Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Порошенко откровенно послали: США выдали лицензию на его отстрел В одном шаге до начала мировой торговой войны Сирия как Афганистан 25 лет без СССР. Леонид Кравчук – гробовщик Украины
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кадровый ресурс «цветных революций»: на кого опирается США в провокации хаоса?

В современном мире умело спровоцированное народное недовольство, проявляющееся в форме всевозможных «майданов» и «цветных революций», стало одним из наиболее мощных и эффективных инструментов политического влияния. Наиболее охотно к технологии смены режима путем якобы «народной революции» прибегают Соединенные Штаты Америки, которые через подконтрольные социально-политические организации и движения раскачивают общественные настроения во многих странах мира. Для подготовки и проведения «цветных революций», которые имеют очень сходные черты, вне зависимости от этнической, культурной, географической специфики отдельных государств, Соединенные Штаты и их сателлиты используют несколько основных ресурсов. В настоящей статье мы попытаемся охарактеризовать каждый из них.



«Внепарламентская оппозиция»: от нацистов до ультралибералов

Начнем с первого ресурса, используемого для формирования «ядра» предстоящей смуты. Это так называемая «оппозиция». Она включает в себя весьма широкий спектр политических и общественных организаций, между которыми, на первый взгляд, нет ничего общего. Прежде всего, это небольшие организации «интеллигентов» — правозащитные объединения, всевозможные центры развития толерантности, феминистские, молодежные и иные инициативы, всецело зависимые от зарубежных грантов. Ведущие активисты этих организаций находятся на зарплате, то есть они, в большинстве своем, ничем кроме общественной деятельности не занимаются. Это их работа, за которую они получают деньги — отсюда и увлеченность «делом». Кроме того, активисты часто проходят постоянные стажировки на Западе — в США и некоторых европейских странах, где усваивают необходимые для них теоретические и практические знания. Кстати, все подобные организации легко распознаются по специфическому сленгу, который не используется никем, кроме «западных интеллектуалов». Например, питерские феминистки не так давно вывесили транспарант «Долой гендерный военный капиталистический гетеронормативный религиозный культурный империализм». Здесь сразу понятно, откуда «ноги растут» — нормальные люди так не разговаривают и, более того, основная масса прохожих даже не в состоянии понять, что имели в виду авторы лозунга. Однако понимания со стороны большинства населения феминисткам и не требовалось — главное дать понять своим заокеанским хозяевам, что гранты не зря проедаются и ведется какая-никакая работа.

Часто внешнюю респектабельность подобным деструктивным объединениям придает моральная поддержка зарубежных «интеллектуальных авторитетов». Хотя какие они «авторитеты»? Мадонна поддержала акции «Пусси Райот», но умение хорошо петь и эффектно вести себя на сцене отнюдь не означает, что в политической жизни, тем более другого государства, певица разбирается также искусно. Французский философ Бернар Анри Леви любит разъезжать по «майданам», поддерживая антиправительственные движения в Ливии и Сирии, Сербии и на Украине. Но это его профессия — пропагандист западных ценностей, замполит нового мирового порядка. Разве эта профессия может придать ему авторитет в глазах нормальных людей?

В Российской Федерации практически в каждом городе действуют различные «независимые правозащитные организации», «экологи», «борцы за права человека», «феминистки» и прочие подобные группы, арендующие помещения и обладающие скромной, но действенной материально-технической и организационной базой. Очень часто активисты этих групп, которые подают себя неполитическими и неидеологическими, в действительности оказываются политически ангажированными, участвуют в демонстрациях и митингах оппозиционной направленности. Задача этих организаций — максимальная дискредитация государства посредством сбора информации о мнимом нарушении прав человека. Показательно, что тех же феминисток не интересует положение женщины в Саудовской Аравии или Катаре, но зато они регулярно отправляют своим западным кураторам доклады о «нарушении прав женщин в Российской Федерации». Аналогичным образом обстоит дело и с защитниками прав сексуальных меньшинств. Активист ЛГБТ в современном мире — не столько гомосексуалист, сколько человек определенных убеждений, или, точнее, профессиональный оппозиционер, просто использующий для провоцирования населения имидж «обиженного гомосексуалиста».

