Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 05 декабря 2016 (7525) 2017-й решающий? Тупики украинской ситуации требуют своего разрешения уже в ближайшей перспективе Ричард Спенсер: Трамп - начало глобальной консервативной революции Украина готовит в Донбассе «майдан»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Ирак получает американские „семена демократии”

«Мы в Ираке, чтобы сеять семена демократии, чтобы они там
процветали и распространялись на веси регион авторитаризма».

Джордж Буш-младший

Возглавляя Временную коалиционную администрацию Ирака, Бремер не мешкая внес на рассмотрение серию законов по управлению Ираком, не имевшим в то время ни конституции, ни законно избранного правительства. Новые законы американских оккупационных властей (общим числом в сотню) были претворены в жизнь в апреле 2004 года. (1) В итоге, сотня новых изданных под мандатом США законов или приказов, как они назывались, должна была обеспечить перестройку экономики Ирака в рамках диктуемой США модели «свободного рынка», подобной той, что Международный валютный фонд и Вашингтон навязали России и бывшим республикам Советского Союза после 1990 года.

Для навязывания «шоковой терапии», которая должна была превратить целостную государственно-ориентированную экономику Ирака в децентрализованную область радикального свободного рынка, мандат был выдан Рамсфелдом и пентагоновскими стратегами Полу Бремеру. Он за один месяц осуществил более коренные преобразования в экономике, чем его предшественники в странах-должниках Латинской Америки за три десятилетия.

Первым же указом Бремер уволил 500 тысяч государственных служащих, большей частью солдат, однако также и врачей, медсестер, учителей, издателей и типографов. Далее он открыл государственные границы для неограниченного импорта: никаких тарифов, ни пошлин, ни проверок, ни налоговых сборов. Спустя две недели после прибытия в Багдад в мае 2003 года Бремер объявил Ирак зоной «открытой торговли». Он не упомянул, для чьей продукции, но это все более прояснялось. До вторжения в той части экономики Ирака, которая не была ориентирована на нефть, господствовали около 200 государственных предприятий, производивших разнообразные товары: от цемента до стиральных машин. В июне 2003 года Бремер заявил, что эти государственные компании должны быть немедленно приватизированы.

«Передача неэффективных государственных предприятий в частные руки, — сказал он, — необходима для восстановления экономики Ирака». (2) План приватизации в Ираке должен был стать крупнейшей распродажей государственной собственности со времени развала Советского Союза.

Приказ Временной коалиционной администрации Ирака номер 37 уменьшил налог на предприятия в Ираке приблизительно с 40 до 15 %. Без налоговых сборов государство не сможет играть большой роли в чем бы то ни было. Приказ номер 39 предоставил иностранным компаниям возможность владеть 100 % иракских активов вне сектора природных ресурсов, что обеспечило бесконтрольность иностранных экономических операций в стране. Инвесторы также могли выводить 100 % прибыли, полученных в Ираке, за его пределы. От них не требовалось реинвестиций и с них не взимались налоги. Естественно, выгадали от таких законов вовсе не народ или экономика Ирака. По Приказу номер 39 иностранные компании могли заключать договоры аренды и контракты на 40 лет. Приказ номер 40 привлекал иностранные банки в Ирак на тех же льготных условиях. От эпохи Саддама Хусейна остались лишь выгодные для иностранного захвата экономики Ирака законы, запрещающие профсоюзы и их переговоры с предпринимателями о заключении коллективных договоров.

В мгновение ока Ирак превратился из наиболее замкнутой страны мира в наиболее свободный и широко открытый рынок. С разоренными более чем десятилетним экономическим эмбарго и войной (оба инициированы США) экономикой и банковской системой жители Ирака были не в состоянии выкупить приватизируемые государственные компании. Иностранные транснациональные корпорации оказались единственными возможными игроками, которые смогли извлечь пользу из грандиозной бремерской схемы восстановления экономики.

Захваченной и разоренной земле были навязаны новые законы без возможности какого бы то ни было сопротивления, помимо военного саботажа и партизанской войны против оккупантов. Узаконенный американским правительством оккупационный орган Временная коалиционная администрация Ирака превратил страну в привлекательный для иностранных инвесторов рынок, а набор из 100 новых приказов предоставил все права и полный контроль над экономикой Ирака транснациональным корпорациям. Более того, данные законы были разработаны, чтобы проложить путь наиболее коренным изменениям в национальной пищевой промышленности из когда-либо проводимых. Под руководством Бремера Ирак должен был стать образцом агропромышленного комплекса, основанного на ГМО.

