Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Борьба за власть на развалинах Украины Киевский режим накануне грандиозного шухера: грядет ли пересменка? Посадки еще будут: Почему Путин мало сказал о коррупции Генерал Захарченко: Донбасс при Порошенко на Украину не вернется
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Годовщину начала евроассоциации Украина встретила на краю пропасти

«Мы продадим все, что найдем»

Год назад, 27 июня 2014 года, президент Украины Петр Порошенко в Брюсселе подписал экономическую часть Соглашения об ассоциации с ЕС. На протяжении всего этого времени украинские власти предпочитают делать вид, что идея евроинтеграции себя полностью оправдала.

«Я верю, что в ближайшие годы, благодаря нашему самоотверженному труду и изменениям в государстве, Украина будет иметь обоснованное право получить статус страны — кандидата на вступление в ЕС», — демонстрирует богатое воображение и полное нежелание говорить людям правду г-н Порошенко. Вместе с тем, промежуточные результаты интеграционной эпопеи Украины не дают никаких оснований для безудержного еврооптимизма.

Достаточно сказать, что восемь стран-членов ЕС (Австрия, Бельгия, Греция, Италия, Кипр, Португалия, Словения и Франция) до сих пор не ратифицировали указанный документ. Очевидно, у значительной части европейских элит за прошедший год появились веские основания считать опасным не просто членство Украины в ЕС, но даже более тесное политическое и экономическое взаимодействие со страной, власти которой воюют с частью собственного населения.

Несмотря на то, что по требованию Москвы вступление в силу экономической части Соглашения отложено до 1 января 2016 года, Украина, по логике, должна была бы уже сегодня переживать экономический бум, связанный с предоставленным ей на полтора года преференциальным режимом в торговле с ЕС. Напомним, что на этот период украинские товары получили конкурентное преимущество на европейском рынке — Брюссель согласился в одностороннем порядке снизить экспортные пошлины на украинскую продукцию. В то же время украинский рынок, по-прежнему, (до 2016 года) защищён от европейского импорта высокими тарифными барьерами.

Однако ни это обстоятельство, ни обвальная девальвация гривны, что, по идее, тоже играет на руку украинским производителям в плане повышения их конкурентоспособности на европейском рынке, не дали ожидаемого эффекта. Более того, результат оказался прямо противоположным. То есть, отрицательным.

Падение на 60% продаж украинской продукции в России вполне объяснимо политически мотивированным разрывом Киевом торговых связей с нашей страной. Гораздо более любопытен тот факт, что и экспорт в Европу уменьшился на целых 35,9%. В денежном выражении Украина потеряла $481 млн. по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Украинские власти оправдываются тем, что прошло слишком мало времени — дескать, Киев еще не отредактировал свое законодательство до уровня европейского, так что не все украинские товары отвечают санитарным и фитосанитарным требованиям ЕС.

Впрочем, гораздо честнее было бы признать то, что известно любым мало-мальски сведущим экспертам-экономистам: несмотря на прекраснодушную риторику брюссельских бюрократов, украинская продукция остаётся «товарами нон-грата» на европейских прилавках. Всё дело в системе квот, которые ограничивают объёмы поставок.

По данным президента Украинской аграрной конфедерации Леонида Козаченко, сейчас из Украины в Европу отправляется, в основном, сырье. Если несырьевая продукция (одежда, обувь) и просачивается в Европу, то исключительно по давальческим схемам (экспортировали сырье — импортировали готовый товар). Понятно, что прибыль оседает на счетах европейских «бизнес-партнеров».

Экономический спад в «евроассоциированной» Украине в прошлом году составил 6,8%. В году текущем этот антирекорд, наверняка, будет побит.

Поскольку бюджет страны находится в плачевном состоянии, золотовалютные запасы за последнее время сократились в несколько раз, а «кредитный роман» МВФ с киевским режимом близок к бесславному завершению посредством объявления Киевом дефолта. Ситуацию усугубляет то, что на бывшие Донецкую и Луганскую области приходились 16% ВВП Украины и порядка 25% экспорта. Даже в районах, которые контролирует Киев, экономическая активность по понятным причинам практически парализована.