Второй уровень «оппозиции» — политические партии и объединения. Они могут быть самой разной политической направленности, главное — чтобы выступали против действующей власти. Последняя обличается во всех смертных грехах, определяется не иначе как тирания, деспотия, кровавый режим. О том, что оппозиция действует в интересах Соединенных Штатов, свидетельствует полная идеологическая беспринципность в заключении блоков и союзов. Когда союзниками становятся партии и движения, между которыми по определению не может быть ничего общего, то здесь чаще всего в анамнезе присутствуют «встречи лидеров оппозиции с американским послом». Проще говоря — лидеры оппозиционных организаций вербуются американскими дипломатами и начинают действовать в интересах США. Типичный пример — ситуация на Украине в конце 2013 г.
Казалось бы, что может быть общего между либералами — западниками из столичной интеллигенции, военизированными неонацистскими группировками а-ля «Тризуб Степана Бандеры», анархистами, троцкистами и прочими полностью диаметральными в идеологическом отношении организациями? Однако все они слились в едином потоке Майдана. То есть, свержение действующей власти оказалось для них важнейшей целью, ради которой анархисты и троцкисты были готовы идти единой колонной со сторонниками дикого капитализма, а неонацисты-антисемиты — с либералами еврейского происхождения. Такую же точно картину можно было наблюдать и в большинстве стран Ближнего Востока и Северной Африки, где произошли «цветные революции», вошедшие в историю как «арабская весна».

 

арабская весна

В Египте, Тунисе, Ливии, Сирии в одной упряжке оказались ультрарадикальные исламские фундаменталисты, либералы-рыночники и левацкие группировки. Следует отметить, что у «оппозиции» нет никакой определенной общей идеологии. Она действует по принципу «против режима», не предлагая никакой конструктивной модели взамен. Ее задача чисто тактическая — свергнуть режим Каддафи, Мубарака, Асада, Януковича, Путина. При этом лозунги и идеи, которые выдвигаются организациями — составными компонентами «цветных революций» и «майданов» — не имеют никакого значения. Поэтому одной из наиболее распространенных ошибок русских патриотов является отождествление киевского «Майдана» и пришедшего в результате него к власти режима с украинским национализмом и бандеровцами. Все радикальные организации националистов, участвовавшие в Майдане, давно лишились своего идеологического содержания. Они — просто марионетки в руках американских кукловодов и цвет их знамен, содержимое печатных и электронных изданий по большому счету ничего не значит. Просто в данной стране и в данный момент было удобно действовать, используя в качестве ширмы националистов, в другой ситуации американцы действовали бы руками леваков — анархистов, религиозных фундаменталистов или «восставших рабочих».

Боевой потенциал Интернета

Следующий важный ресурс, используемый американскими политиками и спецслужбистами в подготовке «цветных революций» — сеть Интернет. Богатые возможности информационно-коммуникационных технологий обеспечили успех целого ряда «цветных революций» в разных уголках планеты. В современном обществе Интернет представляет собой фактически неисчерпаемый информационный ресурс, отличающийся не только оперативностью и мобильностью доступа к информации, но и наличием серьезного организационного потенциала. Среди всех средств массовой информации только Интернет обладает возможностью «обратной связи», консолидации потребителей информации. С помощью Интернета гораздо проще организовывать массовые движения, нежели чем с опорой на традиционные средства массовой информации — телевидение, радио, газеты. В Интернете функционирует модель так называемой многоступенчатой коммуникации, существенно упрощающая процесс усвоения информации: интернет-проект (событие) выступает в качестве стимула к общественной реакции; следующая ступень — собственно общественная реакция в средствах массовой информации и, наконец, — привлечение внимания той аудитории, на которую направлена данная информация. В современных условиях Интернет играет роль своего рода интеллектуального пространства, где вырабатываются, обсуждаются и распространяются самые разные идеи и мнения.

Возвращаясь к основной теме нашей статьи, следует отметить, что наибольшую значимость для организации социальных протестов и революционных выступлений имеют социальные сети. Именно с помощью социальных сетей в современном мире осуществляется консолидация людей для достижения каких-либо социально значимых целей. В условиях атомизации, присущей современному обществу, социальные сети становятся наиболее эффективным инструментом объединения тысяч людей, незнакомых друг с другом, относящихся к совершенно разным социально-профессиональным группам населения. С помощью социальных сетей можно организовывать оперативное оповещение аудитории о предстоящих событиях, вербовать сторонников и искать среди них наиболее активных, осуществлять сбор денежных средств, распространять соответствующую информацию.

Фэйсбук, Твиттер, в меньшей степени отечественная социальная сеть «Вконтакте» давно превратились в мощнейший ресурс не только пропаганды и агитации, но и организации социально-политических движений.

