Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

«Московский чекист настойчиво идет к уничтожению Украины» - доцент Могилянки Лосев Михаил Делягин: "За вакцинацией стоит реализация программы по переработке "биомассы" Гонгадзе-2, или Дело судьи Чауса Сумеют ли ультраглобалисты навязать миру Новый Мировой Порядок?
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров

Хазин: Вместо прогноза на 2020 год

Spydell (Павел Рябов) написал отличный текст, который очень хорошо соотносится с «Воспоминаниями о будущем» и, в некотором смысле, актуализирует их к текущему моменту. Но кое-что имеет смысл добавить...

Прежде всего, напомню, что кризис 1929-32 гг. состоял из трёх этапов.

  • Первый — обвал пузыря на фондовом рынке, который произошёл в конце октября 1929 года. Он вызвал панику в финансовом секторе (который был тогда мал по отношению ко всей экономике), но в целом, в реальном секторе (а тогда около 80% ВВП формировалось за счёт спроса домохозяйств, а в структуре отраслей около 70% занимала промышленность) ничего особого не произошло.
  • С ноября по март 1930 года, казалось, что все закончилось, это был второй этап кризиса. Фондовый рынок пошёл в рост, все успокоились.
  • Но в марте начался третий этап, дефляционный шок — резкое падение совокупного спроса.

Экономический механизм его был связан с самопроизвольным выправлением структурного дисбаланса, превышения расходов домохозяйств над их реальными доходами, соответствующими масштабу воспроизводственного контура экономики того времени.

Хозяйственный, как мы выяснили в процессе моделирования в рамках работы Фонда экономических исследований Михаила Хазина, состоял в том, что в результате обвала на фондовом рынке резко упала стоимость залоговых активов. И, как следствие, механизм кредитной стимуляции избыточного спроса прекратил своё действие.

Павел Рябов пишет об инфляционном шоке и он прав, поскольку в отличие от ситуации 1929 года, сейчас ФРС активно печатает деньги. В совершенно невообразимом ранее масштабе, как и написано в упомянутой выше статье. Иными словами, экономический механизм кризиса остаётся прежний (относительное, в рамках общей структуры экономики, падение частного спроса и, соответственно, уменьшение ВВП), но он идёт по другому сценарию: вместо ликвидации финансовых потоков, которые создавали избыточный спрос, имеет место их инфляционное сокращение.

Можно только добавить, что, в отличие от ситуации 1929 года, структурная диспропорция между расходами и доходами домохозяйств составляет сегодня не 15%, а 25%. Напоминаю, речь идёт не о номинальных доходах, а о том объеме доходов, которые домохозяйства могут получать в рамках нормального функционирования экономики; или, другими словами, если обратить назад направление полученных домохозяйствами денег (развернуть финансовые потоки), то 25% из них получат чисто эмиссионное происхождение. Так что экономический кризис будет достаточно мощным, в полтора-два раза более сильный, чем тот, который был в марте 1930 — декабре 1932 гг. Собственно, тот самый кризис, который привёл к «Великой» депрессии.

Если исходить из аналогии с той ситуацией (в «Воспоминаниях о будущем» подробно описано, почему эта аналогия является абсолютно адекватной), то мы должны ждать, когда начнётся собственно кризис, который будет длиться примерно 50 месяцев с темпами спада, как и тогда, 1% ВВП в месяц. Но то, что происходит сейчас — это аналог ситуации 1929 года, изменённый за счёт эмиссии, направленной на поддержание фондового рынка.

Возникает вопрос, а если бы тогда была бы эмиссия, она бы спасла ситуацию? Нет, конечно, поскольку в этом случае (а тогда, кстати, доллар был привязан к золоту) начали бы работать инфляционные механизмы обесценения залоговых активов. Но вход в кризис был бы более плавным и, возможно, растянулся бы на более долгий период. Иными словами, если бы не было эпидемии коронавируса, то картина была бы примерно такая: эмиссия привела бы к тому, что рынок бы практически восстановился, но инфляционные механизмы (самые разные, в том числе повышение стоимости страхования практически всех сделок, в том числе финансовых) всё равно запустили бы где-то к осени начало реального кризиса, уже инфляционного шока.

Сейчас частный спрос резко упал из-за карантинных мероприятий по всему миру и были опасения, что временной разрыв между обвалом на рынке (который в 29-20 году составил около 5 месяцев) может сильно сократиться и экономический кризиса начнётся уже сейчас. Трамп своей поддержкой эту опасность частично подкорректировал, но рост фондового рынка (который в любую секунду готов смениться спадом, поскольку все реальные владельцы акций только и ждут, когда денежные власти начинают выходить на рынок, чтобы начать продавать) настолько неустойчив, что полностью разрушен механизм кредитной поддержки спроса.

Павел Рябов об этом пишет в свой статье поэтому это место я пояснять не буду. Но в общем, механизм поддержания реального сектора со стороны финансового (как и механизм стерилизации избыточной денежной массы в финансовых активах) уже полностью разрушен.

По этой причине мне кажется, что наиболее вероятным механизмом развития ситуации является достаточно быстрый (ещё весной) переход к реальному экономическому кризису по инфляционному (а не дефляционному, как это было в 30-е годы прошлого века) сценарию. При этом эмиссионные механизмы будут несколько искажать ту типовую картину, которую нам показал кризис 1929-32 гг., в частности, иногда темпы спада могут ускоряться, а иногда, наоборот, замедляться.

Разумеется, могут быть и какие-то форс-мажорные обстоятельства (типа эпидемии коронавируса), но по мере развития ситуации будем их обсуждать в рабочем порядке.

Михаил Хазин

Просмотров: 919
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Древняя карта земного шара составленная при помощи космической техники Ученые разрушили русофобские мифы Следы тысячелетней войны Один против тысяч или боевая магия витязей Небесные корабли наших богов и предков Коляды Дар на 7522 лето