Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«Свидомые» зовут на помощь Фредди Крюгера Порошенко уйдут по схеме Кучмы ЦРУ: врачи на Кубе лучше, чем в США Америка откладывает дубинку жандарма
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Как Польша будет дружить с Украиной против России

Украина вместе с Польшей могут создать некий силовой противовес России в Восточной Европе. В этом уверен польский политолог Славомир Сираковский, обосновавший подобный сценарий на страницах The New York Times.

Автора удручает тот факт, что «украинцы были готовы умереть за то, чтобы открыть двери для ЕС» (перевод сайта Inopressa.ru), но Европейский союз «не готов идти на экономические потери из-за конфронтации с Россией, чтобы защитить Украину».

У самой же Польши, объясняет политолог, мало друзей даже в Восточной Европе. Общие интересы у нее только со странами Балтии, которые «тоже помнят тяжелые дни в СССР». Но из-за слабости, а также исторического недоверия Литвы к Польше, такой союз «никого никуда не приведет».

Поэтому перспективным другом Варшавы в Восточной Европе, по мнению Сираковского, остается достаточно большая даже без Крыма Украина.

«Если Украина продолжит существовать в своих нынешних границах и станет на путь, близкий к тому, по которому прошла Польша, человеческий и экономический потенциал обеих стран, подкрепленный союзом внутри ЕС, позволит реализовать историческую мечту Польши о том, чтобы сбалансировать значение России в регионе и гарантировать серьезную позицию Восточной Европы на Западе», - считает политолог.

Насколько вероятен такой сценарий? И так ли уж выгодно Польше и Украине дружить против России?

- На самом деле ничего нового в этих идеях нет, - пояснил заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ Богдан Безпалько. – Мы видим в несколько модернизированном виде старую мечту поляков о воссоздании Речи Посполитой. О возвращении всех тех территорий, которые когда-то входили туда еще по границам XVI – XVII веков. По большому счету, это просто модель нового создания Речи Посполитой, которая должна состоять из Польши, из Украины, по умолчанию предполагается, что прибалтийские страны тоже туда входят, но в качестве союзников. Белоруссия остается под некоторым вопросом, потому что Белоруссия сейчас никак не поддается влиянию Польши, соответственно в ближайших перспективах тоже польскому влиянию поддаваться не будет. Эта идея в Польше всегда жила. Другое дело, что ее вдохновители могли варьироваться от людей, который представляют какой-то интеллигентный слой, до людей, которые представляют какие-то маргинальные общественные группы.

«СП»: - А такой альянс вообще возможен?

- Что касается реальных экономических или политических интересов, то, мне кажется, что это маловероятно по той простой причине, что Польша сама по себе не может проводить политику, очень сильно отличающуюся от политики Евросоюза в целом. Польша – это новая Европа, которая ориентируется больше на Соединенные Штаты, и Соединенные Штаты ориентируются на новую Европу, как на рычаг давления на Европу старую. Но Польша является членом ЕС и обязана учитывать мнение других сильных игроков этого сообщества. В частности, Германии и Франции, которые, в общем, не горят желанием сражаться за Украину с Россией, и не горят желанием включать ее в свой состав - я имею в виду в состав Европейского союза. Украина не входит в Евросоюз. И пока что даже те соглашения, которые подписаны, являются лишь декларативными – скажем так, это декларация о намерении двигаться в западном направлении. Но и там свои риски.

«СП»: - Поясните…

- Сейчас в Европейском союзе очень много экономических и политических проблем. В Испании безработица среди молодежи находится на уровне почти 50%. Италия, Греция, Ирландия, Португалия испытывают большие экономические трудности. Долги Ирландии достигают тысячи процентов ВВП. Поэтому инкорпорировать в свой состав Украину и вкладывать деньги в восстановление ее экономики, покупать для нее топливо у России по новым высоким ценам, вкладываться в обеспечение занятости 40-миллионного населения - Европа сейчас это не приемлет. Поэтому и санкции носят такой имитационный характер. Европа не будет вступать в конфронтацию с Россией, потому что это ударит, прежде всего, по самой Европе. Половину своих автомобилей, например, европейцы продают именно в Россию. Явно Украина не справится с тем, чтобы занять место России на этом рынке.

«СП»: - Но у Варшавы и Киева может быть общий интерес хотя бы в том, чтобы просто «насолить» России…

- Разве что «насолить». В этом случае такой альянс, конечно, выгоден. Но дело в том, что для этого не нужно объединяться в какие-то новые структуры. Для этого достаточно просто совместных усилий политиков Польши и Украины в антироссийском направлении. Это и раньше имело место. И сейчас. Одними из самых активных политиков, которые поддерживали Майдан, напомню, были Качиньский, Радослав Сикорский, Дональд Туск.

