Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

"Сломанный трезубец": как Россия, Польша и Турция могут рвать Украину «Россия мгновенно уничтожит континентальную часть США» Эрдоган теперь обязан Путину по самые помидоры Как Америка может начать ядерную войну
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

История создания ФРС: «зачата в пороке, рождена в грехе»

Выдержки из первой части знаменитой книги Юстаса Муллинса «Секреты Федерального Резерва».

 

 

«Вопрос единой учетной ставки обсуждался и решался на острове Джекил».

Пауль М. Варбург (Paul M. Warburg)

Индекс потребительских цен в США до и после создания Федеральной резервной системы.  

Так что же изменилось?

Ночью 22 ноября 1910 года группа журналистов уныло стояла на железнодорожной станции в Хобокене, штат Нью-Джерси. Они только что наблюдали, как делегация ведущих финансистов страны покинула станцию и отправилась на тайную миссию. Только спустя много лет они узнают, что это была за миссия, и даже тогда они не поймут, что история Соединенных Штатов значительно изменилась после той ночи в Хобокене. 

Делегация отправилась в путь в опломбированном вагоне с опущенными жалюзи в неизвестном направлении. Возглавлял ее сенатор Нельсон Олдрич (Nelson Aldrich), руководитель  Национальной комиссии по денежному обращению. Президент Теодор Рузвельт (Theodore Roosevelt) подписал указ об учреждении Национальной комиссии по денежному обращению в 1908 году, после трагической Паники 1907 года начали раздаваться призывы стабилизировать денежную систему страны. Олдрич свозил членов Комиссии в двухгодичное путешествие по Европе, потратив три тысячи государственных долларов. Он до сих пор не подготовил отчета по результатам этой поездки, а также не предложил никакого плана для банковской реформы.

Сенатора Олдрича на станции в Хобокене сопровождали: его личный секретарь Шелтон (Shelton)А. Пиатт Эндрю (A. Piatt Andrew), заместитель министра финансов и специальный помощник Национальной комиссии по денежному обращению, Фрэнк Вандерлип (Frank Vanderlip), президент National City Bank Нью-Йорка, Генри П. Дэвисон (Henry P. Davison), старший партнер J.P. Morgan Company, в целом считавшийся личным эмиссаром Моргана (Morgan), и Чарльз Д. Нортон (Charles D. Norton), президент First National Bank of New York, где также верховодил Морган. Прямо перед отправлением поезда к группе присоединились Бенджамин Стронг (Benjamin Strong), также известный как приближённый Дж. П. Моргана, и Пауль Варбург, недавно эмигрировавший из Германии и поступивший на работу в банковский дом Кун, Лёб и Ко (Kuhn, Loeb & Company).

Шесть лет спустя финансовый журналист по имени Берти Чарльз Форбс (Bertie Charles Forbes) (который позднее основал журнал Forbes; а нынешний редактор, Малколм Форбс (Malcom Forbes), - это его сын), написал:

«Представьте группу величайших банкиров страны, тайком выезжающих из Нью-Йорка в частном вагоне поезда под покровом ночи, украдкой пробирающихся на сотни миль к югу, чтобы приступить к таинственному делу, прокравшись на остров, где не осталось никого, кроме нескольких слуг, и проживших там целую неделю в такой строгой секретности, что никто из них не разу не назвал друг друга по имени, чтобы слуги не могли узнать их и поведать миру об этой самой странной, самой секретной экспедиции в истории американских финансов. 

Я не предаюсь фантазиям; я впервые рассказываю миру реальную историю того, как был написан знаменитый финансовый доклад Олдрича, как была основана наша новая валютная система… Все проводилось в обстановке строжайшей секретности. Народ не должен был уловить и намека на то, что должно было произойти. Сенатор Олдрич предупредил каждого из них, что они должны тайно прибыть к частному вагону, который должны были подать на редко используемую платформу. Группа отправилась в путь. Вездесущие нью-йоркские  репортеры были одурачены… Нельсон (Олдрич) поведал Генри, Фрэнку, Паулю и Пиатту, что он собирается продержать их взаперти на острове Джекил, вдали от остального мира, до тех пор, пока они не разработают и не представят проект научной валютной системы для Соединенных Штатов, реальное зарождение нынешней Федеральной резервной системы, план, реализованный на острове Джекил совместно с Паулем, Фрэнком и Генри… Варбург – это связующее звено между системой Олдрича и нынешней системой. Он более всех остальных сделал эту систему возможной в повседневной реальности». 

