активно ссылаться, хотя прекрасно знаю, как модно его не любить. Действительно: декан «Цитадели зла» — Высшей Школы Экономики, один из старейших и последовательнейших европеистов в России. По нынешним временам, ну просто "эталонный враг". Тем не менее, именно его понимание европейских дел и имеет решающую ценность. Достаточно будет сказать, что он был почти единственным человеком в стране, который ещё во времена Ельцина (!), то есть более 15 лет назад, буквально криком кричал о провальности политики, которую Россия вела на Украине, и уже тогда прямым текстом предупреждал, что дело закончится войной. Сегодня это кажется очевидным, лет 5 назад казалось сомнительным, а уж во времена Ельцина это тянуло на вероотступничество и дискредитацию священного прозападного курса. Именно реализм Караганова делает его одним из наиболее интересных экспертов в области европейской политики. Вот что он говорит о причинах нынешнего цивилизационного раскола России и ЕС:

«Двадцать пять лет назад казалось, что мы быстро пойдем к единому типу общества. Этого не случилось. В том числе из-за политики Запада. Ценностные системы России и ведущих европейских стран развивались перпендикулярно. Российские — к старым европейским образцам – суверенитет превыше всего, к запретному ранее христианству, патриотизму. В другой части Европы — к постевропейским представлениям».
Сергей Караганов

То есть даже на поверхностном уровне — общественного восприятия — Европа почти утратила свою привлекательность для россиян. Ценности, к которым в своё время стремились наши соотечественники, были классическими европейскими ценностями: свобода — но с уважением независимости и суверенитета, мир — но с пониманием интересов безопасности соседних государств, свобода и права человека — но с соблюдением основополагающих ценностей, а именно семейных, религиозных, государственных, личностных.

К сожалению, в тот момент, когда Россия, наконец, устремилась к достижению этих ценностей, Европа их променяла на то, что вежливо называется «неолиберализмом», а у нас было воспринято как торжество бардака — причём не только в расхожем переносном, но и прямом смысле слова.

А если учесть, что бытовое «как-в-Европе» было и так достигнуто: продуктовое и товарное изобилие, «потребительский рай» и так далее — стало совсем непонятно, что ещё Европа может предложить российскому обществу и зачем ему теперь туда стремиться?

Если, отбросив вопросы общественного мнения и «ценностей», обратиться к экономике и бизнесу, то здесь тоже наблюдаются большие проблемы. Во-первых, назревает технологическое отставание, о чём не только говорить, но и думать боятся все наши «либералы» и «западники». Не секрет, что Европа в значительной мере «дожёвывает» плоды научно-технических прорывов середины и конца прошлого века — то, в чём принято обвинять Россию. Сегодня центр научных исследований и достижений сместился в США и Азию. Главным стимулом для технологического прогресса прорывного уровня всегда были огромные инвестиции и оборонная промышленность (впрочем, опять же во многом по причине всё тех же огромных инвестиций, только уже со стороны государства). Старинных европейских грандов «подвинули» азиаты: та же корейская Samsung (которая давно занимается всем, от строительства небоскрёбов — Бурж-Халифа, например — до разработки лазерного оружия, космических технологий и передового вооружения), их потеснили американские софтверные гиганты, да и Россия в традиционных областях ядерной энергетики, космической отрасли и оборонных технологиях вполне продолжает оказывать конкурентное давление, сопоставимое со влиянием Советского Союза.

И не стоит заблуждаться на счёт «прозападных элит» России. Приведу ещё одну цитату Караганова:
«В русском языке до сих пор ещё сохраняется представление, что элита — это всегда позитив, лучшая часть общества. По аналогии с винами: элитные — заведомо лучшие. К сожалению, значительная часть нашей элиты по ряду причин на такое определение не вытягивает. Поэтому большинство экспертов в конце концов согласились на более простую формулу: элита — это те, кто принимает решения, влияет на основные векторы развития страны, прежде всего в политике и экономике, и обладает собственностью».
Сергей Караганов

Не нужно строить иллюзий: эта так называемая «элита» легко продаст свои квартиры в Лондоне и Майами и переедет, скажем, в Шанхай, Гонконг, Сеул — выбор велик. Вместе с семьями, да. А в Азии ещё и с радостью предоставят огромные льготы за инвестиции капитала и любые правовые гарантии для обеспечения надёжности вложений.

