Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Эксперты: почему России невыгоден распад Евросоюза Киев стал для ЕС эталоном коррупции Догнать и перегнать весь мир Украина и заветы Геббельса
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Гудбай, Америка или страна абсурда

Когда более двадцати лет назад я какое-то время жил и работал в США, такого маразма еще не было. Но были многочисленные признаки того, что он может вот-вот случиться. Уже тогда ощущалось, что нация бодро движется в страну всеобщего тоталитаризма и дебилизации населения. И вот натыкаюсь на рассказ нашего современника, который только-только вернулся из США. Наслаждайтесь.

Предлагаем вашему вниманию интересное свидетельство  русского молодого человека, прожившего с семьей  некоторое время в США.»Все подозрительные действия и фигуры, создающие опасность и дискомфорт в США, должны быть немедленно разоблачены, обезврежены и наказаны!» — Таков девиз каждого примерного гражданина США.

С раннего детства всем гражданам США прививается мысль о необходимости анонимной помощи государственным исполнительным и судебным властям. В криминальных ситуациях бдительность и помощь, действительно, просто необходимы. Однако, когда это переходит в манию, то становится просто страшно ходить по улицам…

В США я постоянно осознавал, что море скрытых глаз и ушей следит за каждым моим движением и словом. Вы не подумайте, что это мои навязчивые идеи. Нет. Это другое. Чисто американское. Знаковое.

В США на многих улицах стоит особый дорожный знак с изображением огромного глаза или силуэта вора в шляпе, пальто и очках, с сопутствующей надписью: «Соседи Смотрят!» Т.е. смотрят, подслушивают, записывают и доносят! На каждом автобусе в США и через каждые пять километров американского шоссе стоит реклама с надписью: «Доносы принимаются через текст или по телефону 012, анонимность всем доносителям гарантируется!»

Вышколенные с пелёнок стукачи-доносчики поощряются. Анонимность и неприкосновенность им обеспечена. Мощнейшая обработка в школах приучает каждого американского школьника к доносам со школьной скамьи, в первую очередь на родителей, прививает любовь к системе, в том смысле что она (система-мать) всегда им поможет отстаивать их личные права, права свободного человека США!

Первокласснику вдалбливается до мельчайших подробностей модель поведения всех членов семьи, кто как должен говорить, как должен быть одет, где лежать, как правильно принимать душ и т.д. А о малейшей несогласованности поведения родителей с предложенной в школе американской моделью следует немедленно рассказать «доброму» учителю, который мгновенно примет соответствующие карательные меры.

Если в США мы, родители, не то что заговорим, а помыслим о чем-либо «нормальном для России» — чтении сказки сыну лёжа в кровати, или о желании отца в жаркое время оголить в саду торс, или всего лишь о просьбе отца к чаду убрать в детской или требовании сделать уроки — расплата за легкомыслие родителя будет страшной и безотлагательной.

Даже о легком крике и хотя бы однократном суровом взгляде на ремень — в США надо сразу и навсегда забыть. Иначе – лишение родительских прав… Таким образом, ребёнок в США быстро входит в роль надсмотрщика, открыто шантажируя родителей. Не успев прилететь в свободную страну и насытиться глотками американской свободы, на меня тут же посыпались проблемы.

Сначала в США нам не разрешали снимать двухкомнатную квартиру, мотивируя это соответствующим законом США — мы обязаны были снимать только «трешку». Пришлось нам снять жилье в более дешёвом месте у арабов. Наш дом был битком набит алкоголиками, которые ходили, трясясь и мечтая лишь об алкоголе. Но они не доносили на нас, и мы были благодарны им за это!..

Однажды с нами произошел чисто американский инцидент. Мы гуляли всей семьёй по городскому парку, наслаждаясь погодой и отдыхом. Наш трёхлетний сын, катаясь на велосипеде, радостно разгонялся, опережал нас на пять метров, а потом послушно дожидался впереди. Разогнавшись в очередной раз, он неожиданно остановился на перекрёстке с другим тротуаром, который был метрах в десяти от нас. Мой малыш нажал на  тормоз своего трёхколёсного велосипедика в неудачный момент.

