Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

В одном шаге до начала мировой торговой войны ВМС США подбираются к Крыму на пушечный выстрел Фурсов: Американский социолог говорил мне: «Наша перестройка будет более кровавой» Киев вразвес и на вынос
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Ислам в Крыму: вчера и сегодня

Вызовы и угрозы мусульманской общине Крыма исходят извне

После воссоединения Крыма с Россией умы многих аналитиков занимал вопрос: как пройдёт интеграция крымских татар в российское общество? При этом часто упускалось из виду, что крымские татары — это не только этнос, но и мусульманская община Крыма. Чем она жила последние годы и в каком положении находится сейчас?

Крым украинский: между Турцией и Хизб ут-Тахрир*

Итак, примерно 95% всех мусульман полуострова являются представителями одной этнической группы — крымско-татарской. Несмотря на это, крымская умма не монолитна. Её не обошла стороной проблема противостояния между приверженцами традиционного ислама и «экзотических» течений, где традиционным считается суннизм ханафитского мазхаба (толка), исторически присущий крымским татарам. Ещё одна характерная особенность крымской исламской общины заключается в том, что в своё время она сохранила независимость от мусульманских церковных институций Украины.

С 90-х годов прошлого века Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК, крымский муфтият) сохраняет статус главной исламской централизованной организации на полуострове и объявляет себя защитником традиционной для крымских татар версии ислама. Но благотворный характер воздействия муфтията на мусульман был как минимум спорным, ведь духовное учреждение находилось под контролем крымско-татарской организации «Меджлис» с её неизменным русофобским кредо и стремлением разжечь на полуострове конфликт.

С 2010 года в регионе начало действовать альтернативное мусульманское объединение — Духовный центр мусульман Крыма (ДЦМК), подчинявшийся Духовному управлению мусульман Украины. Эту структуру связывают с хабашитским ответвлением ислама, к которому в традиционной суннитской умме относятся отрицательно. ДЦМК выступал в оппозиции к Духовному управлению мусульман Крыма, но обладал несравненно меньшим авторитетом в среде крымских мусульман.

За влияние на крымских мусульман боролись и внешние игроки. Больше всех преуспела Турция. Она щедро финансировала строительство на полуострове мечетей и медресе, при крымском муфтияте официально работали представители турецкого министерства по делам религии, в мечети Крыма командировались турецкие имамы, а в медресе — преподаватели. Усилению религиозного влияния Турции способствовала практика отправки крымско-татарских абитуриентов на обучение в турецкие исламские университеты, где их нередко вербовали в ряды деструктивных исламистских организаций. В самом Крыму действовали эмиссары сомнительных турецких НПО вроде «Евразийского общества образования, культуры и дружбы» и фонда «Азиз Махмуд Худаи Вакуфи», под патронатом которых открывались мусульманские духовные учебные заведения.

Особую обеспокоенность вызывали сведения о присутствии на полуострове членов турецких сект «Нурджулар» ** и «Серые волки» ***, признанных экстремистскими и запрещённых в самой Турции и других странах. По данным российских правоохранителей, они работали с высокой степенью конспиративности через сеть фирм и благотворительных фондов, собирая разведданные для турецкой спецслужбы MIT.

Параллельно с этим на полуострове стремительно росла популярность ислама несвойственного для крымских татар «арабского толка». Тому способствовала критическая зависимость Духовного управления мусульман Крыма от внешнего финансирования, отсутствие собственной школы подготовки богословов, запредельный либерализм украинского законодательства в области религиозных отношений и другие факторы. Экспансия радикальных исламских учений в Крым стимулировалась внушительными финансовыми ресурсами нефтяных монархий Персидского залива. В свою очередь, Киев закрывал на всё глаза, рассматривая исламистов как противовес пророссийским организациям Крыма, а в период президентства Януковича ещё и как оппонента крымско-татарского меджлиса.

В Крыму обосновались «Братья-мусульмане» ****, «Таблиги Джамаат» *****, «Ат Такфир валь-Хиджра» ****** и другие, но локомотивом распространения ислама крайнего толка стала международная организация «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (Партия исламского освобождения). Признанная террористической и запрещённая во многих государствах мира, включая Россию и Германию, на Украине эта секта действовала фактически легально через подконтрольные автономные мусульманские общины. «Хизбы» активно переманивали на свою сторону крымско-татарскую молодёжь, учреждали автономные мусульманские общины и внедряли «своих людей» на должности имамов в мечетях.