Но самое худшее с точки зрения бизнеса и экономики, это то, что Европа продемонстрировала немыслимую управляемость извне. Бизнес Европы оказался слишком несамостоятелен и подвержен политическим рискам — чего никто не ожидал. Он не принимает решения, как в США, а исполняет их — кстати, решения тех же США. Европейский бизнес не обладает оружием для отстаивания собственных интересов, а сам является оружием для отстаивания чужих интересов, причём, даже не европейских. Это подводит нас к третьей составляющей краха европейской модели — политической.

Проблема даже не в том, как Штаты хозяйничают в Брюсселе, хотя и это всем слишком хорошо видно. Гораздо хуже, что Евросоюз всем продемонстрировал свою последовательную неспособность решать возникающие проблемы. Насколько именно практический успех сделал европейский проект суперпривлекательным, настолько же многочисленные провалы последнего десятилетия привели к глобальному кризису всей идеи в глазах мирового сообщества. Машинка просто перестала работать. И дело даже не в Греции, не в беженцах, не в кризисе еврозоны — всё это огромные и наглядные провалы политики, но они суть лишь симптомы, а не корень проблемы.

Настоящая проблема в том, что Евросоюз перешагнул границу масштабируемости — и все это поняли. Истинной причиной кризиса европейского проекта является то, что он перерос свои возможности. Оказывается, он не был ни универсальным, ни безграничным. К нему не могли присоединяться любые страны, унифицируясь, стандартизируясь и вливаясь в конгломерат. Оказалось, что у Евросоюза был интеграционный предел. Были страны, которые подходят для проекта, и которые не подходят. И суть всех проблем чрезвычайно проста: Евросоюз включил в себя страны, которые не подходили. Причём он этого не понял и продолжил их присоединять дальше. Что и привело к глубинному кризису истинно экзистенциального порядка. На самом деле, Евросоюз в нынешнем виде существовать не сможет. Либо он сохранит число своих членов и останется слабой, чахнущей и перманентно проблемной международной организацией (уж точно, никак не привлекательной), либо ужмётся до эффективных границ, но тогда и рассуждать о привлекательности будет бессмысленно — ЕС станет «закрытым клубом».
США

Главный генератор идей «глобализации» в мире, который мы всё же отложили на второе место при рассмотрении, потому что Россия-то при этом всё равно всегда больше хотела «как-в-Европе», а Штаты были чем-то далёким и несколько мифическим.

Однако мировым гегемоном стала именно Америка. Она определила правила игры после распада СССР и возглавила новый миропорядок — Pax Americana. Именно она создала ту модель глобализации, в которой Европа стала лишь одной из частей, а не генератором стандартов и арбитром. И в созданную глобальную модель вошла тогда даже Азия, включая и Китай, который все эти годы хоть и набирал могущество, но при этом старательно играл по заданным правилам. Кстати, дивиденды от этого образа «пай-мальчика» Пекин до сих пор пожинает — у них отличный имидж, что ни говори.

Проблемой американской модели были «ценности», которые прилагались к ней в нагрузку. Впрочем, это никому, как известно, особенно не мешало, потому что мудрые Штаты всегда очень выгодно продавали право на любые отступления от этих ценностей в обмен на лояльность и соблюдение американских интересов во всех точках Земного шара — такой вот политический бизнес, построенный на «глобализации». Впрочем, если уж США были создателями и «собственниками» той модели, то никто не считал странным, что они претендуют на «авторские отчисления» от её повсеместного внедрения.

«Ценности» раздражали многих, но экономические выгоды были слишком велики, да и авианосцы вкупе с многочисленными военными базами служили хорошим стимулом для того, чтобы не поднимался бунт против системы. «Кнут и пряник» в классическом исполнении.

Настоящие проблемы начались с того, что Штаты начали нарушать свои же собственные правила. «Золотая клетка» экономической глобализации была разорвана грубейшей международной политикой Вашингтона. Особенно интересно, что слон, так сказать, сплясал не просто в посудной лавке, а в своей собственной посудной лавке. Мы не будем подробно останавливаться на внутренних американских причинах, которые подвигли их на эти удивительные шаги, а лишь констатируем, что в результате таких действий «пряник», который давало странам соблюдение правил Pax Americana, для одних значительно уменьшился в размерах, а для других исчез вовсе и превратился из выгоды в проблему. А «кнут» тем временем значительно ослаб — имеется в виду экономический кнут. Неразумная внешняя политика подточила американскую экономику и влияние ничуть не хуже, чем проблемы во внутренних делах, о которых в последнее время уже неоднократно писал Олег Макаренко aka fritzmorgen (раз, два, три и так далее).