По чисто американскому совпадению к месту пересечения двух тротуаров, где остановился наш юный злополучный велосипедист, подбежала в спортивном костюме женщина и подъехала проезжавшая рядом полиция. Разминающаяся американка вдруг стала кричать, резко поднимать руки вверх и даже подпрыгивать, привлекая внимание полицейских. Потом, оглянувшись и увидев нас, она как ни в чем не бывало продолжила свои упражнения и побежала дальше. Спустя пару-тройку секунд мы приблизились к сыну-велосипедисту.

— Всем стоять! Не двигаться! Ждать дальнейших распоряжений! — закричал нам бдительный полицейский прямо из окна машины.

Затем он вышел из машины и неспеша подошёл к нам. Первым делом он потребовал предъявить ему все наши документы, не отвечая на вопросы о причинах декларирования. Переписав все наши данные: имена, адреса, места работы и тому подобное, в конце концов —  он попросил наших объяснений :

— Почему ваш сын вот уже двадцать минут находится в этом парке без присмотра?
Моему негодованию не было границ!

-​ Какая клевета, каких двадцать минут? Не прошло и пяти секунд, — запротестовал я.

-​  Нет, та женщина-заявитель сказала первой, что прошло «именно двадцать минут». Я записал. Сигнал-то был получен от неё.

-​ Поймите, двадцать минут — это просто нереально. Ребёнок всегда был рядом с нами, — настаивал я.

-​ Стоп. Стоп! — тут уж полицейский поднял руку и остановил мои оправдания.

-​ Ещё один такой сигнал, — и вы будете лишены родительских прав! Точка! — Спокойно отрезал стражник.

И тут я вспомнил, что в нашем американском жилом комплексе, где мы снимали квартиру, на каждом углу висела табличка: «Не разрешается: ходить по траве, ездить на велосипеде, роликах, играть в мяч!» Это был американский мир. А я, русский тупица, всё это тихо позволял своему ребёнку…

Выходит, теперь если ещё одному американскому стукачу покажется, что он выполняет-де свой какой-то чисто американский долг, приврав на нас с три короба, то нашего родного сынишку и крошечную родную дочурку просто-напросто отнимут?

С этой минуты в США я потерял спокойствие. Теперь нам приходилось постоянно оглядываться. Нет-нет, ни на каких-то гадких хулиганов. А на примерных, обараненных граждан США. Ведь чем выше образование у американца, тем больше прав и свобод на доносительство он имеет.

Доносы в США можно ожидать от всех и каждого. Вплоть до ваших добрых и заботливых соседей. Они могут настрочить доносик о том, что у тебя в палисаднике небольшой беспорядок или переросшая на два сантиметра трава. Особенно любят американские соседи войти в доверие, спросив о текущих или прошедших в вашем доме ремонтах, а сразу после «проведенной разведки» в письменном виде все это доложить в соответствующее американское управление.

Управление же это незамедлительно по получению доноса — направляет к вам своих мужей-инспекторов. Те, безукоризненно выполняя свою работу, вгрызаются в поставленную перед ними цель, переписывая каждую мелочь свежего ремонта. Сначала предоставляется чисто американский штраф за некупленное заранее разрешение на незаконную модернизацию. А потом вам предоставляют тарифы на покупку разрешений на смену каждой точки.

Покраска комнаты — одно, смена унитаза — другое, пол — третье. Можно купить эти «разрешения» все разом, в виде «пакета» с выгодной для тебя скидкой. Отказываешься платить — ещё лучше. Через суд у тебя просто забирают дом. Но вот самое удивительное в США происходит дальше.

Власти, отобрав у тебя твой дом, бесплатно сделают полную оценку всей твоей модернизации. Что, безусловно, сразу поднимет рыночную цену на твою недвижимость. Эту новую цену тут же утвердят и узаконят. С этой самой минуты ты всю оставшуюся жизнь будешь платить увеличенный годовой налог за сногсшибательный, модернизированный, новый, дорогой дом!!!