 

Революция

Благодаря социальным сетям онлайн-активность людей начинает постепенно трансформироваться в активность реальную, которая уже не ограничивается рамками монитора и виртуального пространства созданной группы или форума. Консолидируясь в социальных сетях, люди начинают действовать и в реальном пространстве. В особенности значимость социальных сетей велика в тех государствах, власти которых «по старинке» основное внимание уделяют борьбе с уличной оппозиционной активностью. Так и в России — запрещая во многом безобидные уличные акции, власть практически не контролирует огромное по своим пропагандистским возможностям пространство Интернета. В результате, в Интернете спокойно действуют проукраинские, проамериканские и антироссийские порталы, сообщества в социальных сетях, беспрепятственно распространяется информация русофобской направленности.

Сторонники подконтрольности государству самого «либертарного» российского средства массовой информации обычно ссылаются на следующие аргументы: Интернет наводнен негативной информацией, в первую очередь — порнографией, зачастую — детской; в Интернете пропагандируется употребление наркотиков или суицид; Интернет — вместилище для бесчисленного количества текстов, видео-и-аудиозаписей радикального и экстремистского толков. При этом основной удар критики обрушивается на социальные сети, получившие в России максимальную популярность. Такие коммуникационные ресурсы как Вконтакте, Фэйсбук и Твиттер сталкиваются с многочисленными обвинениями в распространении противозаконного контента. В меньшей степени критикуются Одноклассники.ру, да и то в первую очередь потому, что их основная аудитория — российский обыватель среднего возраста, заинтересованный в общении с бывшими одноклассниками, однокурсниками и сослуживцами.

По данным ВЦИОМ, в социальных сетях в 2012 году было зарегистрировано 82% от общего количества пользователей Интернета на территории Российской Федерации. Действительно, социальные сети в настоящее время охватывают миллионы граждан, среди которых основную часть составляют молодые люди. Очень многие несовершеннолетние подростки и даже дети до 14 лет пользуются социальными сетями практически бесконтрольно. По мнению общественных деятелей, озабоченных морально-нравственным состоянием молодого поколения, зацикленность подростков на общении в социальных сетях не несет в себе ничего хорошего и может скорее оцениваться как вредный для их нравственности и психики опыт.

Кстати, провал государственной воспитательной политики — один из главных рискогенных факторов «цветных революций». Большая часть российской интеллигенции, работников искусства и культуры, еще в «лихие девяностые» приняла меркантилистские и эгоистические ценности личного успеха и благополучия, понимаемого, в первую очередь, в материальном срезе — как достижение максимального финансового и имущественного богатства, обретение разветвленных связей в среде чиновников, сотрудников правоохранительных органов, бизнесменов и представителей организованной преступности.

Можно с уверенностью говорить о том, что значительное количество современных российских семей не выполняет такую важную функцию воспитания как трансляция последующим поколениям духовных ценностей, в том числе морали, нравственности, правовых ценностей и поведенческих установок. Одна из причин этого — потеря нравственных ориентиров самими родителями, юность многих из которых пришлась на 1990-е гг., сопровождавшиеся девальвацией ценностно-мировоззренческих установок и распространением всевозможных социальных девиаций. С другой стороны, российское государство, как мы можем предположить, в недостаточной степени решает вопросы по обеспечению достойных условий жизни для малообеспеченных семей, семей с одним родителем, матерей и отцов — одиночек и т.д.

Во многих случаях именно в семье молодой человек впервые усваивает пренебрежение к нормам морали и права, проникается специфической психологией «правового нигилиста», ориентированного на нарушение законодательства в интересах собственной выгоды и улучшения собственного благосостояния. Также нельзя не учитывать значительное количество неполных и «трудных» семей, в которых дети и подростки предоставлены сами себе, их воспитанием не занимается никто из родителей, что также влечет за собой крайне негативные последствия в плане правовой социализации личности молодых людей, воспитанных в подобных семьях. В последние годы российское государство стало обращать внимание на вопросы материального стимулирования российских семей, однако вплоть до настоящего времени многие проблемы в сфере семейной политики не решены. Между тем, от эффективности их решения зависит и возрождение морально-этических ценностей в российских семьях, в том числе и в направлении утверждения патриотических ценностей подрастающим поколениям российских граждан.