За год после подписания соглашения об ассоциации с ЕС Украина превратилась в одно из беднейших государств мира, констатирует бывший премьер-министр Николай Азаров. По его мнению, «Режим увеличил тарифы для населения в 4 (!) раза и продолжает рассуждать, что и это не покрывает расходы. Могу смело утверждать, что не хватает не на расходы, а на воровство в особо крупных размерах. В конце 2013 г., когда мы договорились с Россией о цене на газ примерно $280, мы рассчитали, что „Нефтегаз“ при такой цене выйдет на безубыточную работу, и никакой необходимости повышать тарифы на газ для населения нет и вообще не будет», — утверждает бывший премьер, который, как известно, выступал против форсированного уничтожения экономики Украины в рамках проекта евроинтеграции. 

— Чуда, как и ожидалось, не произошло, — так прокомментировала «СП» руководитель отдела экономики Института стран СНГ и ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Аза Мигранян ситуацию, сложившуюся в украинской экономике, спустя год после подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

— Не секрет, что до последнего времени она была полностью ориентирована на торговые связи с восточными соседями. С самого начала было понятно, что имплементация Соглашения об ассоциации с ЕС однозначно приведёт к сокращению экономической базы Украины.

Экономика страны, интегрирующаяся в Евросоюз, должна соответствовать многочисленным техническим стандартам и требованиям европейских надзорных органов. На приведение в соответствие потребуется, как минимум, лет девять. Я уже не говорю о десятках миллиардов евро вложений. Откуда их возьмёт страна, которая вот-вот объявит дефолт, понять трудно. Кстати, не факт, что инвестиции окупятся, даже если деньги где-то найдут. Достаточно вспомнить, что произошло с Чехией, Венгрией и другими восточноевропейскими странами, которые не в пример Украине были высоко развиты — с точки зрения производственного и институционального потенциала. Стоило им вступить в ЕС, эти страны тут же просели экономически.

Особенно заметно по Венгрии, которая была передовой страной с развитыми рыночными отношениями и малым бизнесом. Она производила практически всё необходимое.

«СП»: — Что именно произошло после того как Венгрию впустили в европейский «дом»?

— Структура и характер торговых потоков в ЕС таковы, что они «вымывают» национального производителя в угоду глобальным игрокам. Отсюда деиндустриализация и деградация экономической структуры. Поэтому нетрудно представить, что ожидает украинскую экономику. В советское и постсоветское время именно экспорт в Россию позволял Украине формировать свой промышленный потенциал. Так что объявленный киевским режимом разрыв кооперационных связей, конечно, скажется.

Справедливости ради, стоит заметить, что, несмотря на политические демарши, торговое взаимодействие с Россией продолжается (пусть и в сильно урезанном виде). Но, если судить по риторике украинских властей, его, вообще, не должно быть. Хозяйственные связи не рвутся одномоментно, тем более, что это искусственное причинение вреда, которое не выгодно ни одной из сторон. Думаю, что на «тлеющем» уровне экономические отношения между Россией и Украиной будут продолжаться.

«СП»: — Чисто экономически Украина представляет интерес для Евросоюза?

— Только как рынок сбыта, да и то не в нынешнем состоянии. С точки зрения конкуренции ЕС имеет всё, что производится или могло бы производиться на Украине. Поэтому никаких инвестиций Брюсселя в промышленное развитие этой страны ожидать не приходится. За исключением незначительных вливаний в целях поддержания на плаву социального сектора, а также ради имитации экономических и институциональных реформ. Инвестиции могут осуществляться только в те отрасли, которые максимально интересны европейцам.

«СП»: — О чём идёт речь — сырьевые отрасли, металлургия, аграрная и химическая промышленность?

— Украинская металлургия Европе тоже неинтересна, в отличие от сельского хозяйства. Другой вопрос, что последнее будет переформатировано не в сторону развития и дифференциации, а, скорее, в плане формирования монокультурного аграрного сектора. Это любая деятельность, направленная на эксплуатацию чернозёмов, посредством выращивания технических сельхозкультур.

Можно также предположить, что Украине отведут роль экспериментатора в развитии биотехнологий.

«СП»: — В смысле производства продукции с использованием ГМО?

— Это может происходить в разных форматах. Например, за счёт переноса на территорию Украины потенциально опасных биологических центров, в которых будут исследоваться разного рода штаммы бактерий, вирусов, включая инфекционного характера. Очевидно, что это представляет угрозу в плане биологической безопасности. Особенно, вкупе с той нестабильной военно-политической ситуацией, которую мы наблюдаем на Украине.

