Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Распад империи: как старая элита начала борьбу против Трампа «Такое не прощают». Что в США готовят для Украины Княжичи. Самоубийство украинской полиции Запад пугают ядерным ударом из Крыма
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Интервью Путина по итогам Олимпиады в Сочи

Президент РФ Владимир Путин дал интервью представителям нескольких российских телеканалов, в котором подвел итоги Олимпиады в Сочи

Возвращение российский тренеров из-за рубежа. Восстановление системы ГТО и ДОСААФ. Критика Олимпиады, как зеркало международной политической конкуренции.

- Владимир Владимирович, хочется начать с поздравлений. Успешно проведённые Олимпийские игры - все, кто был здесь: и члены МОК, и спортсмены, и гости, и болельщики – все хвалят. Практически без сучка, без задоринки всё проведено. А вот сейчас можно уже сказать, чего стоила такая организация Вам и Вашей команде? И как удалось достичь таких результатов?

- Это комплексный результат, первая часть – это создание самой спортивной, инженерной, транспортной инфраструктуры. И здесь, конечно, главную роль, надо прямо сказать, сыграло правительство Российской Федерации – и прежнего состава, и ныне действующее, потому что всё-таки основная нагрузка лежала на профильных министерствах: министерстве природных ресурсов, министерстве транспорта, министерствах и ведомствах, которые занимались так или иначе стройкой, крупных российских инфраструктурных компаниях, ОАО «РЖД», крупных строительных компаниях. Вот это была основная работа на этой площадке, здесь и министры работали, и вице-премьеры, и председатель правительства, и ваш покорный слуга в прежнем качестве, и Дмитрий Анатольевич Медведев сегодня в качестве председателя правительства и тогда, когда исполнял обязанности президента, то есть, это общая коллективная большая работа.

Я встречался со спортсменами и сказал, что, конечно, мы в какой-то момент сами полностью поверили в то, что мы всё это построим, создадим. Но праздник не был бы таким ярким, каким он является сегодня, без вот этой великолепной победы нашей сборной команды. И это, конечно, дополнение очень существенное, собственно говоря, ради спорта же всё это делалось. Но изначально мы хотели это превратить в большой общенациональный спортивный праздник нашей страны. Я уже говорил об этом: у нас много проблем, мы привыкли к тому, что нас эти проблемы сопровождают, но должен быть и на нашей улице праздник. Мне кажется, такой праздник у нас состоялся. Но мы при этом всегда думали и о мировой спортивной общественности, о наших партнёрах, об иностранных спортсменах. Мы хотели создать праздник для всего спортивного мира, всей планеты. И мы очень рады, что это получилось. Получилось масштабно, качественно и красиво.

- Владимир Владимирович, я хотел вернуться к нашему интервью с Вами буквально три недели назад, в канун Олимпиады. Вы тогда очень осторожничали на предмет прогнозов, сколько будет медалей. Закончилось всё таким триумфом, первым местом, что Ванкувер кажется вообще страшным сном, которого никогда и не было. Но я теперь уже понимаю, что Вы тогда сделали намёк. Вы мне тогда сказали: "Посмотрите, понаблюдайте за нашими юными, молодыми спортсменами".

- Точно.

- Они-то и "выстрелили". Но дальше начинается такая арифметика.

- Но не только юные. Вот смотрите, в санках у нас опытные спортсмены. Некоторые начали карьеру с 1985 года.

- Но, возвращаясь к молодым, тут какая арифметика есть? Если посмотреть, например, на Юлию Липницкую или Аделину Сотникову. 15 и 17 лет. Минус четыре от Ванкувера – это не тот возраст, когда могло бы быть принято решение, чтобы они "выстрелили" сейчас.

- Могло быть.

- Получается, что ещё раньше было принято решение? Не как следствие Ванкувера?

- В таких видах спорта ведь начинается спортивная карьера достаточно рано. Вы вспомнили об Аделине Сотниковой, а она сейчас вспомнила о другом; она вспомнила и принесла мне фотографию. Она мне сказала: «Владимир Владимирович, я Вам обещала, что я буду олимпийской чемпионкой, и я это сделала».

- А когда она Вам обещала это?

- Ровно пять лет назад.

- Так это до Ванкувера было?

- Ровно пять лет назад ей было 12 лет. Она принесла фотографию как свидетельство нашего разговора, где она рядом со мной стоит, я её за плечики обнимаю. Она смотрит на меня, и, я помню это, она говорит: "Я обещаю, я буду олимпийской чемпионкой".