Приказ номер 81 Бремера

Временная коалиционная администрация Ирака недвусмысленно дала понять юридическую значимость этих 100 Приказов. Каждый Приказ определялся как «обязательные к исполнению предписания иракскому народу, напрямую вносящие изменения в систему управления Ираком, включая изменения в иракских законах. Уклонения от [этих предписаний] уголовно наказуемо». Другими словами, иракцам сказали «выполняйте или умрите!» Во всех случаях, когда предыдущие законы Ирака могли противоречить новым бремерским 100 Приказам, иракские законы отменялись. Первостепенным стал оккупационный закон. (3)

Схороненный глубоко среди новых бремеровских постановлений, касавшихся всего: от средств массовой информации до приватизации государственных предприятий — Приказ номер 81 под заглавием «Закон о патентах, промышленных образцах, не раскрытии информации, интегральных схемах и сортовых растениях» предписывал:

«11. Статью 12 впредь следует читать так: “Патент должен предоставлять владельцу следующие права:

1. Если предмет патента — продукт, то право воспрепятствовать лицу, не получившему разрешения владельца, воспроизводить, видоизменять, использовать, предлагать к продаже, продавать или импортировать указанный продукт”.

12. Статью 13.1 впредь следует читать так: “Время действия патента не должно прекращаться ранее истечения 20-летнего периода для зарегистрированных в рамках действия данного закона заявок от момента заполнения заявки на регистрациюв рамках действия данного закона”».

Дальнейшее положение Приказа 81 предписывало: «Фермерам должно быть запрещено повторное использование защищенных сортовых семян или сортов, упомянутых в пунктах 1 и 2 параграфа (С) Статьи 14 данной главы». И далее:

«Приказ Временной коалиционной администрации Ирака за номером 81 изменял иракские законы о патентах и промышленных образцах так, чтобы защитить новые разработки во всех областях технологий, касающихся продуктов или производственных процессов. Изменения давали возможность компаниям в Ираке или в странах-участниках соответствующих соглашений, в которые входил Ирак, регистрировать патенты в Ираке. Изменения предоставляли владельцу патента право препятствовать кому бы то ни было, кто не получил разрешения владельца, использовать запатентованный продукт или процесс в течение 20 лет с момента регистрации патента в Ираке. Изменения также позволяли частным лицам и компаниям регистрировать промышленные образцы». (4)

Иначе говоря. Приказ номер 81 предоставлял держателям патентов сортовых растений, оказавшимся исключительно крупными иностранными транснациональными компаниями, абсолютные права в течение 20 лет использовать свои семена в иракском сельском хозяйстве. Хотя это могло показаться честным и разумным коммерческим обеспечением компенсации иностранным компаниям за их интеллектуальную собственность, на самом деле это было вторжением в суверенитет Ирака. Как и многие другие страны, Ирак никогда не признавал правил коммерческого патентования живых организмов, например, растений. Патенты были выданы таким компаниям, как «Монсанто» или «Дюпон», ведомствами США и другими иностранными патентными ведомствами.

В действительности. Приказ номер 81 должен был изменить иракские патентные законы так, чтобы они признавали иностранные патенты вне зависимости от их юридического соответствия иракским законам. На первый взгляд казалось, что иракским фермерам предоставляется возможность отказаться от покупки патентованных семян «Монсанто» или других компаний и выращивать свои традиционные местные культуры, однако в действительности, как были хорошо осведомлены разработчики Приказа номер 81, его действие было совершенно противоположным.

Защищенные патентом сортовые растения были генномодифицированными или генноманипулированными. поэтому иракские фермеры, решившие выращивать такие семена, были вынуждены подписывать соглашение с компанией-держателем патента, предусматривавшее выплату «технологического взноса» и ежегодных лицензионных отчислений за культивирование патентованных семян. Все иракские фермеры, пытавшиеся сохранить часть патентованных «Монсанто» или другими компаниями семян для посадки в последующие за первым урожаем годы, рассматривались поставщиками семян как объекты серьезных взысканий. В Соединенных Штатах до ограничения судебным постановлением «Монсанто» требовала карательных мер по взысканию убытков, в 120 раз превосходящих стоимость мешка их ГМО-семян. Это давало возможность поставить иракских фермеров в вассальную зависимость не от Саддама Хуссейна, а от транснациональных гигантов, производящих ГМ-семена.

