Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Порошенко расписался под тем, что Донбасс ушел На Порошенко заводят уголовное дело за госизмену Украине Трамп не простил Украине поддержку Клинтон Российские «кроты» среди украинских майданщиков
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Интервью с бойцами крымского «Беркута»: вся правда о Майдане

Революционные события на Украине предоставили огромное количество материала для прессы. Но большинство СМИ предпочитает освещать лишь одну сторону медали. Редакция «Крымских новостей» приняла решение рассказать о событиях на «Майдане» из первых уст бойцов крымского «Беркута». 

В российском военном госпитале Севастополя проходит курс лечения служащий Крымского отделения «Беркут» Олег Золотавин. Он и согласился рассказать правду о событиях в Киеве. Но когда я приехала в госпиталь, выяснилось, что Олег там не единственный крымский «беркутовец». Вместе с ним на лечении находятся три его товарища – Всеволод Орлов, Денис Романов и Валентин Жигальцов. Узнав, что крымские СМИ хотят осветить прошедшие события с их стороны, они очень обрадовались и тоже захотели принять участие.

- Здравствуйте. Уже больше трёх месяцев мы следим за ситуацией в нашей стране. Но вы и ваши коллеги из других регионов видели всё своими глазами и были непосредственными участниками событий. Расскажите, пожалуйста, как и когда вы попали в Киев?

- (Олег Золотавин) В столице был создан штаб по чрезвычайным ситуациям, который координировал наши действия и организовывал призыв. Я, Денис и Валентин прибыли в Киев седьмого января, а Всеволод находился там ещё с 26 ноября, с начала первых стычек с милиционерами. Из крымского командования с нами поехал замкомандира «Беркута» Сергей Марченко.

- Значит, когда вы прибыли в Киев там уже была довольно накалённая обстановка?

- (Всеволод Орлов) Пфф! Спокойствия там и не было! Всё началось ещё с митингов за «Партию регионов» и оппозицию. Тогда мы выступали как барьер между противниками. А потом народ уже было не остановить, столкновения участились, а затем и вовсе изменилась цель! Провокаторы и подстрекатели не теряли времени и момента зря и в итоге начались попытки штурма Верховной Рады и администрации президента. Вот мы-то как раз и охраняли эту администрацию.

- То есть вы считаете, что на «майдане» работали провокаторы?

- (Всеволод Орлов) Безусловно! Такое огромное количество обычных, я имею ввиду гражданских, людей, охваченных лишь идеей не смогло бы в столь короткие сроки организоваться без посторонней помощи. Подтверждения этому мы видели каждый день. Из толпы постоянно слышались приказы, хорошо скоординированные и логически связанные друг с другом, несмотря на то, что отдавались они разными людьми. Даже во время боевых действий 18-20 февраля всё делалось в точности по приказам.

- (Валентин Жигальцов) К тому же, мы не в первый раз сталкиваемся с фанатичной толпой – работа у нас такая. И можем точно сказать, что без постоянного подогрева, подстрекательства толпа быстро охлаждается и все расходятся по домам. А люди на «Майдане» были хладнокровны и знали, что делают. Фанатики же крушат всё только под наплывом эмоций и состоянием аффекта. Столь долгое время удерживать гигантскую толпу и при этом не только поддерживать в ней радикальный настрой, но ещё и сильно увеличивать его, вплоть до физического насилия для обычного человека невозможно! Только специально обученные люди могут добиться такого результата.

- (Олег Золотавин) Да, это действительно так. Мы и сами не раз видели и слышали речи провокаторов. Они выступали с красно-чёрными флагами УНА УНЦО, выходили вперёд, чаще всего небольшой группкой, и своими речами заводили толпу. Затем, показывая пример, начинали кидать в нас камни, бутылки с водой, палки — всё, что попадалось под руку. А когда вся эта масса начинала повторять за ними, то провокаторы тихонечко уходили в тыл. Потому что если бы их задержали, то не составило бы труда доказать, что вся эта революция спланирована и не является «гласом народа Украины». Но это было не выгодно оппозиции. Обычно такие провокации происходили волнообразно в течении определённого времени.

- Значит, провокаторы своего добились и всё-таки разожгли военные действия. В какой именно момент начались непосредственно военные стычки?

- (Валентин Жигальцов) 18 февраля радикалы окружили весь правительский квартал. Они пришли туда с камнями, палками, зажигательными смесями и прочим. Поначалу все вели себя спокойно. Но около 12 дня начал выступать депутат и как только он сказал, что они побеждают, что поставлен на рассмотрение вопрос о возврате к конституции 2004 года, как тут же вся толпа заорала: «Слава Украине! Героям слава!» и в нас полетело всё, что они принесли с собой. В тот же момент на Грушевского и Институтской подожгли шины.

