Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Трясись, буржуй! Трампа хотят остановить: Импичмент, бунт выборщиков или убийство на инаугурации? Яков Кедми: Истерия, созданная в США, сработала против них Украинский Нюрнберг
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

«Харьков не слился, Харьков затаился»

О двойных стандартах в украинской юриспруденции. О штурмах административных зданий, «хулиганстве» и «детских выходках». О репрессиях, политзаключённых и зомбировании населения Украины, с известным харьковским журналистом, правозащитником и общественным деятелем Андреем Бородавкой говорил обозреватель ПолитНавигатора Валентин Филиппов.

 

«Харьков не слился, Харьков затаился»

Валентин Филиппов: Здравствуйте, Андрей!

Андрей Бородавка: Добрый день, приветствую Вас!

Валентин Филиппов: Мы все на днях наблюдали, как в Харькове толпой били милиционера, и остальные милиционеры не вмешивались. Скажите, скоро ли настанет тот день, когда остальные милиционеры, когда бьют милиционера, начнут помогать бить милиционера?



Андрей Бородавка: Вполне возможно этот день наступит 26 сентября. Это как раз в Харькове заступит на патрулирование новая полиция. Так называемые, «птенцы Авакова». Которые набираются с активистов евромайдана. И я думаю, что если как раз эти молодчики и будут помогать бить тех милиционеров, которые ещё остались со времён бескровной диктатуры Виктора Януковича.

Валентин Филиппов: То есть, это у Вас называется «птенцы Авакова»? В Одессе это называется «птенцы Саакашвили»!

Андрей Бородавка: В Киеве это, наверное, «птенцы Кличка»…

Валентин Филиппов: Нет ли в этом сепаратизма? Бытового?

Андрей Бородавка: Хм. Я бы хотел что подчеркнуть. Рассказать об этих событиях, если зрителям интересно. С харьковской точки зрения.

Валентин Филиппов: Ну, рассказывайте…

Андрей Бородавка: Около десяти часов утра, около 150 этих молодчиков, «детей в балаклавах», приехали к дому Михаила Добкина, который является народным депутатом и, в соответствии с Конституцией, имеет неприкосновенность. И устроили штурм. В это время там находилась семья Михаила Марковича, девочки-дочки несовершеннолетние, жена.

И, тем не менее, это не остановило этих молодчиков. Устроили, в общем-то, погром. Прозвучали угрозы, матерные оскорбления, полетели петарды. Были видеокамеры разбиты.

И после этого они не успокоились и прибыли на сессию горсовета. Более 50 этих вот «детей в балаклавах» с баллончиками со слезоточивым газом, с другими подручными средствами, врываются в здание горсовета, милиция при этом бездействует, Вы, наверное, видели, как они там прыгали через вертушку, врываются в приёмную городского головы Геннадия Кернеса, совершают целый ряд действий, которые имеют все признаки по целому ряду преступлений. В СМИ попало, что избит милиционер, эти кадры мы видели, остальные милиционеры стояли и безучастно наблюдали, как избивают их коллегу, но украинские СМИ почему то не сообщают, что во время этого штурма пострадали и женщины. Работницы горисполкома. Ольга Игоревна и Людмила Ивановна. Они пострадали от применения газа, я уже не говорю о каком-то шоке.

Смотрите, я хотел бы подчеркнуть такой контраст. Особенно после заявления Арсена Авакова. Который, как бы, министр МВД. «Детская глупая выходка» — понимаете? Опять «онижедети» и я думаю, что уголовное производство, оно ничем не закончится.

Мы уже знаем.

Вспомните 10 июня. Накануне Дня России было бесчинство, погром возле Генерального консульства России в Харькове. И затем резня в Студенческом городке. Четыре трупа. Студенты иностранцы. Много раненых. Была опять эта же группа «ультрас» и «Правого сектора», порядка 30 – 40 человек. До настоящего момента ни один из них не задержан. И «подозрение» — процессуальный документ, вручено всего лишь одному подозреваемому.

И начальник ГУ МВД города Харькова, в принципе, правильно с нормами УПК говорит, что для того, что бы было «подозрение», нужно, чтоб оно было обоснованно. Нужно доказать подозрение на вину каждого. Кто где стоял, кто бил ножом и так далее.