Основой Приказа номер 81 было положение о защите сортовых растений. В соответствии с этим положением сохранение семян и их повторное использование должно было стать незаконным. Фермерам, использующим патентованные семена или даже просто «похожие», грозили бы суровые денежные штрафы или даже тюремное заключение. Однако под защитой находились вовсе не сортовые растения, полученные в течение 10 тысяч лет скрещивания и селекции в Ираке. Скорее, обеспечивались права транснациональных гигантов, подобных «Монсанто», на введение их семян и гербицидов на иракский рынок с полного одобрения правительств США и Ирака.

Уничтожение иракских семенных фондов

Исторически Ирак является частью Месопотамии — колыбели цивилизации, где в плодородной долине между реками Тигром и Ефратом тысячелетиями создавались идеальные условия для культивации зерновых культур. Иракские фермеры существовали приблизительно с 8000 года до н.э. и за это время сохранением части семян, повторным высаживанием, выведением новых устойчивых гибридных сортов в новых посевах сумели получить высокоурожайные сорта семян практически всех сортов пшеницы, используемых в современном мире.

Годами иракцы сохраняли образцы этих драгоценных естественных сортовых семян в национальном семенном фонде, находящемся в Абу-Грэйбе, более известном в мире как место расположения ужасной американской военной тюрьмы. Последовавшая американская оккупация Ирака, включавшая постоянные бомбардировки, имела далеко идущие катастрофические последствия — этот бесценный исторический семенной фонд в Абу-Грэйбе исчез.

Однако прежний министр сельского хозяйства Ирака предусмотрительно создал резервное зернохранилище в соседствующей с Ираком Сирии, где в Международном центре сельскохозяйственных исследований в засушливых районах в Алеппо и по сей день хранятся наиболее важные сорта семян пшеницы. С потерей семенного фонда в Абу-Грэйбе Международный центр сельскохозяйственных исследований в засушливых районах, являющийся частью международной сети семенных фондов Консультативной группы по международным сельскохозяйственным исследованиям, мог бы предоставить иракцам зерно из своих запасов, если бы Временная коалиционная администрация Ирака запросила такую помощь. (5) Однако этого сделано не было! Советники Бремера имели другие планы на сельскохозяйственное будущее Ирака — свои собственные.

Иракское сельское хозяйство отныне будет «модернизировано», индустриализировано и переориентировано с традиционного семейного выращивания различных культур на агропромышленное производство в американском стиле, ориентированное на «мировой рынок». Обеспечение продовольственных потребностей голодных иракцев в эти планы входило лишь как сопутствующая задача.

В соответствии с Приказом номер 81, если крупная международная корпорация вывела некий, устойчивый к специфическим иракским сельскохозяйственным вредителям сорт и другой подобный устойчивый сорт вырастил иракский фермер, то он по закону не мог откладывать на следующий посев свои же семена. Вместо этого он должен был платить лицензионные отчисления за использование ГМО-семян «Монсанто».

США и Международный суд, в соответствии с правилами женевской Всемирной торговой организации, в которой наибольшее влияние имеет правительство США и частные агропромышленные гиганты, такие как «Монсанто», имели возможность навязать подобные законы о патентной защите растений. В далеких 1990-х годах американская компания, занимающаяся биотехнологиями, «СанГсн», запатентовала сорт подсолнечника с очень высоким содержанием олеиновых кислот. Она запатентовала не только генетическую структуру данного сорта, но и сам признак высокого содержания, относящийся к нему, как таковой. «СанГен» сообщила другим селекционерам, что выведение других сортов подсолнечника «с высоким содержанием олеиновых кислот» будет считаться нарушением патента.

«Предоставление патентов, покрывающих все генетически разработанные сорта, каких бы то ни было видов, дает в руки одного изобретателя возможность контролировать, что мы выращиваем на наших фермах и огородах». — замечает доктор Джеффри Хотим, генеральный директор Международного института генетических ресурсов растений.

«Одним росчерком пера исследования бесконечного числа фермеров и ученых были, возможно, сведены на нет, одним законодательным актом экономического воровства». (6)

Экономический грабеж Ирака — вот что Бремер и «Монсанто» подразумевали под Приказом номер 81.