Официальная биография сенатора Нельсона Олдрича гласит:

«Осенью 1910 года шестеро мужчин отправились поохотиться на уток: Олдрич, его секретарь Шелтон, Эндрюс, Дэвисон, Вандерлип и Варбург. Журналисты ожидали на станции Брунсвик (Джорджия). Г-н Дэвисон вышел и пообщался с ними. Репортеры разошлись, а тайна странной поездки не была выведана. Г-н Олдрич спросил его, как ему это удалось, но тот не дал никаких объяснений».

Сенатор Нельсон Олдрич

У Дэвисона была превосходная репутация человека, который мог примирять враждующие стороны, и эту роль он и сыграл для Дж. П. Моргана в урегулировании Денежной паники 1907 года. Другой партнер Моргана, Т. В. Ламонт (T. W. Lamont), говорит: «Генри П. Дэвисон выступил в качестве арбитра экспедиции на остров Джекил».

Из этих материалов можно собрать воедино следующую историю. Частный вагон Олдрича, который отправился со станции Хобокен с задернутыми шторами, отвез финансистов на остров Джекил в Джорджии. Несколькими годами ранее очень ограниченная группа миллионеров, возглавляемая Дж. П. Морганом, приобрела остров в качестве зимней дачи. Они назвали себя «Охотничьим клубом острова Джекил», и поначалу остров использовался только для охоты, пока миллионеры не осознали, что его прекрасный климат предлагал им теплое убежище от суровых зим Нью-Йорка, и не начали строить шикарные особняки, которые они называли «коттеджами», для зимних каникул своих семей. Само помещение клуба, будучи довольно уединенным, иногда использовалось для холостяцких вечеринок и других мероприятий, не имеющих отношения к охоте. В таких случаях членов клуба, которые не были приглашены на эти специфические пикники, просили не приходить определенное количество дней. Перед тем, как группа Нельсона Олдрича покинула Нью-Йорк, члены клуба получили уведомления, что он будет занят ближайшие две недели.

Клуб острова Джекил был выбран как место реализации плана по контролю над деньгами и доверием народа Соединенных Штатов не только из-за отдаленности, но и по причине того, что он был частной вотчиной людей, которые разрабатывали план. Позднее, 3 мая 1931 года, New York Times, отмечала, комментируя смерть Джорджа Ф. Бейкера (George F. Baker), одного из ближайших соратников Моргана: «Клуб острова Джекил потерял одного из своих выдающихся членов. Одна шестая часть всего мирового капитала сосредоточена в руках членов «Клуба острова Джекил». Членство передается только по наследству.

Группу Олдрича не интересовала охота. Остров Джекил был выбран в качестве места разработки центрального банка, потому что он обеспечивал полную секретность, а также потому что в радиусе пятидесяти миль в округе не было ни одного журналиста. Настолько сильна была потребность в секретности, что перед прибытием на остров члены группы согласились не использовать фамилий за время двухнедельного пребывания там. Позднее группа стала называть себя «Клуб имен», потому что упоминать фамилии Варбурга, Стронга, Вандерлипа и остальных было запрещено. Обычный обслуживающий персонал клуба отправили на двухнедельные каникулы, а ради такого случая с материка привезли новых слуг, которые не знали имён присутствующих. Даже если их допрашивали бы после того, как группа Олдрича отправится назад в Нью-Йорк, они не смогли бы назвать имен. Этот метод оказался настолько надежным, что участники клуба, - те, кто в действительности присутствовал на острове Джекил, позднее провели еще несколько неформальных встреч в Нью-Йорке.