- То есть Вы для себя приняли решение до Ванкувера вот это всё начинать?

- Понимаете, дело в том, что это не моё решение. Это решение специалистов. Здесь главное – не подменять собой специалистов: ни инженеров, ни экологов, ни строителей, ни тренеров. И если уж говорить об этой стороне дела, то, конечно, существенный вклад в наши спортивные достижения внесло Министерство спорта и министр Мутко. И, конечно, тренерский состав, потому что и он тоже в своей работе определяется прежде всего исходя из рекомендаций специалистов.

К сожалению, у нас по миру многие разъехались. Это неплохо, потому что у нас свободная страна. И это примитивно, может быть, звучит, но это так: это же специалисты высокого класса, рабочая сила, а рабочая сила, как известно, ищет места для своего наилучшего применения. Сейчас, я считаю, в нашей стране условия для наилучшего применения высококлассных специалистов; если не полностью созданы, то создаются, создаются энергично, и мы абсолютно конкурентоспособны с нашими партнёрами в других странах. Многие возвращаются – и спортсмены, и тренеры. После Олимпиады мы получили согласие некоторых специалистов вернуться. Это всё работа длительного цикла, так же как, скажем, строительство корабля или подводной лодки. Это всё требует времени, усилий.

Знаете, когда мы это только начинали эту Олимпиаду, я в одном из своих выступлений сказал, что у нас очень молодая команда, и она перспективная. Главное не потерять темп, не сбавлять его, наоборот, наращивать усилия, помогать спортсменам, помогать тренерам и специалистам, причём разным специалистам. Современный спорт высоких достижений требует специалистов разного уровня. Вот по всем этим направлениям и будем работать.

- Владимир Владимирович, в продолжение темы массового спорта и тех специалистов, которые работали здесь. Существует опыт Германии, который Вам наверняка знаком.

- Да.

- Ребятишек с пяти, с шести лет начинают "вести". Существует досье специально на каждого мальчика, на каждую девочку, которые потенциально через пять-семь лет могли бы представлять интерес для большого спорта. У нас подобное возможно, чтобы с пяти-шести лет начиналось это?

- Вы же начали с массового спорта. А перебрались на Вашу стезю, собственно говоря, профессиональную. Это не одно и то же. И для нас, конечно, наибольшее значение с точки зрения здоровья нации, с точки зрения, извините, демографии имеет прежде всего значение массовый спорт. Вы упомянули об опыте, скажем, Федеративной Республики, он очень напоминает советский. Только у нас вся система ГТО была выстроена на государственной основе, а в той же Федеративной Республике это практически частная сеть, частная система. Кстати, её возглавлял господин Бах – нынешний президент Международного олимпийского комитета. И она действует очень эффективно: просто по районам, по кварталам, по городам вот эти добровольные спортивные общества, собираются небольшие взносы, люди платят небольшие, для семейного бюджета абсолютно незаметные деньги. Но, имея в виду массовый характер организаций, они в состоянии поддерживать катки, небольшие стадиончики дворовые, площадки для занятий хоккеем и так далее и получают членские билеты, с которыми могут туда ходить за минимальные деньги. Есть целая категория людей, которые пользуются льготами.

Обращаю внимание, что, в принципе, в Советском Союзе всё это было, просто мы из кармана эти 30 копеек не платили, ну или один раз за вступление в ДОСААФ, в систему ГТО или ДОСААФ платили какие-то несчастные 30 копеек, а потом государство всё делало или профсоюзы. Мы можем всё это восстановить на современной базе и, таким образом, пойти дальше в развитии массового спорта. Но при этом, конечно, массовый спорт даёт возможность отбора наиболее перспективных детей, молодых людей для спорта высоких достижений, и здесь, конечно, нужно создавать систему специализированных учреждений: это интернаты спортивные, это школы высшего спортивного мастерства и так далее, Вы сами об этом хорошо знаете. Надо это всё восстанавливать и двигаться. В целом получается.

- Владимир Владимирович, вот сейчас Вы встречались со спортсменами, Вы их поздравляли, награждали. Мы выложились все вместе – они, мы, всей страной. Это было такое чувство – мы собрались, мы сделали это, мы горды этим. Но спорт высоких достижений – это то, что требует постоянного вливания и внимания со стороны государства. У нас впереди Бразилия, Южная Корея. Как сохранить вот этот напряжённый накал, напряжённое внимание? Чего это вообще будет стоить и возможно ли это?

