Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Белоруссия пообещала порвать «Восточное партнерство» за Россию Почему Комитет завернул законопроект о реинтеграции Донбасса "Прощай, Прибалтика! Здравствуй, Украина!" Профессор Катасонов: Забудьте про биткоин. Ждите феникс
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Груз «200»: Убитые полки Порошенко

Главная военная тайна Киева — истинный уровень потерь в Донбассе

Похоже, мало кто обратил внимание на недавно опубликованный 18-й специальный доклад Управления ООН по правам человека на Украине. Особенно — в части, касающейся ситуации в зоне боевых действий в Донбассе. А обратить внимание, на мой взгляд, стоит. Потому что в этом важном документе содержатся новые доказательства систематической и продуманной лжи Киева о потерях собственной армии в ходе так называемой «АТО».

Однако для начала вспомним, что совсем недавно, в апреле нынешнего года, в Вашингтоне президент Украины Петр Порошенко публично оценил число убитых в Донбассе солдат и офицеров своих Вооруженных сил в 2,7 тысячи человек. А чтобы, видимо, это все же произвело впечатление на равнодушную американскую аудиторию, Петр Алексеевич добавил, что за три года в его войсках в зоне конфликта потеряно больше, чем армией США за 15 лет участия в войне в Афганистане.

А теперь обратимся к упомянутому докладу, вышедшему из недр штаб-квартиры ООН. Всего, по подсчетам международных экспертов, в ходе боев на юго-востоке Украины, с разной интенсивностью не прекращающихся уже четвертый год (данные приведены за период с середины апреля 2014-го по 15 мая 2017-го), «зафиксировано 34 056 жертв среди гражданского населения, Вооруженных сил Украины и членов вооруженных групп».

Но самое примечательное в докладе далее: «Эта цифра включает 10 090 убитых (из них 2 777 — гражданское население) и 23 966 раненых».

Что же получается по статистике ООН, если произвести элементарные арифметические действия? Что к 15 мая 2017 года в Донбассе убиты 7313 украинских военных (в это число, очевидно, входят и бойцы так называемых «добробатов», которых, строго говоря, в армии в 2014—2015 годах никто и не числил).

Ни о каких иных военнослужащих в документе речи идти просто не может. Ведь если бы к военнослужащим международные эксперты отнесли еще и «членов вооруженных групп» со стороны защитников Донбасса (то есть — противостоящих ВСУ ополченцев и добровольцев), то им пришлось бы признать, что в зоне конфликта друг с другом сражаются две армии. А раз бьются две армии, значит, в состоянии войны как минимум, два государства. Что было бы равносильно фактическому признанию ЛНР и ДНР на уровне ООН.

Поскольку представить сегодня такое невозможно, остается принять этот факт за данность: по подсчетам ООН к 15 мая нынешнего года ВСУ потеряли в ходе АТО как минимум 7313 солдат и офицеров. Это примерно втрое больше, чем насчитал Порошенко в Вашингтоне.

А погибшие ополченцы и добровольцы — кто они такие с точки зрения Киева и нежно учитывающей его мнение ООН? Террористы, боевики, бунтовщики, мятежники. На худой конец — «сепары». То есть — совершенно штатские персонажи, с чего-то вдруг взявшиеся за оружие и вступившие в бесконечную бойню с официальной властью. Они тоже, понятное дело, регулярно погибают в донбасских степях и перелесках. Но эти потери, безусловно, учтены экспертами ООН в графе «гражданское население». Наряду с совершенно мирными жителями городов и сел Юго-Востока.

Кому-то в Киеве это покажется казуистической «пропагандой Москвы» и передергиванием фактов? Так мы и не станем настаивать на окончательности именно такой цифры украинских потерь, прямо вытекающей из доклада ООН. Потому что и в самой ООН наверняка тоже отдают отчет в ее приблизительности. Конечно, ведь их статистика носит сугубо оценочный характер. А другой, более точной, нет в общем доступе ни у кого. Зато из Киева по этому поводу потоком льется махровая неправда. И в ООН тоже, бесспорно, отдают себе в этом отчет.

Так, в 13-м специальном докладе Управления ООН по правам человека за осень 2014 года черным по белому записано: «Мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине и ВОЗ считают, что данные о количестве погибших украинских военных, гражданских и членов вооружённых группировок занижались на протяжении всего периода проведения антитеррористической операции. Уровень занижения военных потерь правительством можно заметить, сравнивая данные о раненых, предоставленные СНБО (3277), с числом военнослужащих, лечившихся в основных военных и гражданских лечебных учреждениях, расположенных в ближайших к боевым действиям областях — Днепропетровской, Харьковской и Запорожской. Их количество составляло не менее 4800 человек».

Причем, данные о потерях Киевом фальсифицируются настолько топорно и беззастенчиво, что только диву даешься. На самом высоком уровне врут и не краснеют. Судите сами.

Так, в марте 2016 года во время визита в США Порошенко заявил, что от огня неких «объединенных российско-террористических сил» за все время конфликта погибли более 2,7 тыс. украинских военнослужащих.

Не станем даже пытаться понять, почему сегодня, спустя год после того выступления и опять в тех же США президент Украины почему-то повторяет ровно те же самые данные. Что, в Донбассе за год никто из украинских военных не погиб? Да только в минувшем мае по данным украинского Комитета солдатских матерей в «зоне АТО» пали 20 солдат и офицеров ВСУ. Там же опубликован их поименный список.

Но еще сильнее удивляет другое. Уже в августе 2016 года (спустя пять месяцев после поездки в Соединенные Штаты) Порошенко, выступая на военном параде по случаю 25-летия независимости Украины в Киеве, заявил: «Можно уверенно утверждать, что врагу не удалось реализовать ни одной стратегической задачи, он не смог поставить Украину на колени. За это и погибли 2504 наших воина».