Зачем была нужна вся эта таинственность? Зачем была нужна эта поездка за тысячу миль в закрытом вагоне в отдаленный охотничий клуб? Предположительно, она проводилась с целью разработки государственной программы, подготовки банковской реформы, которая была бы благом для населения Соединенных Штатов, по распоряжению Национальной валютной комиссии. Участникам не были чужды общественные благотворительные деяния. Их имена часто фигурировали на медных табличках или на фасадах зданий, на постройку которых они сделали пожертвования. На острове Джекил они не придерживались этой процедуры. Никакой медной доски так и не было воздвигнуто в память о  самоотверженности тех, кто встретился в своем частном охотничьем клубе в 1910 году, чтобы улучшить жизнь каждого гражданина Соединенных Штатов.

В действительности на острове Джекил не было совершено никаких благодеяний. Группа Олдрича прибыла туда втайне, чтобы частным образом создать банковское и валютное законодательство, которое Национальной валютной комиссии было велено подготовить в открытую. На кону был будущий контроль над деньгами и кредитом Соединенных Штатов. Если бы какая-то реальная денежная реформа была подготовлена и представлена в Конгрессе, она бы покончила с властью элитарных создателей единой мировой валюты. Остров Джекил гарантировал, что в Соединенных Штатах будет создан центральный банк, который даст этим банкирам все, чего они всегда хотели.

Как самому технически подкованному из всех присутствующих, Паулю Варбургу поручили подготовку большей части проекта плана. Его работу после этого должны были обсудить и рассмотреть среди остальной части группы. Сенатор Нельсон Одрич должен был проследить, чтобы завершенный план соответствовал форме, которую он мог бы протолкнуть в Конгрессе, а задача остальных банкиров состояла в том, чтобы добавить необходимые детали, обеспечивающие, что они получат желаемое, к законченному проекту, составленному за время одной встречи. После возвращения в Нью-Йорк у них могло и не появиться возможности для повторной встречи. Они не могли надеяться, что обеспечат подобную секретность для своей работы еще раз.

Группа острова Джекил провела в клубе девять дней, напряженно работая над своей задачей. Несмотря на общие интересы присутствующих, работа не всегда шла гладко. Сенатор Олдрич, будучи человеком властным, считал себя избранным лидером группы и не мог удержаться от того, чтобы командовать всеми остальными. Олдрич также чувствовал себя немного не в своей тарелке, потому что из всей группы он единственный не был профессиональным банкиром. Он имел значительные банковские интересы на протяжении всей своей карьеры, но только как человек, который получал доход от владения банковскими акциями. Он мало разбирался в технических аспектах финансовых операций. Его оппонент, Пауль Варбург, полагал, что каждый вопрос, возникающий в группе, требовал не только простого ответа, а целой лекции. Он редко упускал возможность дать коллегам пространные объяснения, чтобы впечатлить их глубиной своих знаний о банковской деятельности. Это не нравилось другим, и часто вызывало колкие замечания со стороны Олдрича.

Теоретик и член правления ФРС Пауль Варбург

Природная дипломатия Генри П. Дэвисона оказалась катализатором, позволившим продолжить работу. Сильный иностранный акцент Варбурга раздражал их и постоянно напоминал им, что они должны терпеть его присутствие, только потому что им нужен проект центрального банка, гарантирующий будущие прибыли. Варбург не прилагал особых усилий, чтобы сгладить их предрассудки, и спорил с ними по любому поводу по техническим банковским вопросам, в которых он считал себя специалистом.

«Во всех заговорах должна быть большая секретность».