Был у меня еще один казус в США. Я работал вместе со своим отцом в одной конторе, и нам частенько приходилось ездить на работу на одной машине. Мои родители жили от нас неподалёку, поэтому, имея утром свободную минутку, я предпочитал не стоять у подъезда, а идти навстречу машине отца, радуясь утренней свежести.

В этот раз всё было как обычно — подъехавшая отцовская машина подхватила меня после небольшой прогулки. Но не успел я за собой захлопнуть дверцу машины, как вдруг из соседнего дома выскочила старушка, которая еще минуту назад вроде вполне мило поздоровалась со мной. Старушка эта теперь встала перед нашей машиной и перегородила движение. Лицо ее перекосил ужас.

— Вам нужна помощь? — спросил я.

— Нет, — ответила бабулька.- Похоже, теперь тебе нужна помощь! — и она показала на подъехавшую к нашему авто полицейскую машину с включёнными сиренами.

Моментально из всех домов выбежали все наши добродушные желатели Доброго Утра. Они почему-то чуть ли не все хором кричали полицейскому: «Это он! Это он!»

И тут как пробка из бутылки перед всеми выскочил главный сосед, с огромным красным лицом. Он возбуждённо стал кивать полицейскому, указывая в мою сторону: «Это точно он!»

Полицейский, как полагается, попросил у нас все имеющиеся при себе документы, записал адрес, место работы, семейное положение. Только после внесения всех моих данных в свой журнал, он спокойно обрисовал всё происходящее. С его слов выходило, что да, это был действительно я, и не было никакой ошибки. К тому же я с этого момента, как пояснил полицейский, уже нуждался в адвокатской помощи.

— Поступили сигналы о незнакомце-маньяке, гуляющем в семь тридцать утра по этой и соседней с этой улицам, — спокойно сообщил мне полицейский.

Я тут же окинул себя взглядом: выглаженные брюки, свежая рубашка, сумочка с обедом и висячий на груди пропуск в научные лаборатории. Выглядел я вроде как обычный американский клерк, а далеко не как бомж или маньяк.

— К сожалению, сигналов на вас поступило настолько много, что я посоветовал бы вам тут больше не ходить, — резюмировал полицейский.

— Для чего тогда тротуары в США? — не сдавался я.

— Тротуары в США, — конечно, чтобы по ним ходить, — парировал полицейский. Но если будете по ним тут ходить — ваши проблемы могут повториться! — добавил он.

— Что же мне, теперь вообще не ходить по улицам? — спросил я.

— Конечно, вы можете ходить. А потом отвечать за это в суде. Но я бы посоветовал вам встречаться с вашим папой у дверей вашего подъезда. Вопрос закрыт!

Тогда я еще не знал, что в США существуют «тайные» регуляции направлений пешеходов. Если все ходят в одну сторону, а ты почему-то идешь в другую — то это карается местными законами. Например, ты обязан в суде доказывать свою невинность в том, что утром пошёл не к станции или остановке — как все, а, наоборот,  — в другую сторону. В США это отнюдь не преувеличение, а настоящий криминал, с точки зрения простых американских соседей, имеющих право вызвать за вами наряд полиции.

…Как приятно для нас сейчас находиться тут, в России, среди своего народа. Тут мне никто не говорит где и как мне ходить, где и как мне жить, сколько вдыхать, сколько выдыхать. В России меня насильно не заставляют глотать американскую свободу, пережёвывая с утра до глубокой ночи права человека…

Об этой истории Николая Перелетова, который прожил 19 лет в США и вернулся обратно в Россию известный режиссер Галина Царева сняла фильм. Это ответ тем, кто считает, что всё это выдумка.

Павел Свиридов

Просмотров: 1987
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Известный флаг неизвестной страны Как в старину делали теплый пол Краткий список достижений славянской ведической цивилизации Тайны русской косы Великий камень Алатырь - сакральный центр мира Что такое РАСА?