- Мы сейчас, наверное, не о деньгах говорим, чего это будет стоить.

- Внимание. Главное – внимание.

- Внимание, абсолютно точно, мы его сохраним. Не знаю, сможем ли мы добиваться постоянно таких успехов, как здесь, в Сочи, у себя дома. Дома, как у нас говорят, и стены помогают, а на самом деле здесь помогают болельщики. Поэтому я хочу ещё раз поблагодарить наших болельщиков не только за то, что они поддерживали нашу сборную, а даже прежде всего за то, что, за мелким исключением они создали очень хорошую, доброжелательную атмосферу, в которой жили все эти две недели представители всех стран–участниц этих соревнований.

На чужих площадках сложнее, конечно. Это же всегда так: одни спортсмены уходят, другие ещё не вошли в ритм, не набрали нужных оборотов и не достигли максимальных планок в своём спортивном развитии. Поэтому это не значит, что мы всегда будем такую планку держать, это достаточно сложно, но то, что мы можем развиваться и будем это делать, – это очевидно.

- Владимир Владимирович, я последовательно переживал сначала недоумение по поводу того, как зарубежные средства массовой информации начали освещать Олимпиаду. Потом уже к концу я бы сказал, что просто возмущение было такое, мне не свойственное: я – человек не верноподданнический, но уже даже меня разрывало от патриотических чувств, почему такая несправедливость. Это нормально?

- Это очень хорошо. Знаете, что я Вам хочу сказать, что это не только Вы, это же всех задевало. Это значит, что наши зарубежные коллеги, те, кто занимался тем, о чём Вы сейчас сказали, они достигли результата, обратного ожидаемому.

Я хотел бы здесь разделить некоторые вещи. Первое: мы всегда, все эти годы работали в условиях критики, и прежде всего это была конструктивная критика, очень доброжелательная и конструктивная со стороны представителей Международного олимпийского комитета. Я вчера в такой неформальной обстановке благодарил и господина Килли, и прежнего президента Международного олимпийского комитета, и ныне действующего не только за то, что они нам доверили проведение Олимпиады, но и за то, что они с первых шагов показывали нам, куда идти, как нужно построить эту программу и с точки зрения организации, и с точки зрения планирования, и с точки зрения даже строительства. Я думаю, что без вот такой доброжелательной критики и поддержки мы бы сделали, конечно, всё, но удалось ли бы нам сделать на таком качественном уровне, честно говоря, даже сомневаюсь, потому что всё-таки такой огромный опыт, который есть у наших друзей из МОКа, у нас его не было. Они нам этот опыт подарили.

Но здесь была и другая, и до сих пор, наверное, есть, другая когорта критиков, они далеки от спорта, они занимаются конкурентной борьбой в сфере международной политики. У них другая ипостась, другая работа, и они использовали этот олимпийский проект для достижения своих собственных целей в сфере антироссийской пропаганды.

- Но Вы спокойно к этому отнеслись?

- Это ничего общего не имеет со спортом, я к этому относился всегда спокойно, знаете почему? Потому что я знаю, что это такое, и знаю, чего это стоит, и знаю, что спорить с этим бесполезно. Чего бы мы ни говорили и как бы мы ни пытались кого-то переубедить, это невозможно, потому что у них другая работа, у них другая цель.

Повторяю ещё раз, это сфера конкурентной борьбы в области международной политики, может быть, даже и геополитической. Потому что, когда появляются сильные конкуренты, в данном случае в лице России, у кого-то это вызывает беспокойство, кому-то это очень не нравится, кто-то начинает бояться, не понимая того, как глубинно, качественно изменилось российское общество. В этом смысле Олимпиада для нас важна, потому что она, как мне кажется (и мне бы очень хотелось, чтобы так было) приоткрыла не просто двери в Россию, а приоткрыла русскую душу, душу нашего народа, чтобы люди посмотрели и поняли, что нечего бояться, мы готовы к сотрудничеству, мы открыты для этого сотрудничества.

Может быть, и те самые критики недоброжелательные, как я считаю, а даже нельзя их так называть, это просто, повторяю, другая работа, – может быть, страхи какие-то ушли у них, надеюсь на это. И если это хотя бы в какой-то степени достигнуто, это тоже успех Олимпиады.

Просмотров: 705
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Степан Разин - восстание или война с захватчиками Россия — родина чая Славянский гороскоп (Часть вторая) Боснийские пирамиды Военное искусство древних славян Древнерусский остров Буян