План «денежной реформы», готовящийся на острове Джекил, должен был быть представлен в Конгрессе как плод труда Национальной комиссии по денежному обращению. Было необходимо, чтобы реальные авторы законопроекта оставались в тени. После Паники 1907 года общественная неприязнь к банкирам была столь велика, что ни один конгрессмен не осмелился бы проголосовать за проект закона, «запятнанный» Уолл-Стрит, независимо от того, кто оплачивал расходы на его избирательную кампанию. Проект острова Джекил был проектом по созданию центрального банка, а в этой стране существовала давняя традиция борьбы против навязывания центрального банка американскому народу. Она началась с битвы Томаса Джефферсона (Thomas Jefferson) против идеи Александра Гамильтона (Alexander Hamilton) о Первом банке Соединенных Штатов, обеспеченном Джеймсом Ротшильдом (James Rothschild). Ее продолжением стала успешная война президента Эндрю Джексона (Andrew Jackson) против идеи Александра Гамильтона о Втором банке Соединенных Штатов, где Николас Биддл (Nicholas Biddle) выступал в качестве агента Джеймса Ротшильда из Парижа. Результатом этого сражения стало создание Независимой суб-системы казначейства, которая, предположительно, служила для того, чтобы держать средства Соединенных Штатов подальше от лап финансистов. Исследование паник 1873, 1893 и 1907 годов указывает на то, что они возникали в результате международных банковских операций в Лондоне. В 1908 году общественность потребовала, чтобы Конгресс принял закон, предотвращающий повторение искусственно навязанных финансовых паник. Теперь такая денежная реформа казалась неизбежной. Для предотвращения паник и контроля над этой реформой и была создана Национальная комиссия по денежному обращению во главе с Нельсоном Олдричем, который был лидером большинства в Сенате.

Главная задача, как сообщил своим коллегам Пауль Варбург, состояла в необходимости избежать названия «Центральный банк». По этой причине он решил использовать название «Федеральная резервная система». Это ввело бы общественность в заблуждение, и никто бы не подумал, что это и есть центральный банк. Однако проект острова Джекил таки был проектом центрального банка, выполняющего основные функции центрального банка, его владельцами были частные лица, которые получали бы прибыль от владения акциями. Будучи банком-эмитентом валюты, он контролировал бы деньги и кредиты страны.

В главе об острове Джекил в своей биографии Олдрича Стивенсон (Stephenson) пишет о конференции:

«Как должен был контролироваться Резервный банк? Он должен был контролироваться Конгрессом. Правительство должно было присутствовать в совете директоров, оно должно было быть в курсе всех дел Банка, но большинство директоров должны были выбираться, прямо или косвенно, банками ассоциации».

Таким образом, предлагаемый Федеральный резервный банк должен был «контролироваться Конгрессом» и отчитываться перед правительством, но большинство директоров выбирались, прямо или косвенно, банками ассоциации. В окончательной редакции плана Варбурга Совет управляющих Федеральной резервной системой назначался президентом Соединенных Штатов, но реальная работа Совета контролировалась Федеральным консультационным советом на встрече с Управляющими. Совет выбирался директорами Федеральных резервных банков и оставался неизвестным публике.

Следующей задачей было скрыть тот факт, что предлагаемая «Федеральная резервная система» будет контролироваться хозяевами Нью-йоркского денежного рынка. Конгрессмены с Юга и Запада не смогли бы выжить, проголосуй они за проект Уолл-Стрит. Фермеры и мелкие бизнесмены в этих регионах больше всего пострадали от финансовых паник. Восточные банкиры навлекли на себя массовое недовольство, которое в XIX веке превратилось в политическое движение, известное как «популизм». Личные записи Николаса Биддла, не публиковавшиеся более века после его смерти, демонстрируют, что восточные банкиры изначально знали о масштабах общественного протеста против них.

На острове Джекил Пауль Варбург предложил главную аферу, которая не позволила бы гражданам страны понять, что его план предполагает создание центрального банка. Это была региональная резервная система. Он предложил систему из четырех (позднее двенадцати) отделений резервных банков, расположенных в разных частях страны. Мало кто за пределами мира банкиров понял бы, что существующая концентрация денежной и кредитной структуры страны в Нью-Йорке делала из региональной резервной системы фикцию.

