Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Джо Байден будущий президент США? Польша лишает себя будущего, объявив войну прошлому "А потом 7 января отменят". Грозит ли украинским христианам календарный раскол Политическое Обозрение - Новости за 18 ноября 2017 (7526)
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Индия и Китай: борьба за Россию

Две азиатских державы начинают жесткую конкурентную борьбу за корону нового лидера глобализации, и обе страны пытаются сделать своей союзницей северного соседа

После того как Китай успешно презентовал свой «Один пояс – один путь», всем стало ясно, что миру ни много ни мало предложена новая концепция глобализации. Это моментально обострило все основные конкурентные противоречия на всём геоэкономическом и политическом пространстве Евразии. На примере функционирующей до сих пор Западной модели глобализации, построенной на основе политики так называемого Вашингтонского консенсуса, всем ясно, кто является её главным выгодополучателем. Как говорят в России, «кто даму ужинает, тот её потом и танцует». Поэтому успешная китайская презентация напрягла многих. В первую очередь – Индию и Японию, не желающих становиться «танцуемой дамой» после «китайского ужина». У обеих с КНР исторически сложившиеся непростые отношения и свои политико-экономические взгляды на мир. И если Япония продолжает усиленно держаться за западно-ориентированный глобализм, то Индия пытается перехватить китайскую инициативу. В стартующей жесткой конкурентной борьбе Индия и Китай стремятся сделать ставку на Россию.

25 мая в Москву, в рамках подготовки визита в нашу страну Си Дзиньпина, прилетел, глава МИД КНР Ван И. А 1 июня в столице России ждут премьер-министра Индии Нарендру Моди. Как и в двух мировых войнах, каждая сторона видит залог своей победы в непременном привлечении нашей страны на свою сторону.

Итак, в чём суть и смысл нового этапа борьбы?

Западная матрица глобализации строится на повсеместном распространении неолиберальной модели хозяйственного развития в версии так называемого Вашингтонского консенсуса, позволяющей дерегулировать и либерализовать рынки, преодолевая на этой основе ограничения, связанные с национальными экономическими интересами отдельных стран, и выстраивая модель глобального управления, транслируемую из столицы означенного консенсуса.

Главные экономические рычаги этой глобализации – финансы (все мировые резервные валюты находятся в руках Запада, равно как и все основные международные финансовые институты, биржи и торговые площадки), транснациональные корпорации, штаб-квартиры которых теснейшим образом связаны с правящими кругами западных государств, технологии и цифровизация на основе своих стандартов глобального геоэкономического пространства.

С экономической тесно связана политическая глобализация, поскольку эффективно управлять только через экономические рычаги невозможно.

Связующим звеном между политической и экономической глобализацией, являются новейшие информационные и телекоммуникационные технологии, способствовавшие глубоким глобальным изменениям не только в мировой экономике, но и в социально-политическом пространстве. Если массовая бумажная печать способствовала буржуазным революциям XVIII-XIX веков, телеграф и телефон – бурным событиям ХХ-ого (вспомним тот же приказ Ленина «Захватить и ценой каких угодно потерь удержать телефон, телеграф …», ну, и так далее), то интернет и спутниковая связь стали движителями преобразований новейшего времени. За счёт этих рычагов и новейших технологий в обоих, и в экономическом, и в политическом случае распространения глобализации, действует принцип «упразднения пространства временем». Этот принцип – главный мост и главная движущая сила Западной глобализации.

Но у этой модели есть одно очень важное слабое место. Если социализм в своих теоретических построениях видел конечную цель развития человечества – коммунизм в виде равного и свободного доступа всех людей ко всем благам цивилизации без какого-либо ущемления или видоизменения их менталитета, культурной, национальной и прочей самобытности, то Западная глобализация таких вольностей не позволяет. Согласно её концепции, растущая контролируемая и управляемая мировая политико-экономическая взаимозависимость должна привести к универсализации ценностей, стиля жизни и цели развития с конечным пунктом построения некоего единого вестернизированного (озападненного) мирового сообщества.

Но это будет не коммунистический братский и свободный союз, а жестко структурированное сообщество, похожее на скаутский лагерь, где каждому чётко отведена своя роль. Младшие – строят, готовят, таскают, чистят и прочее, старшие и обслуживаемые заняты высокоинтеллектуальным «трудом», а совсем главные вообще за пределами лагеря в режиме видеоконтроля и видеоконференции рулят сообществом «свободных индивидуумов». Это будет глобальная ойкумена, построенная в реальности на привилегиях одних и дискриминации других. На бедности и богатстве, на свободе и зависимости, на жесткой функциональной и потребительской иерархичности так называемого гражданского общества.

