Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Контратака зачисткой: Порошенко и вальцманоиды тупо хотят удержаться у корыта Порошенко откровенно послали: США выдали лицензию на его отстрел 25 лет без СССР. Леонид Кравчук – гробовщик Украины Украина и заветы Геббельса
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Иван Сирко

По преданию, когда родился этот младенец, повитухи заголосили, а мать потеряла сознание. Дьяк, который зашел окрестить ребенка, отказался брать его на руки – перекрестил издалека и убежал. А тот, кто всех испугал, не заплакал. Он лежал на столе и играл куском пирога, а потом на глазах у перепуганных родителей съел его – мальчик родился с зубами.

По поверью появление зубастого младенца обозначало, что родился будущий убийца, напуганные селяне советовали родителям избавиться от ребенка. Но мальчика спас отец - он вынес ребенка к толпе и торжественно сказал: «Этими зубами он будет грызть врагов!».

Тогда никто еще не знал – это родился украинский дьявол.

Через несколько лет он научиться останавливать время, ловить пули руками и убивать врага взглядом. Про него будут говорить: «Он оборотень». Днем – знаменитый полководец Иван Сирко, а ночью – волк, урус – шайтан. Его именем татары будут пугать своих детей.

Иван Сирко сын Дмитрия родился в простой казацкой семье на Левобережной или Слободской Украине (Харьковщина). Семья его, впрочем, была не из бедных, владела и домами и мельницей и многочисленным имуществом, все это добыто нелегким трудом и не только мирным, но и ратным – военным. В остальном ничем от остальных вольных казаков Сирки не отличались, а сам Иван Сирко до конца жизни даже грамоте не обучился, что оказалось вообщем редкостью в среде запорожской старшины, любившей щегольнуть своей просвещенностью.

И друзья, и недруги одинаково отзывались о нем как о человеке замечательных военных дарований, и именно при нем Запорожская Сечь достигла апогея своего могущества. Иван Сирко проделал около 60 военных походов, в которых не имел ни одного значительного поражения. Под знаменами Богдана Хмельницкого атаман участвовал в морском походе на Трапезунд, во франко-испанской войне и взятии в 1646 году крепости Дюнкерк. Немало натерпелся от славного атамана и его войска турецкий султан, осуществлявший военные вторжения в Украину и Россию. Известно, что именем легендарного полководца подписано знаменитое письмо турецкому султану Мухаммеду IV, а сам процесс составления письма запечатлен на известной картине Ильи Репина.

Запорожцы говорили, что равного ему в целом свете не было. Рассказывали, что когда он подставлял руку под удар сабли, на ней оставался лишь синий след. Сирко умел наводить на врагов сон, часто при этом оборачиваясь белым хортом (старославянское название волка). Но Сирко не только побеждал людей, а и нечистую силу. Речку Чертомлык назвали так потому, что в ней Сирко подстрелил черта серебряной пуговицей, тот только «мликнул» (мелькнул) ногами, после этого Иван Сирко навсегда стал неуязвимым в бою, обрел отчаянную смелость и твердую руку.

Он владел тайными знаниями находить клады, заговаривать раны, и, что уж совсем невероятно, «мертвых на ноги ставить, ядра полами кафтанов ловить на лету, и в мгновение ока переноситься из одного края степи в другой!» Считалось, что характерники способны обращаться в волков. Именно о превращении в хорта говорится в легендах про атамана Сирко. Недаром слово «сирко» — один из эпитетов волка. Не случайно и то, что от слова «хорт» происходит название острова Хортица. Сами запорожцы говорили, что равного Сирку не было, не будет и никогда не может быть, и на то есть заклятие самого Сирка : "Хто ляже рядом зi мною, то ще брат, а хто вище мене - той проклят". Говорили, что будто после смерти своего кошевого запорожцы отрезали правую руку его и с ней везде ходили на войну, а в случае беды выставляли ее вперед, говоря: "Стой, душа и рука Сирка с нами!" Лишь после разрушения Запорожья казаки схоронили руку его.

Свидетельств о первых 35—40 годах жизни Сирко почти нет.