Столь тотальный контроль над фермерскими сортами семян в Ираке станет возможным с введением нового закона о патентном нраве. Если пробраться через дебри юридических формулировок. Приказ номер 81 Временной коалиционной администрации Ирака фактически поставил продовольственное будущее Ирака в зависимость от глобальных транснациональных частных компаний. Вряд ли большинство иракцев надеялось именно на такое освобождение.

В отличие от других национальных законов о правах на интеллектуальную собственность, установленные Приказом номер 81 патентные права на растения не были согласованы с независимыми правительствами или с ВТО. Они были просто навязаны Ираку Вашингтоном без всяких обсуждений. По сведениям из информированных источников в Вашингтоне, отдельные элементы Приказа номер 81, касающиеся растениеводства, были написаны для правительства США корпорацией «Монсанто», передовым мировым поставщиком ГМО-семян и зерновых.

Нечего сажать

На бумаге выглядело так, будто под новый иракский закон о патентах, навязанный США, попадают лишь семена, которые иракские фермеры решат купить у международных компаний-производителей семян. В действительности же, Ирак превратили в огромную лабораторию по разработке пищевых продуктов под управлением гигантов химических и генно-инженерных технологий, таких как «Монсанто», «Дюпон» и «Доу».

После опустошительной войны большинство иракских фермеров были вынуждены обратиться к своему министру сельского хозяйства для получения новых семян, если собирались снова сеять. В этом и заключался бремеровский план захвата иракских продовольственных ресурсов.

Более десятилетия иракские фермеры вынуждены были терпеть спровоцированное США и Великобританией эмбарго на так необходимое им сельскохозяйственное оборудование. К тому же Ирак до войны пережил 3 года суровой засухи — природную напасть, сильно сократившую запасы зерновых. Годы войны и экономическое эмбарго привели к тому, что производство зерновых культур в разоренном сельском хозяйстве Ирака упало в 2003 году более чем вдвое по сравнению с уровнем 1990 года, до первой американо-иракской войны. Вплоть до 2003 года пищевой рацион большей части населения Ирака зависел от американской программы ♦ Нефть в обмен на продовольствие».

Под лозунгом «модернизации» иракской пищевой промышленности Агентство международного развития США (ЮСАИД) приступило к изменению традиционного иракского сельского хозяйства по Американской программе сельскохозяйственной реконструкции и развития Ирака. Полноправным управляющим иракского сельского хозяйства в то время был ставленник Вашингтона, бывший служащий Министерства сельского хозяйства США и бывший вице-президент гигантского зернового конгломерата «Каргил Корпорэйшн» Даниэль Амштуц. Он же был одним из ключевых разработчиков американских требований к сельскому хозяйству на Уругвайском раунде ГАТТ, увенчавшемся в 1995 году созданием Всемирной торговой организации.

Предполагаемая цель Приказа номер 81 была в том, чтобы «убедиться в хорошем качестве посевного материала в Ираке и способствовать вступлению Ирака во Всемирную торговую организацию». «Хорошее качество», естественно, должно было определяться оккупационными властями. Вступление в ВТО означало для Ирака открытие своих рынков и изменение законов в соответствии с правилами игры, диктуемыми господствующими в политике ВТО влиятельными промышленными и финансовыми капиталами. Как только Приказ номер 81 был издан, ЮСАИД начал через Министерство сельского хозяйства завозить тысячи тонн произведенных в США субсидируемых «высококачественных, сертифицированных семян пшеницы», поначалу практически бесплатно для поставленных в безвыходное положение иракских фермеров. В соответствии с отчетом «ГРАЙН», неправительственной организации, критикующей патентование ГМО-семян и растений, ЮСАИД не допустил независимых ученых убедиться, являются ли завозимые семена ГМО. Действительно, если бы они выяснили, что в течение одного или двух сезонов завозятся ГМО-семена пшеницы, то иракские фермеры обнаружили бы, что, чтобы выжить, они обязаны платить лицензионные отчисления иностранным зернопроизводящим компаниям. «ГРАЙН» так сформулировала замысел Приказа номер 81:

«Временная коалиционная администрация Ирака сделала противозаконной рекультивацию иракскими фермерами выращенных семян, полученных от зарегистрированных но закону о новых сортовых растениях. Иракцы могли продолжать использовать и хранить зерно своих традиционных семенных фондов или того, что от них осталось после стольких лет войны и засухи, но это не входило в планы реконструкции... Цель закона [состояла! в содействии установлению нового рынка зерновых в Ираке, на котором транснациональные корпорации смогут продавать свои семена (генетически ли модифицированные или нет), которые фермеры должны будут покупать заново каждый посевной сезон». (7)

Хотя во все времена Ирак запрещал частное владение биологическими ресурсами, навязанный США новый патентный закон ввел систему монопольных прав на посевной материал, иметь дело с которой иракские фермеры попросту не имели средств.