Именно поэтому такая модель глобализации в чистом виде отрицается и встречает сопротивление в мире. Именно по этой, а не по какой другой красиво разрекламированной причине, были устранены Слободан Милошевич, Саддам Хусейн, Каддафи и теперь на очереди стоит Асад и подразумевается Путин.

Западные стратеги не дремлют. В мировое информационное пространство внедряется новейшая форма глобального воздействия, направленная на формирование «сообщества чувств», транснационального и наднационального характера. Инструментами этого новейшего воздействия являются фейковые и постановочные новости, работающие на ключевую и решающую мысль-лозунг. Например, «Асад должен уйти»! Стопроцентные аргументы в этом случае замещаются эмоциональной картинкой и живым пропагандистским комментарием. Кому должен, почему должен, на каком законном основании – всё это смещается в область невоспринимаемого. Впервые эта модель, кстати, была успешно опробована у нас во время избирательной кампании Ельцина. Там в массы были выброшены два лозунга: «Голосуй, а то проиграешь» и «Голосуй сердцем». Что проиграешь, кому проиграешь, что значит голосуй сердцем – также отодвигается самой постановкой лозунга в область невоспринимаемого.

***

Но всё это вместе взятое уже, как говорится, навязло на зубах. В мире начал формироваться запрос на глобализацию новой модели. И Китай чутко среагировал на новую реальность. К этому его подтолкнула не только мировая конъюнктура, но и собственные внутренние проблемы.

24 мая международное рейтинговое агентство Moody's, реагируя на трудности, с которыми сталкивается КНР, впервые с 1989 года понизило его кредитный рейтинг. Теперь он сравнялся с рейтингом таких стран, как, например, Чехия. В Moody's считают, что финансовая мощь страны в ближайшие годы начнёт снижаться. Так, в агентстве полагают, что чистый госдолг Китая в текущем году достигнет 40% ВВП, а к 2020 году вырастет до 45%. Это очень серьёзный вызов. Компартия Китая на недавно прошедшем съезде провозгласила курс на внутреннее совершенствование и повышение уровня жизни населения. Но экспортоориентированная экономика страны ещё не готова для полного разворота вовнутрь и роста исключительно в интенсивном, качественном ключе. Ей необходим и рост за счёт экстенсивного, расширительного фактора. А для этого нужны новые, вынесенные вовне точки роста. Новые рынки, площадки предоставления услуг, пути канализации избыточной рабочей силы, объекты и инфраструктура для инвестирования.

Без глобализации всё это невозможно. А без доминирующей роли Китая в этой глобализации, реализовать все эти планы в полном объёме будет крайне затруднительно. В особенности с появлением на мировой авансцене такой фигуры, как Трамп, который выступает за решительное противодействие экономической экспансии КНР.

В этих условиях Китай обратился к опыту своей пятитысячелетней истории, из которой извлёк период процветания, связанный с глобальным «Великим Шелковым путём» (действовал со II века до н.э. до XVI века, способствовал движению торговых караванов из Китая в Евразию). Далее этот опыт был творчески переработан с учётом построенной в начале ХХ века Россией на территории Манчжурии и Китая Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Обобщив и осовременив всё это, исходя из запросов мирового сообщества на глобализацию нового типа, КНР предложила проект «Один пояс – один путь», помпезно презентовав его в Пекине 15 мая.

Новую глобализацию предполагается строить по принципу столь любимого в Китае зонтика. Собранный, он напоминает копьё, и «Новый Шелковый путь» должен пронзить собой пространство, соединив «метателя» и «цель». После чего, подобно разноцветному бамбуковому зонту, раскрыться и поразить всех своими причудливыми и прекрасными узорами. Китайцы вообще любят красивые аллегории.

Как это будет выглядеть на практике?   

В сентябре 2013 года Си Цзиньпин, выдвинув идею реанимации древнего Шелкового пути, наметил проложить шоссейные и железные дороги из Китая в Европу, вдоль которых создать «пояс экономического развития», с теми самыми новыми рынками сбыта своей продукции, площадками предоставления услуг, заводами, пунктами технического обслуживания и поддержки, логистическими центрами и т.д.

Вот вам и экстенсивное подспорье для развития экономики Поднебесной, пути канализации избыточной рабочей силы, объекты и инфраструктура для инвестирования и прямая дорога к трону нового глобализатора вселенского масштаба. Ведь Путь станет для Китая настоящим ключом как от дверей Азии, так и Европы.

На его презентации 15 мая Председатель КНР Си Цзиньпин обратился к лидерам мировых держав с призывом отказаться от протекционизма в пользу глобализации в международных отношениях. И они, похоже, проглотили наживку.