«Исламские освободители» уверяли о приверженности мирным методам работы, но факты свидетельствуют об ином. Так, в 2002 году за соучастие в подготовке государственного переворота и взрыва посольства США в Баку был осуждён член «Хизб ут-Тахрир» из Крыма Юнус Велиев, а в 2009-м Служба безопасности Украины предотвратила создание глубоко законспирированной ячейки этой организации в составе девяти человек, прошедших боевую подготовку в тренировочных лагерях ближневосточных стран. Также крымские хизбы отметились дракой с местными мусульманами в мечети села Журавки (2009 г.) и избиением имама мечети пгт. Кировское (2012 г.). В апреле 2013-го Крым всколыхнуло известие о гибели в Сирии молодого крымчанина Абдуллы Джеппарова, завербованного «Хизб ут-Тахрир» на войну на стороне джихадистов.

Пик активности хизбов пришёлся на 2012−2013 гг., когда они проводили в столице Крыма массовые митинги, собиравшие по несколько тысяч человек. По оценкам специалистов, в эти годы в Крыму насчитывалось порядка 10 тысяч членов радикальной группировки.

Бурная деятельность «Хизб ут-Тахрир» вызывала нешуточное беспокойство у ДУМК и стоящего за ним меджлиса. Они видели в исламистской организации опасного соперника и источник распространения альтернативной идентичности среди крымских татар.

Борьба с подпольем

Вернув Крым в своё лоно, Россия столкнулась с необходимостью «зачистки» региона от исламистских сект. Не случайно начальником Управления ФСБ по Крыму и Севастополю был назначен Виктор Палагин, считающийся специалистом по борьбе с «Хизб ут-Тахрир».

В конце марта заместитель начальника главка МВД РФ по противодействию экстремизму Владимир Макаров сообщил, что с момента вхождения Крыма в состав России на полуострове вчетверо сократилось число адептов «Хизб ут-Тахрир» — с 10 тысяч до 2,5. Уже в сентябре руководитель аппарата Антитеррористической комиссии Крыма Александр Булычёв озвучил другие данные: приверженцев нетрадиционного «ислама» на полуострове насчитывается до тысячи человек, все они известны поимённо и находятся под контролем силовиков. В то же время отмечалось, что эти исламисты представляют угрозу как распространители экстремистских идей. Так, с начала 2015 г. в Крыму было задержано 9 блогеров, которые в социальных сетях пропагандировали радикальный ислам и призывали бороться с «неверными».

На сегодняшний день влияние деструктивных исламистских сект в Крыму кардинально снизилось, но оно всё ещё существует. Здесь важно понимать, что весной 2014-го на Украину выехала только часть носителей крайних исламистских взглядов — главным образом лидеры и «засветившиеся» в горячих точках боевики. Основная масса, состоящая из рядовых членов и сторонников, осталась в Крыму. Именно поэтому заведующий Отделом по делам религий и национально-культурных обществ Министерства культуры Крыма Александр Селевко опасается возникновения в Крыму «религиозного подполья из числа радикальных мусульманских течений». Это вовсе не паникёрство. В конце января минувшего года сотрудники ФСБ арестовали в Севастополе троих адептов «Хизб ут-Тахрир». В начале апреля по подозрению в участии в той же секте был задержан ещё один житель Севастопольского района.

По мнению российского исламоведа Романа Силантьева, что в крымском регионе проводится смелый эксперимент под кодовым названием «контролируемый исламизм». Вот только будет ли он успешным?

Соперничество двух муфтиятов и ставка крымской власти

Из украинского прошлого в умму российского Крыма перекочевал конфликт двух мусульманских учреждений. На главенство в крымском исламском сообществе претендуют две структуры — Духовное управление мусульман Крыма и Севастополя (ДУМКС, бывш. ДУМК) и Центральное духовное управление мусульман Крыма — Таврический муфтият. В настоящее время уверенное лидерство сохраняет ДУМКС, под контролем которого находятся более 350 мусульманских общин. В Таврический муфтият, по данным его руководства, входит более 100 общин, но эта цифра выглядит несколько завышенной.

О Таврическом муфтияте стоит рассказать подробнее. Он позиционирует себя как преемник Таврического магометанского духовного управления Российской империи. Фундаментом нового муфтията стал Духовный центр мусульман Крыма, образованный Духовным управлением мусульман Украины. В отличие от ДУМКС, Таврический муфтият занимает чёткую российско-патриотическую позицию.

В публичной плоскости суть противостояния между двумя муфтиятами сводится к взаимным обвинениям во вредоносной деятельности и спорам за обладание культовыми сооружениями. Таврический муфтият вменяет в вину Духовному управлению связи с радикальными исламистскими движениями, а в ответ получает упрёки в попытках расколоть крымскую умму. До судебных разбирательств дошёл их конфликт вокруг принадлежности крупнейшей в Крыму мечети Хан-Джами в Евпатории.