Еще одно предложение, выдвинутое Паулем Варбургом на острове Джекил, касалось способа избрания администраторов предполагаемой региональной резервной системы. Сенатор Нельсон Олдрич настоял, чтобы эти должности не избирались, а назначались, и чтобы Конгресс не играл роли в их выборе. Его опыт на Капитолийском холме показал ему, что мнение Конгресса часто будет противоречить интересам Уолл-стрит, потому что конгрессмены с Запада и Юга могли захотеть продемонстрировать своим избирателям, что они защищают их от банкиров с Востока.

Варбург ответил, что управляющие предполагаемых центральных банков должны утверждаться президентом. Этот очевидный вывод системы из-под контроля Конгресса означал, что проект Федерального резерва был неконституционным с самого начала, потому что Федеральной резервной системе предстояло стать банком-эмитентом валюты. Первая статья 8-го раздела части 5 Конституции безоговорочно наделяет Конгресс «властью чеканить монету и регулировать ее стоимость». План Варбурга лишал Конгресс его суверенитета, а системы проверок и противовесов власти, утвержденные Томасом Джефферсоном в Конституции, отныне были разрушены. Администраторы предполагаемой системы контролировали бы деньги и кредит страны, а сами получали бы одобрение со стороны исполнительной ветви правительства. Судебная ветвь (Верховный суд и так далее) уже практически контролировалась исполнительной ветвью посредством президентского назначения состава судей.

Остров, Джекилл, штат Джорджия, где в 1910 году вершились финансовые судьбы мира

Позднее Пауль Варбург написал объемное изложение своего плана, «Федеральная резервная система, ее происхождение и развитие» примерно на 1750 страниц, но название «Остров Джекил» в этом тексте не встречается ни разу. Он повествует (т. 1, стр. 58):

«Но конференция закончилась, после недели серьезного обсуждения согласовалось то, что позднее стало «Законопроектом Олдрича», а также был разработан план, который предусматривал «Национальную резервную ассоциацию», подразумевающей появление центральной резервной организации с гибкой эмиссионной способностью, основанной на золоте и коммерческих бумагах».

На странице 60 Варбург пишет: «Результаты конференции были полностью засекречены. Даже сам факт данного собрания не должен был стать достоянием публики». Он добавляет в сноске: «Хотя с тех пор прошло восемнадцать [так в оригинале] лет, я не чувствую, что могу без колебаний давать описание этого интереснейшего совещания, в связи с которым сенатор Олдрич потребовал от всех участников соблюдения секретности».

Откровение Форбса о тайной экспедиции на остров Джекил на удивление, мало на что-либо повлияло. Материал вышел в печать только спустя два года после того, как Конгресс одобрил Закон о Федеральном резерве, поэтому он так и не был прочитан в тот период, когда он мог оказать влияние, то есть, во время обсуждения законопроекта в Конгрессе. Рассказ Форбса был также проигнорирован теми, кто был «в курсе», как нелепость и простая выдумка. Стивенсон упоминает это на 484-й странице своей книги об Олдриче.

«Любопытный эпизод об острове Джекил в целом посчитали мифом. Форбс получил кое-какую информацию от одного из журналистов. В ней туманно описывалась история об острове, но это не произвело впечатления и, в общем и целом, было воспринято как анекдот».

Замалчивание конференции на острове Джекил шло по двум направлениям, каждое из которых имело успех. Первая, как упоминает Стивенсон, должна была опровергнуть всю историю как романтическую выдумку, которой на самом деле никогда не было. Хотя в более поздних книгах о Федеральном резерве встречались упоминания острова Джекил, они также мало привлекали внимание общества. Как мы уже отмечали, в масштабной работе Варбурга о Федеральной резервной системе вообще не упоминается остров Джекил, хотя он признает, что конференция имела место. Ни в одной из его пространных речей или письменных работ не появляются слова «остров Джекил», за одним лишь выдающимся исключением. Он ответил согласием на просьбу Стивенсона подготовить краткое заявление для биографии Олдрича. Оно появляется на 485-й странице в рамках «Меморандума Варбурга». В этом отрывке Варбург пишет: «Вопрос единой учетной ставки обсуждался и решался на острове Джекил». 

