Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Украина и заветы Геббельса Порошенко откровенно послали: США выдали лицензию на его отстрел Бойня Порошенко с Аваковым уничтожит их обоих Контратака зачисткой: Порошенко и вальцманоиды тупо хотят удержаться у корыта
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Итоги Милана: Вопрос о границе отложен в долгий ящик

Пока Украина не выплатит долги, говорить о решении газового вопроса преждевременно, говорит Геворг Мирзаян. Что касается разграничения территорий, это проблема выглядит ещё более неопределённой

17 октября в итальянском Милане прошёл саммит ACEM, на котором президент России Владимир Путин, лидеры стран ЕС и Еврокомиссии, а также представители Киева, включая президента Петра Порошенко, обсудили проблему украинского кризиса. По результатам встречи было сообщено о достижении соглашения по газу, кроме того, после переговоров Порошенко заявил, что подписал накануне закон о проведении выборов на Донбассе в декабре.

О том, каких итогов стоит ждать от миланского саммита, рассказал политический обозреватель Геворг Мирзаян.

«Давайте разделять итоги переговоров на две части. Первая — это газовая часть, и второе — это минские договорённости. По газу чисто теоретически, если бы мы имели дело с нормальной страной, с нормальным режимом, мы могли бы сказать, что вопрос снят, потому что и наши политики — Владимир Путин, представители Газпрома заявили о том, что Украина приняла их условия, и Пётр Порошенко также об этом сообщил, хоть и нехотя. В свою очередь, господин Продан (министр энергетики Украины — ред.) очень нецензурно выразился относительно результатов переговоров, в общем можно сказать, что Украина их «слила».

Но дело в том, что осталось ещё четыре дня до подписания этих соглашений, а за четыре дня на Украине может поменяться всё. Мы помним прекрасно, что уже была договорённость на тех же самых условиях — с предоплатой по долгу, с возобновлением поставок. Об этом заявил господин Новак (министр энергетики РФ — ред.), об этом заявил господин Эттингер (комиссар ЕС по энергетике — ред.), а потом выступил господин Продан и сказал, что никакой договорённости нет, и что его не так поняли.

Украина может выкинуть точно такой же фортель и сейчас, поэтому до сих пор, пока не будет подписан временный контакт, пока Украина не выплатит предоплату, безусловную часть долга до конца октября и вторую часть долга до конца года, говорить о том, что газовый вопрос решён, я бы не стал.

Второй момент — по минским соглашениям. Откровенно говоря, по данному вопросу стороны ни о чём не договорились. Ключевым вопросом в Милане оказались, конечно, госграницы. Украина и Европа фактически пытались надавить на Путина, заставив его отдать границы между ДНР, ЛНР и Россией под контроль украинских таможенников. Это стало бы, конечно, катастрофой для обеих республик с оборонной точки зрения, поскольку означало бы, что в случае условного украинского контрнаступления «военторг» не сможет открыться быстро, и подкрепление со стороны России не сможет быстро поступать на территорию ЛНР и ДНР.

Это ключевой момент — мы сейчас закрыли «военторг», чтобы ополченцы не брали Мариуполь и не шли на Славянск, но при этом дали ополченцам гарантию, что в случае если Украина начнёт контрнаступление, мы «военторг» быстро открываем, тем самым гарантируя им защиту. Если там будут стоять украинские пограничники — мы эту защиту гарантировать не сможем.

Второй момент связан с восстановлением Донбасса: туда сейчас нужно провозить огромное количество материалов, техники, сотрудников в конце концов, чтобы они занимались быстрым и эффективным восстановлением региона и подготовкой его к зиме. Если там будут стоять пограничники, никакой российской гуманитарной помощи на Донбассе не будет, её не будут пропускать, и в итоге люди там просто замёрзнут.

Поэтому Путин сейчас отказывается решать вопрос о границах, и то, что сейчас заявил господин Чалый из администрации Порошенко о том, что мол, якобы, договорились с Путиным, что будут проходить консультации между главами таможенных служб, сам факт этого перевода решения вопроса от диалога двух президентов к консультациям глав таможенных служб означает, что дело отложено в долгий ящик.

Что касается заявления Порошенко о необходимости переноса выборов в Новороссии, здесь есть два момента. Момент первый — Порошенко, а конкретнее госпожа Геращенко (уполномоченная по урегулированию конфликта на юго-востоке страны при украинском президенте — ред.), устанавливает красную линию на переговорах и говорит, что проведение выборов в ЛНР и ДНР будет означать эскалацию украинского конфликта.

Проблема в том, что когда вы устанавливаете красную линию, у вас за ней должно что-то стоять — то есть что будет, если эта линия будет нарушена? Что — Украина начнёт контрнаступление? У неё нет сил на это. Кроме того, это означает, что открывается российский «военторг», и ополченцы берут Мариуполь, а Порошенко свергают через военный переворот. Порошенко прекрасно понимает последствия такого контрнаступления.

С другой стороны, Запад действительно давит на Владимира Путина в этом вопросе. Однако Европа в течение последнего месяца продемонстрировала, что не воспринимает любые уступки с российской стороны. Попытки России деэскалировать ситуацию теоретически должны были привести к отмене санкций, вместо этого Европа начинает устанавливать новые ограничения.

Это показывает Путину, что его жесты доброй воли остаются неоценёнными, что здесь возможен только чистый, беспринципный торг — мы вам это, вы нам то. Мы влияем на перенос выборов, вы идёте на такие-то и такие-то уступки. Если Европа не пойдёт на эти уступки, я не вижу причин, почему Путин должен давить на ополченцев, требуя переноса выборов. Пусть проводят».

Геворг Мирзаян

Просмотров: 1335
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Суть Старой Веры Национальный костюм мордвы Фальсификация «татаро-монгольского ига» Ученые провели анализ основы русского генофонда Почему люди стареют? Кресты и обереги. Христианство в былинах наслоение или почва?