Противники популяризации социальных сетей видят в них исключительно негативные факторы — порнографию, профанизацию межличностного общения, вседозволенность и безответственность в конечном итоге. Некоторые люди, с которыми приходилось сталкиваться на различных форумах во все тех же бескрайних просторах Рунета, выступают за запрет использования социальных сетей несовершеннолетними. Не понимая, что в условиях массовой компьютеризации и интернетизации общества такой запрет не только будет элементарно обходиться — он просто лишен всякого смысла. Даже в таких государствах как Китай или Иран социальные сети могут функционировать, хотя и встречают неоднозначную реакцию со стороны консервативно настроенных политиков и общественных деятелей.

Однако, бороться с Интернетом только на том основании, что его ресурсы могут быть использованы преступниками или террористами равнозначно попыткам запрещать или ограничивать использование телефонной проводной или мобильной связи. Патриотически настроенные граждане, если они действительно не хотят «криминализации» виртуального пространства или его использования лишь антироссийски настроенными разноцветными элементами, должны не бороться с Интернетом как с таковым, а стремиться к уплотнению конструктивного контента. Пусть хорошей, действительно полезной и позитивно значимой информации в Интернете становится все больше и все более многочисленные категории людей получают к ней доступ. В конце концов, Интернет — лишь инструмент, коммуникационное средство, и нужно уметь его использовать в собственных интересах.

Специфика социальных сетей заключается в том, что государству крайне сложно контролировать информационные потоки в социальных сетях. Пока администраторы сети закрывают одну группу с запрещенным контентом, успевает появиться вторая, третья, четвертая. Поэтому соответствующим органам необходимо совершенствовать методы работы в социальных сетях, с другой стороны — повышать свое присутствие в сети Интернет должны и патриотически настроенные граждане, политические и общественные организации патриотической направленности. Поскольку отдавать информационное пространство Интернета на откуп антироссийским силам — значит поступать крайне недальновидно, игнорируя один из эффективнейших ресурсов социальной мобилизации.
С помощью социальных сетей оппозиция организует распространение антиправительственных настроений в широких слоях населения. Следует отметить, что основную часть пользователей Интернета составляет молодежь и «молодые взрослые». Именно люди в возрасте 16-30 лет и в арабских странах, и на Украине, и в современной России являются основными пользователями Интернета, в особенности — социальных сетей. Но этот же возраст и самый «боеспособный» в плане уличных выступлений. Таким образом, завоевывая симпатии аудитории социальных сетей, проамериканские оппозиционные движения подготавливают массовую поддержку со стороны молодого и активного населения. Даже случайные люди, прежде никогда не интересовавшиеся политикой и не принимавшие участия в деятельности политических партий и движений, под влиянием пропаганды в социальных сетях вовлекаются в оппозиционную деятельность. Причем, далеко не во всех случаях они осознают степень своей вовлеченности в политическую активность оппозиции, поскольку последняя может контролировать и направлять деятельность самых разных сообществ в социальных сетях.

Креативщики и люмпены — рядовые уличных боев

Массовая поддержка антиправительственных выступлений обеспечивается, прежде всего, за счет нескольких групп населения, наиболее активно участвующих в уличных протестных акциях. Перечислим их.

Во-первых, это — городская «продвинутая» молодежь, или так называемый «креативный класс». Это — основная часть пользователей Интернета, участников сетевых сообществ. Образованные молодые люди — представители городского среднего класса, точнее — его низшей прослойки: студенты, журналисты, дизайнеры, фотографы, менеджеры, владельцы мелкого бизнеса, «белые воротнички». Как правило, именно эта группа населения склонна разделять так называемые «демократические ценности», выражающиеся в преклонении перед западным образом жизни, культе индивидуальной свободы, рассматриваемой в примитивно-обывательском духе (через свободное половое поведение, возможность бесконтрольного употребления наркотиков и так далее). Именно «креативный класс» составляет «интеллектуальный центр» антиправительственного движения — его представители распространяют соответствующую информацию в социальных сетях, участвуют в митингах и пикетированиях, придумывают лозунги. Из некоторых представителей «креативного класса» получаются неплохие «сакральные жертвы» по схеме «двадцатилетний студент — ботаник зверски забит полицией во время разгона демонстрации».