Вот это – детские шалости. Как охарактеризовал Аваков.

И я бы хотел вспомнить события в Харькове весной прошлого года. Когда харьковчане взяли под контроль облгосадминистрацию. И 1 марта, и 6-7 апреля. Тогда первое АТО, она началась не на Донбассе, она началась в Харькове. Было объявлено 8 апреля, когда «ягуар» винницкий под командованием Авакова захватил ребят, защитников Харькова. 66 человек сразу были там задержаны, положены лицами в асфальт, и всем была избрана мера пресечения исключительно строгая – СИЗО.

Валентин Филиппов: Вы мне другое скажите. Много ещё харьковчан сидит? И, видимо, без шансов выйти?

Андрей Бородавка: Ну, к сожалению… Смотрите, репрессивная эта машина, она работает со страшной силой. Те люди, которые 8 апреля 2014 года были захвачены в здании облгосадминистрации, большинство из них до сих пор находится в тюремных условиях. Хотя, даже по сравнению с тем, что творилось сегодня, во время сессии горсовета, вещи несопоставимые.

Тут же о чём, Вы это знаете и понимаете, хунта разделила украинцев на правильных и не правильных. Свидомых и не свидомых.

«Харьков не слился, Харьков затаился»


Валентин Филиппов: Она их разделила 25 лет назад. Нас делят всё время. Это всегда открыто было достаточно.

Андрей Бородавка: Ну, Вы знаете, какое-то разделение было, на бытовом уровне, допустим…

Валентин Филиппов: Нет, почему на бытовом? На государственном уровне, всё время разделение между украинскими украинцами и русскими украинцами. Всегда оно было. И всегда русские были козлами, ублюдками недостойными.

Андрей Бородавка: Ну, Валентин, я позволю себе немного не согласиться. В каком плане? Разделение было на бытовом уровне, может были какие-то перепалки.

Валентин Филиппов: Да, нет! Как раз беда в том, что на бытовом уровне было всё нормально. Поэтому говорили «никто нам не мешает говорить на русском языке». Мой сосед, украинец, никак меня не ущемлял. Ущемляло государство. 25 лет оно меня ущемляло, а сейчас государство умудрилось вырастить поколение украинцев, которые помогают государству ущемлять. Ведь, простите меня, стучать в СБУ, ну, это не порядочно. Ну, это – пипец – не порядочно. Ну, за это шторой накрывают и табуреткой бьют. Всей толпой.

Не положено закладывать ближнего! Ну, не положено!

Звонить в СБУ и говорить «у меня сосед сепаратист», даже если ты не любишь сепаратистов, пойди, дай ему в морду… Как же это так, ты ментам стучишь?! В Одессе это не принято было никогда.

Что бы человек ни сделал, ну, как это так?

В школе этому учили, убивали просто, били толпой. Человек с поломанными рёбрами сидел потом и не мог ни на кого пожаловаться, потому, что его шторой накрывали.

Потому, что ябедничать начальству нельзя!

Ну! Ну, неприлично это!

Этого не может человек, уважающий себя, сделать!

Андрей Бородавка: Тут, собственно, в чём ещё парадокс. Они осуждают, да, коммунистическое тоталитарное прошлое, и в худшем виде, сталинских репрессий, сейчас это. В худшем виде происходит. Насколько я знаю, сейчас за неделю харьковское СБУ получает-принимает больше доносов, чем раньше за год. Мало того, сейчас так называемое государство стимулирует стукачество. Вы же знаете про эти «билборды», про эти объявления, «сдай бытового сепаратиста». Даже в детских садиках развешаны такие плакаты – преступление, срок до 7 лет, телефон СБУ. Понимаете? Опять же подчёркиваю, на Украине можно говорить о тысячах политзаключённых.

Даже если сослаться на данные СБУ опубликованные, то только по статьям особого раздела, преступления против национальной безопасности и обороны Украины, по этим статьям возбуждено уголовных дел более шести тысяч. А кроме этого ещё применяются не политические статьи. Участие в массовых беспорядках. Это 294 уголовного кодекса. Именно по этой статье задержано большинство наших ребят, защитников Харькова. По событиям в ХОГА. 1 марта и 6 апреля.