В сущности, Бремер ввел в существовавший патентный закон Ирака новую главу о законодательной защите сортовых растений, которая, якобы, должна была обеспечить «защиту новых сортов растений». Законодательная защита сортовых растений как право на интеллектуальную собственность фактически представляла собой патент на сорта растений, который обеспечивал исключительные права на посевной материал селекционеру растения, претендующему на открытие или разработку нового сорта.

Эта защита в соответствии с новым законом не имела ничего общего с охраной природы, а относилась к «охране коммерческих интересов частных селекционеров». На самом деле, в американском постановлении о «защите сортов растений» говорилось об уничтожении сортов растений.

«Пусть едят... макароны?»

В соответствии со своей программой Государственный департамент совместно с Министерством сельского хозяйства США организовал в Северном Ираке 56 «демонстрационных мест с улучшенной пшеницей», чтобы «представить и продемонстрировать преимущества улучшенных семян пшеницы». Проект, занявший 800 акров демонстрационных площадей по всему Ираку, выполнялся Международным сельскохозяйственным отделом Техасского Университета сельского хозяйства и механизации по заказу правительства США, чтобы научить фермеров выращивать «семена высокоурожайных сортов» зерновых, включая ячмень, кормовой горошек, чечевицу и пшеницу. (8)

Этот 107-миллионный (в долларах США) проект ЮСАИД по реконструкции сельского хозяйства ставил своей целью удвоение за первый год продукции 30 тысяч иракских фермерских хозяйств. Он должен был убедить скептически настроенных иракских фермеров в том, что только с такими «чудесными семенами» они смогут получить высокую урожайность. Как и десятью годами ранее с американскими фермерами, отчаяние и обещания огромных прибылей должны были завлечь иракских фермеров в ловушку зависимости от иностранных транснациональных производителей семян. Соответственно. Техасский Университет сельского хозяйства и механизации в этой программе расписывал сам себя как «известного мирового лидера в использовании биотехнологий» или ГМО-технологий. А вслед за новыми семенами придут и новые химикалии: пестициды, гербициды, фунгициды — продаваемые иракцам такими компаниями, как «Монсанто». «Каргил» и «Доу».

«Бизнес Джорнэл» из Феникса, штат Аризона, сообщал, что «исследовательская сельскохозяйственная компания из Аризоны предоставляет семена пшеницы фермерам Ирака, нуждающимся в увеличении производства пищевых ресурсов страны». Компания эта называлась «Ворлд Вайд Вит Компани» и в сотрудничестве с тремя университетами, включая Техасский сельскохозяйственный, должна была «предоставить одну тысячу фунтов семян пшеницы иракским фермерам в провинциях к северу отБагдада». (9)

Согласно центральному информационному веб-сайту мировой зерновой промышленности «Сидквест», «Ворлд Вайд Вит Компани» — лидер в разработке «патентованных сортов» злаковых семян, то есть сортов, запатентованных частной компанией. (10) Они же и есть сорта ГМО-семян. защищенные законом в Приказе номер 81. Согласно «Ворлд Вайд Вит Компани». каждый «клиент» (так в документе называется фермер), желающий выращивать семена компании, «платит лицензионные отчисления за каждый сорт». «Ворлд Вайд Вит Компани» официально сотрудничает с «Био5», институтом биологических наук Университета Аризоны, любопытно описывающим себя как «современная мастерская биологических исследований».(11)

Что еще более примечательно, согласно «Бизнес Джорнэл» города Феникса, «для иракского предприятия было разработано 6 типов семян пшеницы. Три из которых предназначены для фермеров, которые будут выращивать пшеницу для изготовления макаронных изделий, а три других — для производства хлеба». (12) Это лишь означает, что 50 % зерновых, разработанных для Ирака в США после 2004 года, были рассчитаны на экспорт. В самом деле, макароны — совершенно чуждая еда для иракцев, и это прекрасно показывает, что Приказ номер 81 Бремера разрабатывался для создания индустриализированного агробизнеса, использующего ГМО-семена для производства, ориентированного на экспорт на мировой рынок, а вовсе не на производство пищи для 25-миллионов голодающих и уставших от войны иракцев.