 майдан

Однако «креативный класс» при всей его творческой активности отличается плохой боеспособностью. Студенты и дизайнеры в большинстве своем — плохие вояки и даже участвовать в массовых беспорядках у них получается не очень хорошо. Поэтому во всех странах, где происходили «цветные революции», рано или поздно в уличных столкновениях оказывался задействован более агрессивный и физически приспособленный к массовым беспорядкам элемент — городские и сельские маргинальные и люмпен-пролетарские слои. Последних сложно воодушевить идеологией «демократических ценностей», однако националистические и религиозно-фундаменталистские лозунги — как раз по их душу. В арабских странах маргинальные слои, составившие основную массу уличных бойцов, а затем и боевиков антиправительственных вооруженных отрядов, были мотивированы фундаменталистскими лозунгами, на Украине — радикальным русофобским национализмом.

Маргинальная молодежь — «пушечное мясо» «цветных революций». Распространение среди нее протестных настроений — общее следствие правового нигилизма, характерного для данных слоев населения. Несовершенство российской правовой системы, коррупция и злоупотребления в органах исполнительной, законодательной и судебной власти, социальная поляризация общества и некоторые другие факторы способствуют распространению радикальных настроений в молодежной среде, в особенности — среди обездоленной, безработной, социально неудовлетворенной молодежи. Низкий уровень образования и общего развития также способствует радикализации молодежи, поскольку в данном случае граждане могут и не быть осведомлены о юридических последствиях тех или иных деяний. К тому же уровень образования, как правило, влияет и на социальный статус человека, его положение в обществе, во многом предопределяет социальную среду, в которой человек вращается. Естественно, что малообразованные люди, не имеющие профессиональной квалификации, не работающие и не учащиеся в гораздо большей степени склонны к совершению противоправных деяний, прежде всего в силу своего маргинального положения в обществе. Учитывая общее ухудшение качества образования, снижение его доступности для отдельных категорий населения, правовая безграмотность населения превращается в серьезную проблему, усугубляемую и многочисленными негативными явлениями иного порядка.

Значительная часть «бойцов» вербуется в сельской местности, среди безработного и нищего населения. Не имеющие средств к существованию люди легко усваивают радикальные идеи, особенно если последние подкрепляются дармовым печеньем из американского посольства и, тем паче, бутылкой водки или шприцем с наркотическим веществом. Сами по себе маргиналы не способны генерировать и распространять идеологию, однако они становятся прекрасными инструментами в чужих руках. Тем более, их совершенно не жалко. Если представители «креативного класса» еще могут вызывать какую-то жалость у кукловодов в случае их гибели, то маргиналитет села и города, ринувшийся на баррикады — это просто «мясо». Их бросают на убой, в любые точки противостояния, совершенно не сожалея в случае их гибели. Конечно, формально погибших «героев» могут оплакивать крокодильими слезами, но в действительности судьба безработных ахмедов и мыкол из глухих арабских или галичанских деревень мало кому интереса. Так, анализ списка погибших на Евромайдане — так называемой «Небесной сотни» — выявляет, что большинство из них прибыло в украинскую столицу из маленьких городов и сел Западной Украины. Уроженцы местечек Тернопольской, Львовской, Ивано-Франковской, Волынской областей составляют основную часть в списке погибших на Евромайдане. Однако есть среди них и иностранные граждане, прежде всего — уроженцы Грузии. Судя по всему — это профессиональные и полупрофессиональные «борцы за свободу». Немало таких иностранцев принимало участие и в «цветных революциях» в арабских странах.

Предательство элиты

Наконец, мы подходим к самому важному ресурсу проамериканской подрывной деятельности. Это — «пятая» и «шестая» колонны в правящей элите. Завербованных, купленных или потенциально готовых к этому национал-предателей достаточно много среди чиновничества. И в странах Ближнего Востока и Северной Африки, и на Украине «цветные революции» не стали бы возможны без предательства правящей элиты, в том числе — действующих министров, депутатов, генералитета армии, полиции и спецслужб. Никакие оппозиционные партии, правозащитные группы и сборища студентов и маргиналов не смогли бы обеспечить торжество «цветных революций» без соучастия со стороны завербованных американскими спецслужбами министров, депутатов и генералов. Типичный тому пример — Украина, где свержение Виктора Януковича прошло при фактическом попустительстве большинства служащих силовых структур, прежде всего — командного и руководящего состава.