Команды сверху никакой не поступало и мы думали, что всё пройдёт как обычно – придут, закидают нас всем подряд и разойдутся. Но не тут-то было. Было ещё светло и по нам открыли прицельный огонь. Мы начали пассивное отступление. В Мариинском парке мы перестроились, дошли до столовой и неподалёку сделали полевой госпиталь, куда сносили раненых.

Власти объявили, что будет проходить антитеррористическая акция и попросили всех покинуть площадь. Мы окружили все улицы и оставили один коридор для желающих уйти. Никто не желал расходиться. Так мы простояли до восьми часов вечера. Затем в ход пошли водомёты, но привести их в действие мы не смогли, потому что по ним сразу же открывали огонь из огнестрельного оружия…

- (Всеволод Орлов) (перебивает) Их начали применять для тушения пожара. Иногда под струю подбегали люди и кричали, что не боятся нас и выдержат любые пытки, лишь бы отстоять своё правое дело. Какой адекватный человек будет так поступать? На всё пойдут ради удачного кадра!

- (Валентин Жигальцов) В нас, кроме пуль, полетели неизвестные нам смеси. Они выделяли газ, от которого из глаз, носа и рта начинала течь странная жидкость. Мы задыхались от него, дыма шин, горючих смесей. Распылялась жидкость, от которой рвало. Ничего не было видно, мы терялись в пространстве. В тот момент я почувствовал себя на войне. Я действительно понял, что нахожусь на поле боя.

- (Всеволод Орлов) Да, сейчас вспоминаешь – как будто не с тобой происходило. Как в кино – всё полыхает, горела даже земля, да и вообще всё, что могло гореть – горело! Сначала даже не верилось, что будут стрелять.

- А как вы получили свои ранения?

- ( Валентин Жигальцов) (смущается) Начнём с того, что нас вообще никто не предупреждал о том, что у них есть огнестрельное оружие и что его будут применять. Даже когда это стало всем понятно, нас всё равно бросали вперёд как пушечное мясо. Когда меня подстрелили, я даже и не подумал, что это может быть пуля. Думал, что камень или что-то подобное. Я шёл во втором ряду и поднял щит, чтобы прикрыть голову от удара, когда почувствовал боль в руке. Щит и предплечье прошила пуля, которая раздробила и выбила четыре сантиметра лучевой кости. Я закричал: «Рука!» и меня оттащили в тыл. Сейчас ношу аппарат Елизарова. Одну операцию мне уже сделали, в дальнейшем нужно делать ещё – либо из бедра будут брать кость, чтобы вставить в руку, либо найдут другой путь, пока не решили.

- (Денис Романов) На его место поставили меня, не прошло и пары минут как я понял, что не чувствую левой руки. Я смотрю, она на месте, болтается, но я всё равно её не чувствую. Я лёг на землю, меня оттащили, осмотрели и обнаружили над вторым ребром пулевое отверстие. Рука стала немного приходить в себя. Пуля – картечь, 12 мм – прошла, зацепив ребро, и осталась в лёгком. Если бы не ребро, то она попала бы в сердце, и я умер. Она и сейчас там, врачи пока не знают, стоит её доставать или оставить там.

- (Олег Золотавин) Я заменил Дениса. Мне в руку попала дробь, пострадало предплечье, разорвало два пальца, сейчас в них спицы, скорее всего, сгибаться они не будут.

- (Всеволод Орлов) Ещё одного нашего товарища, Андрея Федюкина из Евпатории, при наступлении убили. Мы пытались пробиться, бежали через дым, ничего не видно и рядом со мной произошёл взрыв. Мне разворотило руку, я видел свои кости, в ушах звенело. Скорее всего, была лёгкая контузия, потому что некоторое время я вообще ничего не понимал, ни что произошло, ни где я нахожусь. Затем я сообразил и начал отступать к ближайшей карете скорой помощи.

- Мы желаем вам скорейшего выздоровления и благодарим за всё, что вы сделали. Хочу спросить: на вас нападали, а чем же вы оборонялись?

- (Всеволод Орлов) Из защиты у нас были только тонкие жилеты, щит и резиновая дубинка. А, ну ещё камуфляжная форма и пластмассовый шлем. Он, кстати, раскалывается от хорошего удара палкой, потому что наша униформа не предназначена для таких случаев!

- А что на счёт огнестрельного оружия?