Другой участник «Клуба имен» был не столь сдержанным. Фрэнк Вандерлип позднее опубликовал несколько кратких материалов о конференции. В Saturday Evening Post от 9 февраля 1935 года на странице 25 Вандерлип писал:

«Несмотря на мои взгляды о ценности для общества большей гласности в корпоративных вопросах, незадолго до конца 1910 года возникла ситуация, когда я был скрытным, как какой-нибудь конспиратор… Ведь план сенатора Олдрича был бы обречен, узнай кто-нибудь, что он позвал кого-то с Уолл-Стрит помочь ему подготовить его законопроект, были предприняты меры предосторожности, которые вызвали бы восторг у Джеймса Стиллмана (James Stillman) (колоритного и скрытного банкира, который был президентом National City Bank во время Испано-американской войны, и который, как считалось, способствовал втягиванию нас в эту войну)… Не будет преувеличением сказать, что наша тайная экспедиция на остров Джекил привела к созданию концепции того, что, в конечном счете, стало Федеральной резервной системой».

27 марта 1983 года в разделе The Washington Post, посвященном путешествиям, Рой Хупс (Roy Hoopes) пишет:

«В 1910 году, когда Олдричу и четверым финансовым экспертам понадобилось место для тайной встречи, чтобы реформировать банковскую систему страны, они отправились поохотиться на Джекил, и 10 дней отсиживались в помещении Клуба, где разрабатывали проекты того, что впоследствии стало Федеральным резервным банком».

Позднее Вандерлип писал в своей автобиографии «От деревенского батрака до финансиста»:

«Наша тайная экспедиция на остров Джекил была поводом для создания реальной концепции того, что, в конце концов, стало Федеральной резервной системой. Все основные моменты Плана Олдрича были включены в Закон о Федеральном резерве, когда он был принят».

Профессор Е. Р. А Зелигман (E. R. A. Seligman), член международного банковского семейства J. & W. Seligman и глава экономического факультета Колумбийского университета, написал эссе, опубликованное Академией политических наук (Proceedings, том 4, №4, стр. 387-90):

«Мало кому известно, чем обязаны Соединенные Штаты г-ну Варбургу. Ведь можно с уверенностью сказать, что он приложил руку к разработке фундаментальных положений Закона о Федеральном резерве больше, чем кто-либо другой в этой стране. Совет Федерального Резерва, по сути, является во всем, кроме названия, реальным центральным банком. В двух основных положениях об управлении резервами и о политике учетных ставок Закон о Федеральном резерве открыто принял принцип Законопроекта Олдрича, а эти принципы, как и было сказано, являются творением одного лишь г-на Варбурга.  Нельзя забывать о том, что г-н Варбург преследовал практическую цель. Формулируя свои планы и продвигаясь к их реализации и время от времени слегка меняя рекомендации, ему необходимо было помнить, что внедрение новой концепции в сознание страны должно быть постепенным, и что его основная задача состояла в том, чтобы разрушить предрассудки и развеять подозрения. Поэтому его планы содержали разнообразные тщательно выработанные предложения, призванные оградить публику от надуманных опасностей и убедить страну, что весь проект в целом был полностью осуществимым. Г-н Варбург надеялся, что с течением времени можно будет изъять из закона некоторые положения, которые были включены туда, по большому счету, по его предложению с образовательными целями».

Теперь, когда государственный долг Соединенных Штатов, превысил отметку в триллион долларов, мы действительно можем признать, «как сильно США обязаны г-ну Варбургу». В тот момент, когда он создавал Закон о Федеральном резерве, государственного долга почти не существовало.

Профессор Зелигман указывает на удивительное предвидение Варбурга, что истинной задачей участников конференции на острове Джекил была подготовка проекта банка, который постепенно «образует страну» и «разрушит предрассудки и развеет подозрения». Кампания по превращению плана в закон преуспела именно в этом.

Просмотров: 1171
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Кто такие славяне Часть ХVI Деградация молодёжи России История, кто ты, великосветская дама или продажная девка? Русь или Россия? Расстрела царской семьи в реальности не было? Правила поведения на природе