В условиях конкуренции двух централизованных мусульманских организаций крымская власть пошла по пути сотрудничества только с Духовным управлением мусульман Крыма и Севастополя, игнорируя Таврический муфтият. В республиканском правительстве заверили муфтия ДУМКС Эмирали Аблаева, что в Крыму будет один муфтият и ему передадут правоустанавливающие документы на все мечети. Фактически, власть гарантировала Духовному управлению мусульман Крыма монополию на взаимодействие с крымскими магометанами. В Таврическом муфтияте это восприняли как вопиющую несправедливость. Напрашивался вопрос: почему в российском Крыму неприемлемо наличие двух конкурирующих муфтиятов, если на остальной территории страны действует множество независимых исламских духовных управлений?

Видимо, расчёт руководства Крыма строится на том, что установление сотрудничества с ДУМКС как самой авторитетной организацией в среде крымских татар поможет обеспечить лояльность этого народа.

В последнее время Духовное управление интенсивно взаимодействует с крымской администрацией, практически выйдя из-под контроля меджлиса. Об этом свидетельствует заявление вождя крымско-татарских экстремистов Мустафы Джемилева о скором исключении муфтия Э. Аблаева из незаконной организации, публичное обращение главы «меджлиса» Рефата Чубарова к муфтию с упрёками в сотрудничестве с «российскими оккупантами», осуждение Аблаевым энергетической блокады Крыма. Между тем, некоторые наблюдатели расценивают все эти заявления как спектакль, за кулисами которого ДУМКС и меджлис ведут тайную координацию усилий.

Крымский вектор мусульманских центров России

После возвращения Крыма в «родную гавань» исламские централизованные организации РФ принялись активно зондировать крымское мусульманское пространство в надежде прирастить свою паству. Наиболее активно проявил себя на крымском поприще Совет муфтиев России (СМР) во главе с шейхом Равилем Гайнутдином. В преддверии воссоединения Крыма с Россией СМР наряду с руководством Республики Татарстан сыграл роль медиатора между крымско-татарским сообществом и Москвой. При этом Совет муфтиев убеждал российскую власть выстраивать отношения с крымско-татарским народом через русофобский меджлис, называя оный самой представительной крымско-татарской национальной организацией. Сегодня ведущая организация мусульман Крыма, ДУМКС, находится в обойме Совета муфтиев России и под его покровительством.

Между тем, СМР имеет далеко не безупречную репутацию. Он отнюдь не всегда был лоялен государственной власти, а входящие в него мусульманские общины нередко попадали в поле зрения спецслужб из-за связей с запрещёнными группировками, пропаганды радикальных идей и распространения экстремистской литературы. Кроме того, Совет муфтиев поддерживает дружеские отношения с зарубежными исламистскими организациями, отметившимися антироссийской деятельностью. Например, с Всемирным советом мусульманских учёных и вышеупомянутой ассоциацией «Альраид».

Не совсем понятна крымская стратегия главного конкурента Совета муфтиев России — Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМР). Старейшее исламское объединение России довольно поздно включилось в жизнь мусульманского сообщества полуострова. Лишь в июне 2014 года верховный муфтий ЦДУМР шейх Талгат Таджуддин приезжал в Крым и встречался с главой крымского муфтията Э. Аблаевым.

Изначально в СМИ прошла информация, что Таджуддин оказал содействие в создании Таврического муфтията, однако позже он это опроверг. Впрочем, было бы наивно думать, что данная религиозная структура не желает «перетянуть» на свою сторону часть крымских мусульман. Не случайно ещё в августе 2014-го делегация Таврического муфтията побывала с визитом в Уфе, где провела встречу с шейхом Таджуддином и, по словам муфтия Таврического муфтията Р. Саитвалиева, заключила с ЦДУМ России договор о сотрудничестве.

Свои тропки к исламской общине Крыма протаптывают и другие мусульманские учреждения России, например, Духовное управление мусульман Татарстана и Духовное управление мусульман Москвы и Центрального региона («Московский муфтият»). С учётом географической близости Кавказа можно прогнозировать, что в той или иной форме на крымскую умму начнёт оказывать влияние Координационный центр мусульман Северного Кавказа — крупнейшая централизованная исламская организация России.

Забота Москвы

Мусульмане Крыма не могли не заметить, что в отличие от Украины российское государство относится к вопросам религии гораздо серьёзнее и ответственнее, стремясь контролировать сферу религиозных отношений и в то же время не вмешиваться в неё.

Несмотря на определённые сложности, положение мусульман в российском Крыму заметно меняется к лучшему. Впервые за последние десятилетия они ощутили реальную заботу и поддержку государства. Мусульманские праздники Ураза-Байрам и Курбан-Байрам стали общекрымскими выходными днями. Крымским мусульманам выдали беспрецедентное количество пропусков на совершение хаджа в Мекку по квоте российской хадж-миссии — 300 штук. Также было принято окончательное решение о строительстве Соборной мечети Крыма, которая обойдётся в два млрд рублей и будет возведена за счёт средств федерального бюджета. А ещё на полуострове планируется открыть мусульманский университет, который получит государственную аккредитацию и позволит возродить крымско-татарскую школу высшего исламского образования. Ну а пока проект в разработке, перед крымскими мусульманами распахивают двери исламские вузы Казани, Москвы, Уфы и других городов и регионов РФ.