Польша, конечно, стремится видеть Украину в зоне своего влияния. Другое дело, что это никак не согласуется с националистической моделью украинского государства, потому что националисты видят Украину единой, унитарной, соборной и, главное, именно украинской.

Поляки жертвовали частью своего национального прошлого. Они старательно не вспоминали о Волынской резне. О том, что Степан Бандера, например, был одним из организаторов убийства Бронислава Перацкого (министр внутренних дел Польши, убитый украинскими националистами 5 июня 1934 г. – ред.). Все это в современной Польше старательно умалчивалось и не подвергалось, скажем так, публичному обсуждению именно в целях завоевать симпатии украинских националистических политиков и направить их неприязнь на Восток, против России.

Поэтому сейчас, когда праворадикалы и ультранационалисты пришли к власти, этот вопрос - я имею в виду вопрос о польско-украинских взаимоотношениях - неизбежно должен опять встать на повестке дня. Но если польская политическая элита примет точку зрения вот этого политолога, тогда ей придется и дальше пытаться каким-то образом форматировать польское общественное сознание и историческое пространство. И в дальнейшем строить все отношения с Украиной именно на антироссийском фронте, на антироссийской составляющей, на русофобии. Это позиция, на мой взгляд, неконструктивная. Потому что рано или поздно она приведет к тому, что российские элиты будут вынуждены столкнуться с элитами польскими уже в экономическом, политическом или каком-то другом ключе.

Но есть еще один очень важный факт, о котором я хотел бы упомянуть.

«СП»: - Что за факт?

- Исторический. Когда Германия начала военные действия против Польши в 39-м году, вместе с немецкими войсками в Польшу вступил Украинский легион под командованием Романа Сушко. То есть украинские националисты участвовали в ликвидации польского государства. И напомню, что советские войска вошли на территорию Западной Украины через две недели после того, как стало очевидным, что польское государство проиграло. После того, как польские правители покинули страну.

Я думаю, что сейчас российским элитам следовало бы наладить контакты с той частью польской элиты, которую не устраивают исторические трансформации, и которая не согласна ради какой-то геополитической антироссийской выгоды забывать о том, что украинские националисты подвергли геноциду их население «Кресы Всходни», на восточных окраинах. По разным оценкам, там было вырезано до 200 тысяч поляков. Вот с теми представителями польской интеллигенции, польской исторической мысли, которые об этом не хотят забывать, стоит наладить контакт. Они, я думаю, представляли бы иную точку зрения. Они видели бы другую Польшу и другую модель взаимоотношений на восточно-европейском пространстве. С ними можно было бы как раз обсуждать подобные вещи в более спокойном ключе. Потому что сейчас и у российской элиты, и у представителей этого направления польской общественной исторической мысли один и тот же враг – это радикальный национализм, который сейчас пришел к власти на Украине.

Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, политолог Николай Работяжев считает, что у Украины и без того масса проблем, поэтому на пути реализации подобного сценария много препятствий:

- Во-первых, совершенно непонятно, сохранится ли Украина в нынешних границах, и в каких границах она будет существовать. Потому что не вполне понятно, к чему приведут процессы, которые активно развиваются на Востоке и Юго-Востоке Украины. Во-вторых, вряд ли Евросоюз захочет принимать в свой состав страну, которая находится в состоянии хаоса, полураспада, которая переживает такие тяжелые экономические трудности. Тем более, что сама Еврозона сейчас пребывает в состоянии экономического кризиса.

Кроме того, ведь даже во времена Ющенко Украина не была принята в Евросоюз и не была принята в НАТО. А уж тогда условия были более благоприятные со всех точек зрения. Но даже в 2013 году, когда шли переговоры о подписании соглашения об ассоциации с ЕС и о создании зоны свободной торговли, собственно говоря, и тогда Евросоюз не предлагал Украине полноправного членства. Речь шла только о предоставлении ей ассоциированного членства. А таких ассоциированных членов ЕС во всем мире очень много, и они десятилетиями не становятся полноправными членами Европейского союза.

Что касается антироссийского альянса с Польшей, то он маловероятен. Тем более, что сама Украина сегодня находится в таком состоянии, что, я даже не представляю, кому дружба с ней вообще может быть выгодна.

Просмотров: 2328
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Тихое оружие для спокойных войн или Как человек попадает в духовное рабство Почему на Новый год к нам приходит именно Дед Мороз, да еще и со Снегурочкой? Домовой - это добрый Дух, хранитель домашнего очага Великая Тартария и прозападная Московия Мавро Орбини - Историография народа славянского Что великие люди говорили о России