Что касается промышленного сектора, то здесь могла бы быть востребована угольная отрасль, порты, транспортная логистика, в целом. Впрочем, возможный инвестиционный «порыв» европейцев опять же сдерживают военные действия в Донбассе. В ближайшей и среднесрочной перспективе на Украине будет продолжаться ухудшение структуры торгового оборота и деградация экономики, в целом. Проще говоря, произойдёт откат к нетоварному производству — люди будут выживать за счёт приусадебных хозяйств и самообеспечения.

«СП»: — Наверняка, это будет сопровождаться расширением теневых секторов экономики?

— Очевидно, что в условиях неблагоприятной макроэкономической конъюнктуры крупный и средний бизнес уйдёт «в тень». Что станет дополнительным ударом по социальной сфере, финансирование которой будет сокращаться ударными темпами. Что неминуемым образом скажется на доходах и уровне благосостояния населения. Потому что требования МВФ и еврокредиторов не предусматривают возможности расходовать займы на социальную поддержку населения. Наоборот, в качестве одного из главных условий ставится урезание социальных выплат, пенсий, пособий при росте тарифов на услуги ЖКХ, газоснабжение, транспорт и т. д.

Несмотря на девальвацию гривны и преференциальный торговый режим, предоставленный ЕС на год, показатели украинской экономики на практике опровергают необузданный оптимизм тех, кто призывал людей «скакать на Майдане» ради идеи евроинтеграции, отмечает директор международных проектов Института национальной стратегии России Юрий Солозобов.

— Сколько бы нынешние власти не ругали бывшего президента Януковича и премьера Азарова, они, по крайней мере, разглядели в Соглашении об ассоциации с ЕС «мину замедленного действия». Достаточно сказать, что им подсовывали этот документ, даже не потрудившись перевести его на украинский язык.

Изначально было понятно, что переход на евростандарты и техрегламенты ЕС обойдётся Украине в десятки миллиардов евро. Вот почему Янукович потребовал от Брюсселя эту сумму и значительный переходный период, чтобы не угробить собственную промышленность. Однако вместо того, чтобы удовлетворить эти вполне разумные требования, Запад организовал «евромайдан». А сегодня вместо обещанной помощи со стороны международных структур Украину готовят к дефолту. В результате никакого экспортного бума — страна переживает резкий спад и общую архаизацию своей производительной сферы.

Поскольку рынок сбыта основной части товаров высокого передела приходился на Россию. В первую очередь, это касается поставок в нашу страну комплектующих для оборонного сектора. Теперь эта производственная ниша искусственно закрывается, а Россия переходит на импортозамещение. Да и сама Украина резко упростила структуру экспорта, которая теперь почти полностью состоит из товаров сырьевой группы. Это зерно, кукурузные початки, подсолнечное масло и чугунные «чушки».

«СП»: — Пожалуй, самый позорный момент это появление в импортной номенклатуре графы «сало»…

— Да, Украина, как это ни странно, закупает сало в Венгрии и в Германии. То есть, новые власти даже не в состоянии наладить производство национального продукта. Получается, что им дешевле купить сало у других стран и продать на своём рынке.

Здесь можно вспомнить печальный пример Греции. Евросоюз переживает очень тяжёлый период, чреватый финансовым (включая выход ряда стран из еврозоны) и, не исключено, институциональным распадом. В своё время, когда Греция вступила в ЕС, ей было запрещено производить и продавать в Европе свой основной экспортный продукт — оливки. Теперь вместо Греции их производят в Испании. Последней Брюссель выделил свою производственную нишу — здесь собирают автомобили Фольксваген, изготавливают комплектующие для самолётов Эйрбас. В этом плане у испанской экономики есть некая «подушка безопасности».

А у греков ничего не осталось кроме туризма. Танкерный флот, которым они гордились в период нефтяного бума в 1970 гг., сгнил. Порты представляют инвестиционный интерес разве что для китайцев. Провести газовую трубу и зарабатывать на транзите российского «голубого топлива» не позволяют ни Штаты, ни европейцы. В общем, «куда ни кинь, везде клин».