Внешние вызовы и угрозы

С того момента, как Крым вернулся в Россию, говорить о серьёзном влиянии агрессивных исламистских течений в регионе не приходится. Законодательство достаточно чётко регулирует эту сферу, а профильные службы держат ситуацию под контролем. Однако вызовы и угрозы, способные негативным образом воздействовать на мусульманскую общину Крыма, исходят извне.

Источником угрозы со стороны Украины являются крымско-татарские экстремисты, сбежавшие из Крыма и устраивающие различные провокации вблизи его границ. При одобрении Киева создаётся очаг напряжённости на юге Херсонской области, в непосредственной близости к полуострову. Для этого меджлис устраивает безумные «блокады» Крыма и формирует на Херсонщине крымско-татарский мусульманский батальон имени Номана Челебиджихана в составе 560 человек. По данным турецких источников, в числе записавшихся в него добровольцев есть террористы «Исламского государства» (ИГ)********, прибывшие на Украину из Сирии. Тревожные сведения находят подтверждение и с украинской стороны. По информации экс-депутата Верховного Совета Украины Алексея Журавко, «игиловцев» и турецких «серых волков» массово перебрасывают из Сирии в Херсонскую область, и их число там уже превышает 700 человек.

Риск негативного внешнего влияния на крымскую мусульманскую общественность значительно возрос после турецкого «удара в спину» России. И главная опасность для Крыма даже не в том, что Анкара пособничает террористам из ИГИЛ. Для Крыма куда большую опасность представляет прямая поддержка Турцией экстремистского татарского меджлиса. Как мы помним, в 20-х числах ноября члены этой незаконной этнической группировки на пару с украинскими неонацистами взорвали ведущие в Крым линии электропередач и обесточили полуостров. Показательно, что в середине декабря вожаки меджлиса отправились именно в Турцию просить финансирование для своего нового крымско-татарского батальона. «Турция сразу же откликнулась и заявила, что готова этот батальон профинансировать», — рассказал по итогам куратор блокады Крыма, меджлисовец Ленур Ислямов. По его данным, министерство обороны Турции предоставит бойцам батальона обмундирование, хотя в турецком внешнеполитическом ведомстве поспешили опровергнуть эту информацию.

Следующим несомненным вызовом для крымской уммы стал конфликт в Сирии. Хотя бы потому, что на стороне террористических банд воюют выходцы из Крыма. По разным данным, их численность составляет от 50 до нескольких сотен человек. Большинство сосредоточено в двух группировках — «Крымском доме» и «Крымском джамаате». Боевики последнего принесли клятву верности террористической организации «Аль-Каида» *******.

Джихадисты активно распространяют угрозы в адрес России, в которых нередко упоминается и Крым. Ярким примером тому служит видеообращение наместника эмира группировки «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар» ********* Абдул-Карима Крымского с призывом к мусульманам Крыма и Украины «встать на тропу джихада» против России, а также пропагандистский видеоролик ИГИЛ с угрозами пролить в России море крови и захватить Крым, Кавказ, Татарстан и Урал.

Непосредственную угрозу Крыму несут этнические преступные группировки из Северного Кавказа, которые уже присутствуют в новом российском регионе. Стоит особо отметить, что члены северокавказских бандитско-террористических формирований активно взаимодействуют как с джихадистами из Сирии, так и с боевиками украинских неонацистских батальонов. Также не исключено, что с Северного Кавказа в Крым попытаются проникнуть вербовщики ИГИЛ.

***

Выстраивая связи с носителями магометанской веры, Москва следует одному простому и чёткому правилу: мусульмане и религиозные экстремисты — это две разные категории людей, к которым и отношение должно быть разным. Не является исключением и мусульманство Крыма. Используя комбинацию силовых и профилактических мер, Россия добилась того, что поддержка радикальных исламистских движений на полуострове резко упала, а их стойкие приверженцы взяты «на карандаш». В то же время государство на деле продемонстрировало готовность решать насущные проблемы крымских мусульман и учитывать их интересы. Мусульмане Крыма стали частью большой исламской общины России и у них есть все шансы занять в этой общине достойное место.

Кирилл Губа

Просмотров: 1024
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Истинный смысл древних поговорок Крест – древнейший сакральный символ Солнца Флаг и герб Тартарии Древние игрушки славян Древние корни слов Руководство по выживанию и обороне города