- (Денис Романов) Не было его у нас! Нам раздали только 20 февраля травматическое оружие «Форт-50», которое стреляет резиновыми пулями на 10 метров. На 150 человек крымчан нам выдали 10 ружей.

- Вам пришлось очень нелегко. Не хотелось бросить всё и перейти на другую сторону баррикад? Вам поступали подобные предложения от «майдановцев»?

- (Всеволод Орлов) Провокации и предложения конечно были! Некоторые доходили до абсурда: девушки растягивали плакаты, которые гласили, что она выйдет замуж за «беркутовца», который перейдёт на их сторону. Но мы даже и не думали о таком! Мы понимали, что являемся единственной тонкой гранью между беснующейся толпой и властью. Если бы мы сдались, то столицу, да и всю страну, поглотил полнейший хаос и беззаконие. Мы вне политики, наша главная задача – не допустить кровопролития, защитить безопасность мирных граждан.

- Вы так защищали свою страну, но лечитесь в российском госпитале. Почему так получилось?

- (Олег Золотавин) Когда нас доставили в Крым из Киева мы лежали в Горбольнице №6. Но после долгого обсуждения, приняли решение написать прошение о том, чтобы нас перевели сюда. На это есть две основные причины: во-первых, госпиталь военный и специализирован для лечения наших травм. А во-вторых, мы просто опасались за себя и свою жизнь. Нашим крымским врачам, мы конечно доверяем, но украинским нет. После того, как в Украине расформировали «Беркут», а оппозиция сделала козлами отпущения наших сослуживцев, мы перестали доверять киевскому правительству. И это те люди, которых мы ценой своего здоровья, а некоторые и ценой жизни, защищали, пока они сидели в Верховной Раде и подливали масло в огонь революции! Хороша же благодарность нашей родины! Наших товарищей, киевских «беркутовцев», отказываются лечить, не кормят в госпиталях, ужасно с ними обращаются. Зато по всей Украине строят памятники «Небесной сотне», людям, которые сами, по своей воле кинулись в самое пекло революции и военных действий! Которые сами стремились к тому, от чего и погибли! А нас объявляют врагами народа. Хороша же страна, за мир в которой мы всё это выносили.

(на лице у всех разочарование и обида)

- (Всеволод Орлов) Никто не говорил о том, что эти «герои Украины» постоянно занимались разбоем и мародёрством. Грабили людей на улицах, врывались в квартиры. При мне разбили витрину в детском магазине и вынесли оттуда всё, что могли. И это только один случай из многих.

- Очень много было разговоров о том, что угрожали семьям «беркутовцев». Это правда?

- (Олег Золотавин) Чистая правда! Нам вообще повезло, что в Крыму, на Родине, мы оставили приличных, добрых, адекватных людей. Лично нашим семьям никто не угрожал и в помине. Но бойцы «Беркута» из других регионов рассказывали, как шантажировали их жён, матерей, чтобы те «подарили» квартиру или машину кому скажут. Иначе угрожали убить мужа, сына и т. д. В Киеве ворвались ночью в общежитие, где проживают семьи «беркутовцев», разгромили его, избили их жён, вынесли все ценные вещи. В наше крымское отделение приходили какие-то невнятные проверяющие и пытались изъять личные дела бойцов, призванных в Киев. Но наше руководство засекретило информацию о нас, что, как я понимаю, и спасло наши семьи. И после этого Вы спрашиваете, хотим ли мы остаться в этой стране?

- Наша беседа подходит к концу, я бы хотела от лица нашей редакции и от себя лично поблагодарить вас за беседу, за вашу храбрость, силу духа, за то, что вы не побоялись рассказать всю правду и в особенности за то, что вы сделали для всех нас. Может, напоследок вы хотели бы что-нибудь добавить?

- (Олег Золотавин) Безусловно! Мы хотели бы сердечно поблагодарить крымчан за ту поддержку, и моральную, и физическую, которую они оказывали и продолжают оказывать нам. Во время того, как мы находились в Киеве, были жуткие морозы, доходило до -200 С, а то и ниже. Мы все поголовно переболели простудой, гриппом, ОРЗ. И как нам было приятно получать посылки из Крыма, в которых нам присылали варенье, тёплые вещи, вязаные носки и прочее. Мы гордимся своими земляками, гордимся тем, что мы – крымчане.

Маргарита Ковалёва

Просмотров: 2858
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
О чем лгут абсолютно все историки Что великие люди говорили о России О технологии убийства души, или как человека превратить в выродка Кубанский ученый разработал технологию печати солнечных панелей на принтере Заметки о дохристианской истории Руси Банный домовой