«СП»: — Греция, по крайней мере, член ЕС, её кредитовали на сумму свыше 300 млрд евро. Украина же для США и Брюсселя представляет интерес исключительно в качестве «палки», с помощью которой пытаются вывести из себя русского «медведя».

— Совершенно верно, Украина это просто «серая зона» на карте Европы. Бывший польский лидер Лех Валенса сказал очень чётко — Украина не интересует нас как индустриальная держава (она должна полностью деиндустриализироваться). Как признался Валенса, Европу интересует только украинский чернозём. Мы прекрасно помним политика, который развязал Вторую мировую войну. Он тоже недвусмысленно определил будущее Украины — здесь не нужна ни промышленность, ни образованные люди, а только тучные чернозёмы, чтобы кормить Рейх. Евросоюз тоже нуждается в зерне и аграрных культурах. В ЕС производят, в основном, рапс, разные корма для животноводства, плодоовощные культуры.

Ещё один пример — Болгария, которая, став членом ЕС, лишилась возможность производить свой «фирменный» болгарский перец и томаты. Болгары теперь выращивают их на своих участках только для внутреннего потребления. Это парадоксально и горько.

Запад целенаправленно ведёт Украину к дефолту. Потом будет реструктуризация долга, а раз платить нечем, его будут забирать активами. В первую очередь, это «священная корова» «незалежности» — украинская ГТС, порты, предприятия химической промышленности. Интерес также представляет Юзовский промышленный район в Донбассе, чтобы вывести сюда металлургические комбинаты и другие вредные производства из стран ЕС. Здесь есть обученные кадры и близость к российским энергоресурсам. Министр финансов Украины Наталья Яресько в одном из интервью сказала определённо: «в этом году мы продадим всё, что найдём».

«СП»: — Парадоксально, но факт: ЕС установил для Украины квоту по продаже зерна, чтобы защитить свой рынок.

— Да, ровно 950 тыс. тонн в год и ни килограммом больше. В то время как в 2014 году Украина собрала 24,1 млн. тонн (при внутреннем потреблении пшеницы 8 млн. тонн). А зерновой потенциал Украины составляет до 40 млн. тонн в год. Аналогичными квотами европейцы ограничили поставки мяса, птицы и яиц из Украины.

В украинских околовластных кругах уже звучат предложения продавать зерно в Египет. Спрашивается, ради чего, тогда было рваться на европейский рынок?! Например, Казахстан собирается поставлять 7 млн. тонн зерна в Иран, для чего даже специально построил железную дорогу через Туркмению. Астана осваивает и рынки ЕС, подумывает, как прикупить порты в Польше. Вкладывает свои деньги в Клайпеду. В своё время Россия, Казахстан и Украина представляли мощный зерновой союз, входили в десятку главных мировых поставщиков. 40 стран мира сеют пшеницу, но только 10 из них экспортируют её. Те же Индия и Китай никогда свои излишки не продают. А Украину просто загнали в угол.

Италия уже выгоняет украинских гастарбайтеров, которые как наши выходцы из стран Центральной Азии, оккупировали все маршрутки. Украинские женщины занимаются «древнейшей профессией». Так что даже безвизовый режим с Европой Украине в ближайшее время не светит.

Ещё один любопытный факт — кто были «евро-отцами» идеи интегрировать Украину в ЕС? Например, Радослав Сикорский, который в период Майдана занимал пост главы внешнеполитического ведомства Речи Посполитой. После чего у него появились амбиции возглавить европейскую дипломатию, но его опередила итальянка Фредерика Могерини. Сикорскому пришлось довольствоваться должность маршала (спикера) Сейма, которой в начале июня текущего года лишился. После Майдана он «прославился» обнародованием прослушки, когда нецензурно выражался в адрес политики США в Европе.

Второй апологет «евромайдана» — шведский министр иностранных дел был обвинен в коррупции (пиарил режим Саакашвили за деньги). Вот такие вот «отцы» у европейского будущего Украины. Я бы охарактеризовал этот проект очень просто — «колонизация без ассоциации».

Василий Ваньков

Просмотров: 531
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как из казаков сделали казахов? Мазепа - гетман-предатель Мольфары - потомки славянских волхвов Карпат Кодекс космических законов белых цивилизаций Что такое одолень-трава? Русский язык в современном мире