Кроме того, 107-миллионный проект ЮСАИД по реконструкции сельского хозяйства имел своей целью отстранить от производства продовольственной продукции иракское правительство. «Мысль заключалась в том, чтобы создать полностью свободный рынок», — говорил Даг Пул, специалист по сельскому хозяйству из отдела реконструкции Ирака ЮСАИД. (13)

Цель ЮСАИД (копирование политики США и ВТО) — помочь новому правительству постепенно сократить субсидии фермерским хозяйствам. «Министр сельского хозяйства прекрасно справился с данными обязанностями», — говорил Пул. Государственные предприятия, такие как «Зерновая компания Месопотамии», «должны быть свернуты и приватизированы», — высказывался он. (14) Он не упомянул, у кого в растерзанном войной Ираке есть такие средства для покупки государственных зерновых компаний. Вероятными покупателями могли стать только богатые иностранные агропромышленные гиганты, такие как «Монсанто».

Для облегчения внедрения патентованных ГМО-семян от иностранных зерновых гигантов иракский министр сельского хозяйства распространял такие семена по «субсидируемым ценам». Как только фермеры начали использовать ГМО-семена, подпадающие под новые правила патентной защиты растений Приказа номер 81, они вынуждены были покупать новые семена у компании каждый год. Под лозунгом введения «свободного рынка» в стране иракские фермеры все более порабощались иностранными транснациональными корпорациями-производителями семян.

В декабрьском интервью 2004 года иракский временный министр сельского хозяйства, обученный в США Сосан Али Маджид аль-Шарифи заявил:

«Нам необходимо, чтобы иракские фермеры были конкурентоспособными, поэтому мы решили субсидировать использование пестицидов, удобрений, улучшенных семян и т. п. Мы сократим другие субсидии, но нам необходимо стать конкурентоспособными». (15)

Иными словами, деньги, выделенные обедневшим иракским фермерам на покупку новых семян, предназначались для покупки «улучшенных семян» от иностранных транснациональных компаний подобных «Монсанто».

В то же время продовольственные экспортеры США жадно следили за возможностями нового рынка. «Ирак в свое время уже был важной торговой площадкой для сельскохозяйственной продукции США с объемами продаж, достигавшими 1 миллиарда долларов США в 1980-х», — поведала на конференции фермерских радио- и телевещательных станций в 2003 году бывший секретарь Министерства сельского хозяйства в администрации Буша Энн Венеман, которая была связана с «Монсанто» до перехода в Вашингтон. — «Он имеет возможность снова стать важной торговой площадкой». (16)

Венеман забыла упомянуть, что в течение ирано-иракской войны в конце 1980-х годов рейгановская и бушевская администрации под экспортную программу Корпорации правительственных заготовок и поддержания цен на сельскохозяйственные продукты Министерства сельского хозяйства США маскировали продажи вооружений и химического оружия Ираку Саддама Хусейна. В скандале были замешаны миллиарды долларов американских налогоплательщиков, а также бывший государственный секретарь Генри Киссинджер и советник по национальной безопасности Брент Скоукрофт вместе с атлантическим филиалом итальянского «Банко Национале дель Лаворо». (17)

По словам Джона Кинга, заместителя председателя Рисового совета США. Ирак представлял собой крупнейший рынок для рисовых поставок США в конце 1980-х годов, предшествовавших Войне в заливе 1991 года. «Рисовая промышленность США желает снова играть ведущую роль в снабжении Ирака рисом, — докладывал Кинг Сельскохозяйственному Комитету американского Конгресса. — В условиях текущих вызовов, с которыми встретилась рисовая промышленность США... возобновление доступа на иракский рынок может иметь огромное влияние на прибавочную стоимость продаж». (18)

Кинг добавил, что «освобождение в 2003 году Ирака коалиционными войсками принесло свободу иракскому народу. Возобновление торговли также дало надежду и американской рисовой промышленности». (19) Он не стал упоминать, что в 2003 году большая часть американского риса была уже генетически измененными рисовыми культурами.