Первое упоминание о нем мы находим во время франко-испанской войне при взятии в 1646 году крепости Дюнкерк: Франция, истощенная продолжительной войной, попросила помощи у Польши, потому что жена польского короля Владислава IV — Мария-Людовика Гонзага — происходила из французского рода Бурбонов. Однако просителям посоветовали нанять для такого дела не поляков, а украинских казаков — им можно было меньше платить. Кроме того, казаки славились большой выносливостью в полевых условиях.

В 1644 году Богдан Хмельницкий как военный писарь Войска Запорожского в Варшаве встречался с послом Франции графом де Брежи, был подписан договор-контракт, и 2500 казаков добрались до французского порта Кале.

Возглавлял этот отряд полковник Сирко. Впереди их ожидали — осада и штурм неприступной (для французов) испанской крепости Дюнкерк - «ключа от Ла-Манша»). Её неоднократно во время многих конфликтов пытались взять французы, но всегда безрезультатно...
А украинцы захватили город за несколько дней.

Следующее упоминание о Сирко находим лишь в 1653 году, когда он после Жванецкой кампании во время Национальной революции догнал со своим отрядом союзников Богдана Хмельницкого — крымских татар — и наголову разгромил их, освободив «ясыр», пленников-подолян. В следующем году он выступает против Переяславской рады, как и большинство запорожцев отказывается от присяги московскому царю Алексею, после чего удаляется в Запорожье, где пребывает в неизвестности до 1659 г.

Сирко присоединяется к народному восстанию 1658— 1659 гг. и руководит военными действиями вместе с Иваном Богуном.

После победы гетмана Ивана Выговского над московитами под Конотопом в 1659 году Сирко во главе запорожцев наносит поражение союзникам гетманцев — крымским татарам под Аккерманом и опустошает степной Крым. Через несколько месяцев он также отказывается ставить свою подпись, даже в присутствии гетмана Юрия Хмельницкого, под Переяславскими статьями 1659 года. Это был еще более неравноправный договор с Кремлем. Так же кошевой выступал и против Гадячского соглашения 1658 г. между Речью Посполитой и Гетманской Украиной.

Весной 1660 г. из Сечи вышло два казацких отряда. Первый спустился Днепром к тому месту, где с обеих сторон реки стояли турецкие крепости, караулила засада. Второй направился в Очаков, вблизи которого сосредоточились турецкие и татарские войска. Эти отряды нанесли одновременно два удара по крепостям Аслам-Кермень и Очаков. Отряд, действиями которого руководил Иван Сирко, по свидетельству игумена Трахтемиривского монастыря Иосафа, «в Очакове посад высек и полон... взял». Запорожцы обоих отрядов благополучно вернулись на Сечь, привели много пленных татар для обмена на пленников.
А в конце 1660 года Сирко окончательно порывает с Ю.Хмельницким и отправляется на Чартомлыцкую Сечь.

В течение десятилетия этот воин неоднократно меняет политическую ориентацию: то содействует победе промосковски настроенного Ивана Брюховецкого в борьбе за гетманскую булаву, то оставляет ряды его сторонников; то воюет с войсками правобережного гетмана Павла Тетери и его польскими союзниками. «Нужда закон змінює», — часто говорил Сирко и действовал в соответствии с любимой поговоркой.

Авторитет среди сечевиков он завоевал в новых походах на Крым 1663—1664 гг., когда снова освободил из неволи десятки тысяч христианских пленников.

В 1663 г. Серко сделался кошевым атаманом Запорожского войска и одержал ряд блестящих побед над крымцами, поляками и Петром Дорошенко при Перекопе, в Капустяной долине, близ Умани и др., С 1663 года, на протяжении семнадцати лет пребывания в Запорожской Сечи, казаки восемь раз избирали его кошевым.

8 января 1664 р. Иван Дмитриевич, сдав свое кошевое атаманство Пилипчати, водил отряд запорожцев к Днепру, на Тягин, вокруг которого стояли турецкие поселения.