Да и мировой расклад сил, на котором изначально базировалась американская глобализационная модель, изменился уже не количественно, а качественно, о чём мы писали в начале статьи. Штаты продолжают делать вид, что ничего не происходит, а это крайне недальновидно. Из-за этого их «глобализация» из способа развития превращается в фактор сдерживания для сил, которые они уже едва ли в состоянии контролировать. Помешанность на желании зафиксировать статус-кво заставляет Вашингтон игнорировать интересы столь крупных игроков, которые уже сами в состоянии поставить под сомнение сложившуюся систему: что мы, кстати, и наблюдаем. Если бы политика США была более прогрессивной, то они могли бы «возглавить то, с чем не могут бороться» — а именно стремительное восхождение Азии на мировой экономический и политический Олимп. Кстати, желание такое у Штатов есть, но вот проводимая политика совершенно не способствует его воплощению. Они пытаются практиковать старую как мир концепцию «сдерживания» в отношении Индии, Китая и некоторых других стран — крайне наивный подход. У них не получилось это сделать даже в отношении России, которая, прямо скажем, имеет гораздо меньше мировых экономических связей, чем Китай.

В качестве примера можно процитировать ответ Сергея Караганова на вопрос Ленты.ру о том, что если одна из задач Вашингтона — ослабление Китая, то не получилось ли наоборот? Вместо того, чтобы сосредоточиться на АТР, американцы вынуждены тратить силы на Украину. А КНР тем временем сближается с Россией, обезопасив свой тыл на случай потенциального конфликта…
«Мы зачастую думаем, что политика наших конкурентов разумна и тщательно продумана. В реальности же американцы делают феерические ошибки! Они потеряли стратегические ориентиры, у них один промах следует за другим. Если заниматься жестким сдерживанием Китая и одновременно жестким сдерживанием России — понятно же, что эти страны сблизятся. С точки зрения традиционной американской — да и любой другой политической логики, действия, способствующие сближению Москвы и Пекина, мягко выражаясь, неразумны. Реалисты в США считают происходящее потенциальной геополитической катастрофой».
Сергей Караганов

«Бросание друг в друга камнями в стеклянном доме», — так он охарактеризовал нынешние отношения России и США.
«Очень дорогой ценой — и для россиян, и для украинцев — Москва учит уважать свои интересы. Когда СССР ушел с мировой арены, Запад, считавшийся демократичным и неагрессивным, начал нарушать все возможные правила. Сейчас мы настаиваем на том, чтобы Запад либо вернулся к прежним правилам игры, либо были совместно выработаны новые. Цена за новые правила крайне высока, но это все следствие старых ошибок. Наша элита слишком долго пыталась понравиться западным коллегам. Мы проглатывали совершенно неприемлемые вещи. Мы верили, что все как-то наладится. Смирились с расширением НАТО. Даже после бомбардировок Югославии, которые были вопиющим нарушением норм международного права, мы надеялись на авось, на то, что пронесет. Именно из-за того, что мы так долго все это терпели, сейчас приходится так дорого платить».
Сергей Караганов

Прошедшая на днях юбилейная Генеральная ассамблея ООН, которая так широко и бурно обсуждалась во всём мире, стала одним из ярчайших маркеров, показывающих глубокий кризис существующего мироустройства. Старые лидеры, сильно сдавшие позиции, пытаются удержать прежний порядок, который даёт им права и возможности, не подтверждаемые их нынешним статусом. И одновременно с этим новые центры силы не находят для себя места в старой системе мироустройства — и тем хуже лишь для старой системы, как показывает жизнь.
Король умер. Да здравствует король!

Новая модель глобализации уже создаётся буквально на наших глазах. Причём условия для вхождения в неё настолько демократичны, что старые системы рискуют развалиться очень быстро!