«Цветные революции» от революций подлинных отличает, в первую очередь, сохранение господствующих позиций части прежней политической элиты. Так, после распада Советского Союза в большинстве постсоветских государств сохранила свои позиции старая партийная и комсомольская номенклатура. Конечно, кто-то из партийных чиновников оказался «за бортом» новой политической жизни, но большинство функционеров различного уровня благополучно устроилось и в изменившихся условиях. В силовых структурах, региональных и местных органах власти кадровое обновление практически не произошло. Точно также развивались события 2014 года и на Украине. Большинство чиновников старой власти осталось на своих местах. Даже такие одиозные фигуры как Геннадий Кернес сохранили свои посты. Политическое руководство Украины возглавила все та же компания, что была у власти при президентстве Виктора Ющенко и даже Виктора Януковича. 

Яценюк

Любопытно, что и лидеры российской оппозиции все больше из «властной колоды». Алексей Кудрин и Михаил Касьянов ныне усердно критикуют существующий политический строй, но ведь относительно недавно они оба находились в высших эшелонах «путинской» политической элиты. Касьянов, который играет роль лидера оппозиции, был целым председателем правительства Российской Федерации — вторым лицом в стране. Недавно убитый в центре Москвы Борис Немцов в ельцинские годы был вице-премьером, возглавлял одну из наиболее значимых в экономическом отношении областей страны. Таким образом, Соединенные Штаты, подрывая политические системы неугодных государств, опираются, прежде всего, на отдельных представителей политической элиты. Стоит отметить, что во многом эта ситуация обусловлена и спецификой политического устройства тех стран, где побеждают «цветные революции». Не секрет, что в той же Украине при президентстве Януковича был очень высок уровень коррупции. А ведь коррумпированный чиновник — это практически предатель, его легко можно купить или, в крайнем случае, шантажировать. Купающаяся в роскоши политическая элита также представляет большой интерес для противника. Особенно если капиталы хранятся в западных банках, там же живут жены, дети и любовницы — это готовые агенты влияния.

Социально-экономический коллапс 1990-х гг. повлек за собой дезориентацию значительной части населения. Ценности обогащения любым путем, утверждения статуса с позиций силы или денег стали превалировать в сознании многих российских граждан, в особенности — представителей бизнеса и государственных служащих, которые наиболее тесно соприкасались с процессом перераспределения собственности. Именно утрата морально-нравственных ориентиров повлекла за собой рост уровня коррупции, утверждение неправовых отношений в качестве наиболее желаемых механизмов принятия решений. Получение денежных средств и иных привилегий за определенные действия коррумпированные чиновники считают подтверждением собственного привилегированного статуса в масштабе государства, региона или муниципального образования. С другой стороны, среди рядовых граждан, благодаря такому поведению государственных и муниципальных служащих, распространяются предубеждения относительно всей системы власти, которая начинает наделяться чертами коррумпированной и преступной структуры.

Ни одно из тех государств мира, где победили «цветные революции», не стало жить лучше, чем прежде. Более того — некогда стабильный Египет, привлекавший туристов со всего мира, превратился практически в «горячую точку». Ливия просто уничтожена как государство. Ирак уничтожен как государство. В Сирии, где попытка «цветной революции» захлебнулась после того, как президент Башар Асад проявил мужество и хорошенько «надавал» оппозиции, несколько лет идет кровопролитная гражданская война. Следствием «Евромайдана» на Украине стало отнюдь не достижение европейского благополучия, а начало масштабной и кровавой войны на Донбассе, в которой погибли и продолжают гибнуть десятки тысяч человек — и ополченцев, и мирных жителей, и украинских военнослужащих, в большинстве своем насильно мобилизованных в действующую армию.

«Цветные революции» становятся возможными при условии фактического отсутствия государственной идеологии, прогрессирующего разложения политической элиты, утверждения вестернизированных ценностей среди той части общества, которая должна быть передовой, авангардной в его развитии — среди интеллигенции, студенчества, творческой молодежи. В условиях ослабления контроля за политической жизнью страны, либерального отношения к антигосударственным оппозиционным силам повышается восприимчивость к всевозможным негативным тенденциям в политике, которыми с удовольствием воспользуются заинтересованные силы за океаном. Государству необходимо действовать более жестко в отношении потенциальных врагов и подрывных элементов, а обществу — быть более бдительным к проявлениям разъедающих его тенденций.

Илья Полонский

Просмотров: 949
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
10 вещей, которых нельзя говорить и делать в России Боги говорят по-русски! Дмитрий Медведев признался о контактах с пришельцами Несколько предсказаний о будущем России Этимология Руси Почему балалайка в США под запретом?