Далее осенью в 1667 г., когда Иван Сирко и кошевой Иван Риг, который заменил его на атаманстве, повели из Сечи многотысячное войско на Крымское ханство. Казаки прошли через весь полуостров и перебывали там свыше недели. Пленные татары Енакий-Атемаш, Чинасек и другие рассказывали, что Сирко повел казаков от Кафы к Ширинбаивских улусам, то есть к владениям наиболее влиятельных феодалов-мурз. С подходом свежих сил хана, который стоял в Перекопе, готовый отправиться на Украину, началась большая битва, которая продолжалась три дня и две ночи. Казаки терпели значительные потери, а еще больше — ханские орды. Летописец Самовидець записал о последствиях этого похода так: «Казаки орду сломали, и должен был хан уступить». Запорожцы тогда освободили почти две тысячи пленников, среди них — украинцев, россиян, белорусов, силой обращенных в рабство. Полторы тысячи невольников ушли на Запорожье.

После походов в 1667 г. Иван Сирко отправился на Слобожанщину, где становится полковником Харьковского слободского полка (дислоцировавшегося в Мерефе). «Там он поддерживает связи с предводителем крестьянской войны в Московщине С.Разиным. Зиму 1667-1668 лет он провел с семьей в слободе Артемивци (поблизости Мерефи), где жила его жена София с сыновьями Петром и Романом и двумя дочерьми. В слободе и дошла до него весть о народном восстании против царских воевод. Он сразу же создает небольшой отряд, с которым идет на об'єднання с повстанцами, а затем возглавляет их. В 1668 г. Серко перешел на сторону Дорошенко, "воевал" украинские города, идя "против бояр и воевод", и в то же время не переставал теснить крымцев.

Кроме того, имеются данные о четырех походах в Крым в течение 1668 г. Во время третьего были уничтожены три тысячи ордынцев, а полтысячи восторженно в плен. Четвертый же знаменательный тем, что запорожцы вместе с донскими казаками и калмыками дошли до Бахчисарая, напали на ханскую столицу.
В 1670 г., Сирко сжег Очаков, поддержал крестьянского царя Стеньку Разина.

Тот, кого не могли уловить турки, татары, шляхта... Зато это удалось сделать своим: в апреле в 1672 г. Ивана Сирка коварно схватил, закуковал в кандалы и выдал царским властям полтавский полковник Федор Жученко, который с несколькими генеральными старшинами выдвинул лживые обвинения против прославленного запорозького полководца.

Мотив этого вероломства известен — борьба старшинских группировок за власть. Федор Жученко и его единомышленники, сместив из гетманства Дем'яна Многогришного, желали видеть на его месте Ивана Самойловича. Поэтому они не желали допустить на избирательный совет ни широкие массы казачества, ни тем более запорожцев, возглавленных Сирком, которые имели огромный авторитет и могли решительно повлиять на ход совета в нежелательном для этой старшины направлении. Именно из-за подстрекательства Самойловича, который очень боялся, чтобы вместо него гетманом не избрали Ивана Дмитриевича, из Батурина Сирка сначала отвезли в Москву, а дальше царское правительство без суда и следствия заслало «державного злочинця» Сирка в Сибирь, в Тобольск. Москва не желала иметь в Украине гетманом такого энергичного, беспокойного, популярного, предприимчивого человека. Не забыли Сирку и руководство восстанием против воевод.

Для запорозьких казаков арест и ссылка любимого полководца были тяжелым ударом. Сечь сразу же начала беспокоиться о возвращении своего атамана — специальное посольство отбыло в Москву. «Полевой наш вождь добрый и правитель, бусурмана страшный воин должен быть отпущен — писали в своей челобитной запорожцы — для того, что у нас второго такого полевого воина и бусурмана гонителя нет».

Запорожцы сообщали: когда в Крыму узнали, что «страшного в Крыму промышленника и счастливого победителя, который их всех поражал и побивал и христиан из неволи освобождал», — знаменитого Сирка — забрали из Украины, то татарские мурзы все чаще стали нападать на Сечь. Вмешался в это дело коронный гетман, а впоследствии польский король Ян Собеский, который настаивал на освобождении Ивана Сирка, указывая царю на возросшую угрозу России и Польши со стороны Османской империи.

Московский царь Алексей внял голосу разума и приказал снова доставить Сирка в Москву, где заставил экс-атамана принести личную присягу на верность, в царских палатах, да еще в присутствии патриарха всея Руси Питирима. Но и после этого старый “лис” Сирко не перестал плутовать и до самой смерти вел сложные политические игры. Единственным постоянным пунктом в “программе” Ивана Сирка была защита православной веры. И в этом пункте, бывало, он доходил до крайней жестокости.