Только естественные экономические интересы стран — вот что имеет значение в новой модели. Не ставится ограничений ни по форме правления, ни по соответствию «ценностям», нет идеологических ограничений, религиозных — эта модель действительно глобальна. Там социалистический Китай может работать с капиталистической Южной Кореей, теократический мусульманский Иран отлично сотрудничает с Россией — и так далее по всему списку участников. Снова слово Сергею Караганову:

«Центром мировой экономики и политики становится новая Азия. А превалирующей социально-политической системой будущего кажется не пребывающая почти повсеместно в кризисе либеральная демократия западноевропейского или американского образца, а нелиберальная лидерская демократия, типичная для поднимающихся государств не-Запада.

Россия, которая запоздала с экономическим поворотом на восток, качественно убыстряет его вследствие кризиса отношений с Западом. Поворот становится не только экономическим, но и политическим, и даже, возможно, социальным и цивилизационным. Ведь Азия, традиционно воспринимавшаяся в российском сознании как синоним отсталости, нищеты и бесправия, превращается в символ успеха.

Новый блок возникает на наших глазах. Его можно назвать Сообществом Большой Евразии, в центре которого – расширение сотрудничества и взаимодействия России и Китая, Казахстана, других партнеров по ШОС, потенциально — Индии, Ирана, Южной Кореи, Пакистана. А через шаг — Израиля, Турции. При лидирующей, но не доминирующей роли Китая. Страны АСЕАН — Юго-Восточной Азии — будут растягиваться между американским и евроазиатским проектами. Япония пока продолжит тяготеть к американскому полюсу.

Евроазиатское сообщество развивается вокруг ядра, решение о создании которого принято во время визита китайского лидера Си Цзиньпина в Москву в мае 2015 года. Манифест — Совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути — китайского плана экономико-логистического развития западных регионов Китая и стран к западу от Китая в направлении Европы. Эти два проекта многие хотели сделать конкурирующими. Получается наоборот».
Сергей Караганов

А что же Штаты? Они занялись… самоизоляцией. Уже сейчас они опережающими темпами отказываются от претензий на мировое лидерство и пытаются создавать местечковые региональные альянсы. Их новые цели — это Транстихоокеанское партнерство (ТТП) и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерства (ТТИП) — проекты с крайне сомнительными перспективами для участников. Именно на ТТИП намекал в своей речи Владимир Путин на Генассамблее ООН. Он справедливо заметил, что условия участия в этой структуре таковы, что его приходится создавать практически в тайне от своих же собственных стран — от граждан и бизнеса. Потому что если их озвучить вслух, то политическая обстановка просто взорвётся: никто не захочет лезть в такую кабалу. А перспективы Транстихоокеанского партнерства весьма ограничивает маниакальное стремление американцев исключить из этой схемы Пекин. Ведь очевидно, что у Китая более чем достаточно ресурсов и возможностей в АТР если уж не для того, чтобы установить собственное доминирование, то уж точно — чтобы сорвать такие планы у любого другого игрока. С Китаем надо сотрудничать — он уже неоднократно это доказывал. Если пытаться саботировать его инициативы, губить его интересы, то в своём регионе он всегда сможет ответить тем же — сорвать чужие планы и повредить чужим интересам, если не будут соблюдаться его.

Что же касается разговоров о том, насколько для нас Китай опасен или полезен, является другом или врагом, является ли угрозой — то здесь всё зависит только от нас, как ни странно, а не от Китая. Орёл у России двуглавый, и это даёт исчерпывающий ответ на все вопросы. Монопольная зависимость от Китая будет, разумеется, ничем не лучше монопольной зависимости от Европы и США, которой мы нахлебались досыта в последние 25 лет. Последней цитатой Караганова в этой статье будет следующая:

«Желтая угроза» — реальность ровно в той мере, в какой мы сами слабы или глупы. Это миф, который нам сознательно навязывают наши заокеанские соседи. Китай исторически не вел экспансионистских войн, он завоевывает влияние мягкими способами. А в реальности всё очень просто. Если вы хотите быть придатком Китая – работайте плохо, а если не хотите — работайте хорошо. Вот и вся история».
Сергей Караганов

Просмотров: 1086
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Аланы, готы-гунны и русы Видео для взрослых убивает мозг Русская нелюбовь к улыбке Былинный герой Илья Муромец Старинная традиционная русская одежда XVIII-XIX вв Что такое одолень-трава?