«Харьков не слился, Харьков затаился»


Валентин Филиппов: Вы считаете, что можно апеллировать к законодательству, говорить, что «как! Не по закону! Давайте адвоката позовём!» Это имеет какой-то смысл? Или у нас у власти, всё-таки, фашиствующая хунта, доводящая ситуацию до абсурда, полностью игнорирующая закон и даже не знающая о его существовании?

Андрей Бородавка: Валентин, безусловно. То, что сейчас происходит в Украине, оно уже давно лежит за рамками конституционного права, законодательства, именно они, эта хунта, они брутально нарушают Конституцию Украины. Вот возьмём даже право на жизнь. И наши политзаключённые, это были первые ребята, март, допустим, апрель. Май.

Но после того, что произошло в Одессе, когда на глазах, буквально, под видеокамеры в прямом эфире, сжигали людей, помните эту реакцию? Свидомитов. Когда они в буквальном смысле – аплодировали. Одесской Хатыни.

И когда обвинили потом тех людей, которые пострадавшие… Пострадавшими являются.

Валентин Филиппов: Сами себя сожгли, да.

Андрей Бородавка: Так мало того, люди, которые выжили…

Валентин Филиппов: До сих пор сидят…

Андрей Бородавка: Да, сейчас находятся в СИЗО. А те, кто жёг, они разгуливают на свободе.

Валентин Филиппов: Да, и те, кто жёг, приходят на суды, и требуют от судьи, чтоб никого не выпускали и чтоб всех осудили.

Так и живём….

Андрей Бородавка: Да, так и живём, но мы все уверены, что это не продлится вечно. И этот коричневый занавес, который сейчас вот….

Это не прецедент, это система уже. После того, что происходит в Донбассе, да, тысячи жертв, гибнут дети, когда обстреливаются «градами» мирные города, сёла, ну, о каких правах человека можно говорить….

Валентин Филиппов: Андрей, а в чём решение? Что делать-то будем? Это должно как-то закончиться. Войной? Или прозреют? Не прозреют же… Само не утрясётся.

Андрей Бородавка: Безусловно. Само оно, конечно, не утрясётся. Степень зомбирования населения… то, что сделала хунта после госпереворота, одно из первых было действий, были отключены вначале российские каналы,

Валентин Филиппов: А потом все остальные…

Андрей Бородавка: Потом все остальные СМИ, которые придерживаются иной точки зрения. Собственно говоря, тотальная цензура уже введена. И степень зомбирования довольно высокая.

Но!

Я считаю, что этот такой русофобский фактор, всё-таки, преувеличен. Поверьте, если мы будем судить по Харькову. Харьков, всегда его называли русский город. И я Вам скажу, что большинство населения, они осуждают этот режим.

«Харьков не слился, Харьков затаился»


Валентин Филиппов: Не, так я понимаю. В Одессе тоже процентов восемьдесят, ну, самое маленькое, семьдесят, истерически осуждают этот режим. Собираются на кухнях, и истерически осуждают.

Но от этого ничего не меняется, этот режим у власти.

И Вы понимаете, «окно возможностей», у нас нет вариантов.

Нету. Никаких.

Ну, хорошо, спасибо, Андрей. Было очень интересно. Желаем Харькову выстоять.

Андрей Бородавка: Спасибо! Я уже давно говорил, что Харьков не слился, Харьков затаился. И недовольство людей всё равно копится, проблемы социальные всё равно нарастают, а рано или поздно количество переходит в качество.

Валентин Филиппов: Ну, будем надеяться.

Андрей Бородавка: Я думаю, что будет, всё-таки, нормальная страна. Украина. И в братском Союзе с Российской Федерацией. И другими народами…

Валентин Филиппов: В братском Союзе с Российской Федерацией и с Новороссией. И с городом-государством Одесса.

Андрей Бородавка: Да! Да, спасибо! Вам успеха.

Валентин Филиппов

Просмотров: 1784
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Русский язык, то о чём мы не догадываемся... Сферические и шлемовидные купола Византийско-древнерусского типа Русский народный костюм Как историки сочиняли Монгольскую империю Таблица Менделеева - это фальшивка Наши ниндзя круче или как воспитывали казаков-характерников