Но не все.  

***

Серьёзным и решительным оппонентом китайским планам выступает её заклятый «партнёр» – Индия. Нарендра Моди бойкотировал презентацию китайского Пути. Он едет в Москву побороться за симпатию и союзничество Путина в деле сдвига с мёртвой точки Международного транспортного коридора «Север – Юг» и других каналов сотрудничества, являющихся прямыми либо косвенными конкурентами китайским претензиям на мировое глобализаторское господство. «Север – Юг» соединяет страны Восточной, Центральной Европы и Скандинавии с европейской частью Российской Федерации, далее – Каспийское море, Иран, Индия, Пакистан и другие страны.

В Москве, несмотря на выражение всяческой поддержки китайским планам и начинаниям, стремятся все яйца в одну корзину не складывать. Моди тоже ждут как дорогого гостя. Планируется, что 1 июня он и Владимир Путин совместно откроют торжественный автопробег из Санкт-Петербурга по маршруту транспортного коридора «Север – Юг». Он в значительно большей части, нежели китайский Путь, пролегает по нашей территории, и от его развития именно мы можем получить в этом проекте максимальную выгоду. Когда транспортный коридор сможет функционировать в полную силу, он обеспечит более эффективное транспортное сообщение между Мумбаи и Санкт-Петербургом, что, в свою очередь, позволит реализовать обширный неиспользованный экономический потенциал обоих регионов. Нью-Дели также рассматривает возможность связать «Север – Юг» с различными проектами в сфере транспортного сообщения, предпринимаемыми пятью странами Центральной Азии на региональном уровне. Нарендра Моди помимо встреч с российским руководством на высшем уровне, надеется обсудить вопросы глобализации с участием Индии с лидерами и бизнесменами других стран в рамках Санкт-Петербургского международного экономического форума, на котором будет главным гостем.

«Север – Юг» – кратчайший мультимодальный транспортный маршрут с огромными возможностями для нашей страны. Он связывает самые перспективные и необходимые мировой экономике регионы: Индийский океан и Персидский залив с Каспийским морем через Иран и заканчивается Санкт-Петербургом. Из нашей северной столицы существуют хорошие возможности доставки грузов в Европу как по морю, так и по территории России. Оценочная пропускная способность этого коридора составляет 25-30 миллионов тонн в год. Соответственно, в рамках его развития мы могли бы провести свой инфраструктурный подъём и осуществить комплексное развитие, если не сродни китайскому, то где-то в близких, адаптированных под себя значениях.

***

С недоверием смотрит в сторону китайского проекта и Япония. Несмотря на все санкции и солидарную позицию по глобализации западного типа, Страна восходящего солнца, как и Индия, склонна искать сотрудничества с Россией и видит в нём большие перспективы.

На Международном бизнес-форуме «Новые возможности и перспективы развития Евро-Азиатских грузовых перевозок», прошедшем в торгпредстве России в Японии, генсек Ассоциации транссибирских интермодальных операторов страны Кадзухито Еда заявил, что перевозка грузов из Японии в Москву по Транссибирской магистрали окажется в три раза быстрее, чем по так называемому «европейскому маршруту». Это ещё один интересный дополнительный проект. «Транссиб», как известно, следует маршрутом: Центральная Европа – Москва – Екатеринбург – Красноярск – Хабаровск – Владивосток/Находка, и система его ответвлений – на Санкт-Петербург, Киев, Новороссийск, Казахстан, Монголию, Китай и Корею. Если японцы убедятся, что модель западной глобализации становится всё «жиже», а китайская – всё «круче», то они скорее предпочтут инвестировать в совместные с Россией, а не с Китаем, проекты.

***

Нам, конечно, выгодно всё, поскольку обойти Россию не получится ни у одного из глобализаторов. Вопрос лишь в том, какие дополнительные бонусы за участие предложат конкурирующие «мастерские мира». В отличие от западной модели глобализации, торг здесь не только уместен, но и всеми приветствуется. Мало того, через эти проекты, и учитывая, что Европа и Трамп демонстрируют всё более противоположные взгляды на вопросы глобальной торговли, мы могли бы начать осторожный торг и со Старым Светом.

Ближайшие дни и месяцы покажут, какие выводы из всего происходящего сделало наше руководство и о чём удалось договориться с визитёрами в Москву.

Вадим Бондарь

Просмотров: 584
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Кто такая Кикимора? Новгородская Русь Русская нелюбовь к улыбке Кресты и обереги. Христианство в былинах наслоение или почва? Возрождение старинных ремесел - изделия из бересты Древние сибирские города-призраки – до прихода Ермака