Так сколько же, Петр Алексеевич, к тому времени у вас было павших «героев»? 2,7 тысячи как в марте? Или на двести человек меньше, как в августе 2016-го?

Окончательно все запутал начальник Генштаба Украины Виктор Муженко. Спустя еще полгода, в феврале 2017-го, он брякнул с высокой трибуны: «Боевые потери Вооруженных сил Украины … составили 2197 человек погибшими и около 8 тысяч ранеными».

Однако минуло еще пять дней. И украинский президент на заседании руководящего состава ВСУ камня на камне не оставил от расчетов Муженко: «2608 украинских военнослужащих погибли за время агрессии».

Словом, без горилки не разобраться не только экспертам ООН. Но те, кто, вопреки фактам, все же еще верит Порошенко, пусть прислушаются хотя бы к собственным ветеранам, недавно вернувшимся из «зоны АТО». И с подлинным состоянием дел с безвозвратными потерями ВСУ знакомыми не только из газет.

Совсем недавно, 19 июня, толпа этих разъяренных личностей в камуфляже под предводительством некого Бронислава Сухия, лидера «Революционных правых сил» (в эту организацию входит несколько бывших батальонов «Правого сектора» *), в самом центре украинской столицы ворвалась в приемную администрации президента и надолго парализовала работу важного учреждения. Ветераны требовали освободить их соратника Юрия Заболотного, который задержан СБУ по подозрению в подготовке свержения власти. Среди прочих лозунгов бунтовщиков были и такие: «Требуем честно доложить обществу о реальных потерях ВСУ и добровольческих батальонов в АТО и наказать виновных в этих потерях и лжи, которой власть умалчивает самопожертвование тысяч наших бойцов. Импичмент Порошенко!».

Как это понимать? На мой взгляд, вариант единственный: если воинствующие украинские националисты в таком контексте утверждают, что Киев злостно замалчивает «самопожертвование тысяч наших бойцов», то, выходит, что подлинный уровень потерь ВСУ как раз на эти «тысячи» убитых и занижен.

Установить подлинное количество «грузов 200», четвертый год регулярно развозимых из Донбасса по всем городам и весям Украины, пытались многие. В том числе и на беспристрастном, вроде бы, Западе. Зачастую получались числа, поражающие воображение.

Как, допустим, у немецкого издания Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung. Еще в феврале 2015 года оно опубликовало такое мнение: «Немецкие спецслужбы оценивают вероятное число погибших украинских военнослужащих и мирных жителей до 50 тысяч человек. Эти цифры в десять раз больше чем заявленные официальные данные. Официальные цифры явно слишком занижены и не заслуживают доверия».

При этом во Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung ни слова нет о том, на чем основаны столь ошеломляющие оценки германской разведки. Зато механизм собственных подсчетов раскрыл лондонский Международный институт стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies Military Balance), тоже обратившийся к этой трагической теме.

Так вот, в Лондоне вычислили, что к 2017 году (то есть за три года конфликта) в украинской армии количество танков снизилось с 1435 до 788 единиц. Из 3000 боевым машин пехоты в строю осталось не более 1300. Из 3350 единиц ствольной и реактивной артиллерии уцелело всего 1850.

Понятно, что большинство этих боевых бронированных машин просто сгорели в Донбассе. Но ведь танки, БТР, БМП и САУ чаще всего погибают вместе с экипажами и десантом, если таковой находился под их броней. При современных средствах поражения в живых остаются немногие.

А дальше — все просто и логично. Экипаж танка Т-72 — три человека. Выходит, в 647 сгоревших танках находилось не менее 1941 человека.

БМП-1 перевозит до восьми пехотинцев плюс трех членов экипажа. Выходит, даже если допустить, что ни в одной из 1700 уничтоженных украинских БМП десанта не было, а находились в них только экипажи, то и тогда с большой долей вероятности в них погибли или были ранены не менее 5100 военнослужащих. С десантниками в боевом отделении это число возрастает примерно в 3−3,5 раза. Вот и считайте…

Суммировав лишь эти данные, International Institute for Strategic Studies Military Balance сделал вывод, что только за 2014−2016 годы потери ВСУ в Донбассе составили примерно 25 тысяч солдат и офицеров. И это не считая тех, кого снарядами и минами накрыло в окопах, блиндажах, пунктах сосредоточения, в атаках в пешем строю. А таковых в позиционной войне всегда большинство.

Кому верить? Порошенко, постоянно путающемуся в показаниях, но настаивающем на 2,7 тыс. павших? Генералу Муженко, насчитавшему таковых на полтысячи меньше? Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung с ее 50000 сгинувших на этой войне? Аналитикам из Лондона?

В любом случае точно известно только одно — в Донбассе идет бессмысленная и безостановочная бойня. Ее промежуточные результаты политики стремятся использовать в собственных шкурных интересах. Потому что тысячу раз правы те, кто настаивает: на любой войне первой жертвой всегда становится правда.

Но в заключение предлагаю еще один взгляд на эту трагедию. На сей раз из украинского военного госпиталя. Вот что в апреле заявил местным журналистам замначальника Военно-медицинской академии по клинической работе, полковник медицинской службы Украины Владимир Стеблюк: «Они (украинские солдаты и офицеры — „СП“) сидят в окопах. А окопы давно пристреляны. Настолько, что попадание — 100 процентов. Где-то там не скрылся глубоко — все, ты погиб под обстрелом. Это не война. Это убийство идет. Это — расстрел».
Сергей Ищенко
Просмотров: 1390
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Пётр I и его двойник Ад под названием "Европа" 12 важных законов Вселенной Х'Арийская Арифметика Арийские традиции - 3 Мольфары - потомки славянских волхвов Карпат