В 1673 г. он возглавляет поход запорозьких казаков против турецкой крепости на Днепре — Аслам-кермень, а затем — против турецкой крепости Очаков. Едва завершив один поход, он выступал в другой. Окруженный ореолом непобедимости, славный кошевой вызывал у врагов страх. Существует легенда, что султан выдал специальный фирман, в котором распорядился молиться в мечетях за гибель Сирка, а татары, напуганные Сирковой храбростью, называли его «шайтаном». В том же году Серко выдал Москве лжецаревича Симеона Алексеевича и получил от царя богатое "пожалование", но, не получая удовлетворения некоторых своих просьб, стал сноситься с поляками, от которых ничего не добился; снова сделался приверженцем московского царя и склонил на его сторону Петра Дорошенко.

Однако наклонные лета и старые раны давали о себе знать. К тому же в одном из боев во время похода в Крым в 1673 г. погиб сын Ивана Сирка — Петр. Народная дума («Дума о вдове Сирчиху») рассказывает о гибели Петра Сирка под Тором.

Тяжело переживая страдания Украины, что возникли в результате внутренней междоусобицы и посягательств чужестранцев, хорошо понимал те скрытые мотивы, которыми руководствовались гетманы в борьбе за власть. Впоследствии, в 1674 г., он говорил: «Теперь у нас четыре гетмана: Самойлович, Суховей, Ханенко, Дорошенко, да нет от кого ничего хорошего нет; дома сидят и только христианскую кровь проливают за гетманство, за поместья, за мельницы».

Наверное ни один из украинских гетьманов и атаманов не нанес столько урона крымско-татарским и турецким ордам, как Иван Сирко, турки к нему даже наемных убийц подсылали, но покушение было раскрыто, судьба стояла на стороне Сирко. Одна из его самых известных побед – “рождественское побоище” 1675 года. Той зимой турецкий султан задумал уничтожить в корне “разбойничье гнездо”, Запорожскую сечь. Более чем 50-тысячное войско, в том числе 15 тысяч отборных турецких янычар тайно подошло к Сечи прямо в рождественскую ночь, но произошло “чудо” в результате которого почти все янычары были перебиты, а татары едва спаслись бегством. Нередко Сирко ходил походами на Крым, однажды неожиданным ударом захватил тогдашнюю ханскую столицу Бахчисарай, а крымский хан едва успел спастись бегством.

Весной в 1675 г. казацкий атаман отправился со своим войском против ханских орд и турецких янычаров Ибрагима-паши, которые ворвались на украинские земли. Нападающие испытали сокрушительный удар от об'єднаних сил запорожцев, донских казаков и калмыков. А в следующие годы им осуществлено еще несколько блестящих операций, которые остановили поход Оттоманской Порты на Чигирин.

Летом 1676 года запорожцы ворвались в Крым и в ответ на зимнее нападение, произвели очередное опустошение полуострова. Среди богатой добычи, как обычно, находились и освобожденные пленники, около 7 тысяч человек. Выйдя из Крыма Сирко обратился к бывшим пленным с речью, в которой предложил людям самостоятельно решить свою судьбу. В результате около трех тысяч человек решили возвратиться в Крым, где они успели обзавестись семьями и нашли свою новую родину. Сирко отпустил их и подождав, когда они отойдут подальше от лагеря, послал молодых казаков с приказом: “уничтожить всех до единого человека”. Чуть позже поехал и сам, чтобы убедиться как выполнен приказ.

В 1678 г. к Чигирину пришло 200 тысяч турецких и татарских войск, которое взяло крепость в осаду, планируя после завоевания этого города сделать его плацдармом для захватывания Правобережной, а затем и всей Украины. им противостояли 70-тысячная царская армия и 50 тысяч украинских казаков. И этот поход оказался бесплодным для турецко-татарских войск, после безуспешной трехнедельной осады турки и татары вынужденные были отступить.

Просмотров: 2182
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Баня по-черному в русской традиции Пётр I и его двойник Спасибо - слово паразит Такие народы, как татары, казахи и немцы - откуда они пошли? 2014 год - год Жар-птицы по славянскому календарю Школьные предметы не применимы в жизни или на что тратим 10 лет?