Весной 2004 года с обнародованием бремеровской Временной коалиционной администрацией Ирака Приказа номер 81 сторонники радикальной клерикальной организации, возглавляемой молодым Муктадой аль-Садром, протестовали против закрытия американской военной полицией их газеты «Аль Хавза». Временная коалиционная администрация Ирака обвинила «Аль Хавза» в публикации «лживых статей», которые могли «представлять реальную угрозу насилия». В качестве примера она приводила статью, утверждавшую, что Бремер «проводит политику истощения иракского народа, чтобы сделать их повседневными мыслями лишь заботу о хлебе насущном, чем отнять возможности выдвижения ими каких-то требований политических или личных свобод». (20)

Было неудивительно, что такие статьи появились с выходом Приказа номер 81, как не было ничего странного и в попытках Временной коалиционной администрацией Ирака под руководством Бремера замалчивать факты такой критики своей продовольственной политики, поддерживающей общий ГМО-проект.

Диктатура США и МВФ в Ираке

21 ноября 2004 года ведущие представители Парижского клуба стран-кредиторов выпустили декларацию о том, как они собираются поступить приблизительно с 39 миллиардами долларов США (это часть от общей суммы иностранных заимствований около 120 миллиардов долларов, сделанных Ираком при правлении Саддама Хусейна), которые иракское правительство задолжало промышленным странам. Несмотря на свержение режима Саддама Хусейна, Вашингтон изначально не собирался списывать и объявлять старые долги незаконными.

Правительства Парижского клуба согласились на новые сроки по ограниченным государственным заимствованиям в 39 миллиардов только после сильного давления со стороны специального представителя американо-иракской комиссии по урегулированию долговых отношений Джеймса Бейкера

III. Бейкер не был новичком в подобных переговорах. Это он подстроил избрание Джорджа Буша-младшего в 2001 году с помощью апелляции к Верховному суду; он также был и ближайшим советником семьи Бушей. В последующей хитроумной политической игре со своими союзниками по Организации экономического сотрудничества и развития американское правительство вполне готово было настаивать на как можно больших списаниях старых иракских долгов перед Парижским клубом кредиторов по простой причине: большая часть этих долговых обязательств были перед Россией, Францией, Японией. Германией и другими странами. Соединенные Штаты держали меньшую частьобщего долга — 2.2 миллиарда долларов США.

Освобождение Ирака от долговых обязательств (причем, главный оккупант, Соединенные Штаты, великодушно списали долг Саддама) для конкурентов Вашингтона, возражавших против войны в Ираке — России. Франции, Китаю, — было связано с оговоркой, что Ирак должен строго соблюдать «стандартную программу» МВФ. Такую же стандартную программу уже применяли в Индонезии, Польше, Хорватии. Сербии, Аргентине и постсоветской России. Она передавала независимую экономику Ирака под руководство технократов из МВФ, фактически контролируемых Министерством финансов СШАи вашингтонской администрацией.

Жители Ирака потеряют сотни тысяч рабочих мест, а иностранные продукты вытеснят с рынка товары иракского производства, из которых еда будет одним из важнейших продуктов. Местные предприятия и фермерские хозяйства не смогут соперничать с иностранными конкурентами в навязанных условиях.

Типичная жертва условий МВФ неминуемо вынуждена преобразовывать свою национальную экономику, переориентировать ее на экспорт, чтобы зарабатывать доллары для покрытия своих долгов. Приманкой в этой игре всегда было обещание «аварийного» или «спасательного» займа МВФ. Условием же шантажа, скрытым за приманкой, была угроза, что при отказе от условий МВФ страна-должник будет навсегда включена в черный список стран, которым не выдаются иностранные кредиты.

В самом деле, Бремер скрепил 100 Приказов статьей 26 Временной конституции Ирака, которая гарантировала, что, как только верховная власть перейдет ко временному правительству, оно будет бессильно изменить бремеровские законы. Вдобавок ко всему, во всех иракских министерствах Бремером были рассажены по креслам сторонники США, которые были уполномочены отвергать любые подобные решения последующих иракских правительств.


***

Из книги У. Энгдаля „Семена разрушения”.

Просмотров: 545
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Получено официальное подтверждение сотрудничества с внеземным разумом Древние символы в музеях Москвы Тисульская находка — доказательство древности цивилизации Русов Почему Россия побеждала в главных войнах Почему я выбросил свою последнюю сим-карту Почему мы рвем на груди рубаху, бросаем оземь шапку и показываем кукиш?